Здравствуйте Гость ( Вход | Регистрация )

 
Тема закрыта Новая тема | Создать опрос

> Сказки у костра, рассказы и пр.глюки

Бродяга >>>
post #1, отправлено 23-09-2010, 23:31


мелкая пакостница
****

Сообщений: 454
Откуда: где-то когда-то
Пол:женский

подстроено пакостей: 1095

Зачем люди собираются у костра в лесу? Кто-то боится темноты, кто-то озяб и, увидев среди деревьев свет свернул с дороги, кто-то смотрит на пламя и мечтает, а кому-то всё равно, где быть, лишь бы не в одиночестве.
В котелке над огнём весело булькает вода, скоро можно будет заваривать чай. Над головой шумят вековые сосны и сверкают крупные звёзды, таких не бывает в городе.
У костра можно молчать, можно петь, а можно рассказывать сказки, весёлые и грустные, поучительные и дурацкие, они все разные... Как и люди, сидящие у ночного огня, двух похожих не сыскать.
Кто ты, путник? Мне неважно, в самом деле, неважно, присаживайся отдохни...
Кто я? Бродяга, просто бродяга, которая каждую ночь зажигает огонь и ждёт таких как ты. Иногда, я рассказываю сказки, какие они? Разные... Понравятся ли они тебе, откуда я знаю? Мне они самой не всегда нравятся... ну, да неважно, послушай потом поймёшь и если захочешь, скажешь мне, что не так. И я постараюсь исправить это.


--------------------
- Ты само очарование!
- Вот и психиатр мне так говорит

- А вы из минздрава, да?
- Ага, и из цветочной лавки, и из ФБР, а по четвергам мы лечим плюшевых мишек

- Могу предложить тебе 3 штуки
- За три штуки я даже с постели не встаю. (с) SPN
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Бродяга >>>
post #2, отправлено 24-09-2010, 0:07


мелкая пакостница
****

Сообщений: 454
Откуда: где-то когда-то
Пол:женский

подстроено пакостей: 1095

Басенка про чёрного мага

Описание: однажды мне, не хотелось спать, делать ничего тоже не хотелось. Вот так совершенно случайно появилась эта басенка из разряда "Как всё было на самом деле"
Предостережения: В одной строчке указание на слэш! Басенка не добрая, но и не слишком злая. Заранее прошу прощения у всех фанатов Рейстлина, Даламара и (чем чёрт не шутит) Крисании. Я не хотела обидеть ни героев, ни, тем более, вас.

Благодарности 1. (самое главное!) Всем форумчанам за завихрения сюжета, почёрпнутые на Утехе; 2. Рейстлину за кашель в нужных местах (когда автор чересчур увлекался); 3. Всем кто прочитал этот бред, независимо от того оставили или нет вы комментарии (а если оставили, то независимо от их содержания).

Место действия Где-то на перекрёстке миров у ночного костра.

Время действия ночь, естественно.

Действующие лица а вот, их как раз почти не видно, поскольку все прячутся в тени. Человек двадцать, может больше, кто знает откуда они пришли. Рейстлин, Крисания, а также предположительно, Даламар. Ну и автор (куда уж без него) бродячий сказочник, пришедший как и все прочие на свет костра\запах еды\спирта (нужное подчеркнуть) и решивший заработать немножко денег...

Басенка-побасенка

У каждого в голове свои тараканы…
Неизвестный гений.


В высокой страшной башне,
В лесу, где тьма и мрак,
Жил-был, не зная горя,
Великий чёрный маг.

Творил он заклинанья
И пил горячий чай,
Да на досуге богом
Мечтал стать, вот печаль!

Ну, властвовать над миром,
Суровый суд вершить
И стильное созвездье
На небеса пришить.

Врата имелись в башне,
Путь в Бездну недалёк.
Но, вот беда, к тому же
Магический замОк

Висел в воротах фигой!
Мол, шиш тебе, злодей!
Давай отсюда двигай,
Коварный чародей!

Но маг не унимался.
Постигнув мира суть,
Он отыскать пытался
К богине тёмной путь.

А там её повергнуть,
А, может, соблазнить…

Рейстлин:
Вы что несёте, автор!
Вы потеряли нить!

Ах, да, так что же дальше?
Давно читала я
Про вас, Маджере, книгу,
Не помню ни …(кхм-кхм-кхм) ничего!

Ну что уж тут поделать,
Придётся сочинять,
Короче, ключик магу
Удастся отыскать.

Безмозглая девица
Не против стать ключом,
Порядка бога жрица…

Крисания:
Мозги-то здесь при чём?

Прости, не удержалась…
А мы сейчас о чём?

Крисания:
Прекрасная девица
Желает стать ключом!

Она? Ну да, желает,
Беднягу соблазнить.

Рейстлин и Крисания (хором):
Вы, автор, задолбали
Терять рассказа нить!

Ну, я же не со злости,
Напротив - от души!
Наш чародей развесил
По полкило лапши

На ушки светлой жрицы,
Тумана напустил,
Назначил ей свиданье
И быстренько свинтил…

В угрюмой чёрной башне
Маг ухом не ведёт,
А в храме леди жрица
Томится – ночи ждёт.

И вот взошла над Кринном
Солинари – луна!
А жрица не из робких –
Шасть сразу из окна.

Этаж, пожалуй, третий!
Мне что-то говорит –
Любовь из нашей леди
Гимнастку сотворит.

Идёт она сквозь рощу,
Шугая мертвецов
Тяжёлым медальоном,
Наследием отцов.

А мертвецы пытались
Её домой вернуть.
Видать, уж догадались,
Чем завершится путь.

Дверь башни приоткрыта,
Горит в окошках свет,
А на крыльце фигура.
«Кто знает, он иль нет?»

«Ну, здравствуй!»
Жрица сжала покрепче медальон
«Проваливай отсюда!!!»
«Пожалуй, всё ж не он», -

Решила наша жрица
И ну давай орать.
Мол, Рейстлин, милый, где ты?
Твою ж Такхизис мать!

Маг выглянул в окошко,
Подумал, вдруг пожар.
«Ну, здравствуй, здравствуй, гостья,
В чём дело, Даламар?»

Увлечена рассказом,
Не помнила пока,
Наш маг имел несчастье,
Иметь ученика…

Смазливый тёмный эльфик
По кличке Даламар,
Шпион, алкаш и олух,
Такой-то вот кошмар

Достался чародею.
И мало ль и того?
Так Стражи доложили,
Что эльф влюблён в него.

А может лишь в науку?
Подумал чёрный маг.
Ну да, шпион и алик
И редкостный м… (кхе-кхе-кхе) чудак

Но на безрыбье рыбы
Сачком не наловить.
А этот сам припёрся,
Чего ж не приютить?

К тому же был в хозяйстве
Полезен тёмный эльф –
Сдувал пылинки с книжек.
Разыскивая сейф,

Он так отдраил башню,
Что слёзы маг ронял,
А как он виртуозно пробирки подавал!

(Рейстлин (ворчливо): Когда их не ронял)

Крисания:
По-вашему выходит –
Всем Даламар хорош,
Но мне он лишь мешает!
Поймите, невтерпёж
Мне перед дверью мяться,
Я к Рейстлину хочу!
Давай-ка, закругляться

Ну, всё, молчу, молчу…
Но всех достоинств эльфа
И впрямь не перечесть

Крисания:
Прошу, не издевайся!
У тебя совесть есть?

А что это такое?

Рейстлин (злобно):
Проклятый атавизм,
Что мучает ночами
Мой хилый организм!

Крисания (истерично всхлипывает):
Не про меня во мраке
Ты думаешь, подлец!

Я попрошу без драки!
Уж близится конец!

«Помилуйте, шалафи!», -
Взмолился Даламар, -
Я думал, то из рощи
Мертвяк, дрянной комар!

Ваш сон дерзнул нарушить,
Теперь я разглядел,
Вот только жаль, что «шаром»
Шарахнуть не успел»,

Задравши носик жрица
Проследовала в башню,
О том, что было дальше,
Мне и подумать страшно

На люстре бедный Рейстлин
Закончил эту ночь,
И Даламар со шваброй
Не смог ему помочь.

А жрица та маньячка
Под утро всё ж ушла
Но магу отвертеться
Ни шанса не дала!

Нашла его в Истаре,
Там короля-жреца
Прибила медальоном
Такого подлеца

Устроить вишь собрался,
Мерзавец, катаклизм!
Да за такое мало
Дести сифонных клизм!

А дальше, только хуже
Сто лет прошло и вот,
Уж армия к Заману
Огромная идёт.

Но как оно бывает, когда всё хорошо
На мягких лапках кризис
К героям подошёл,
Подкрался незаметно ужасный зверь писец…

Кто-то из слушателей:
Так что там было дальше?
Достала уж вконец!

Да всё она – Такхизис!
Зараза ещё та,
Намазала смолою
Из вредности врата.

Ну-у-у, жрицу протащили,
А маг прилип там, вот!

Рейстлин:
Спасибо Карамону,
Толкнул меня, урод!
Лет двадцать я с Такхизис
Там в «дурака» играл.
А после мы соврали,
Что я как суслик спал.

Крисания (ревниво-подозрительно):
На что играли в карты?

Не в том мораль, значение…

Всё тот же голос:
А что же дальше будет?!

Крисания, Рейстлин и автор (кисло):
Второе поколение…

Про тот дурдом спою я,
Быть может в другой раз,
Порадуйте монеткой,
Коль нравиться рассказ…

Эпилог:
Вы скажете, всё это бред,
В мозгах моих помехи?
Ан, нет! То факты, мною
В архивах на «Утехе»
Нарытые прилежно…
Вы скажете, ну да,
Богатая фантазия –
Великая беда.




--------------------
- Ты само очарование!
- Вот и психиатр мне так говорит

- А вы из минздрава, да?
- Ага, и из цветочной лавки, и из ФБР, а по четвергам мы лечим плюшевых мишек

- Могу предложить тебе 3 штуки
- За три штуки я даже с постели не встаю. (с) SPN
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Совести_нет >>>
post #3, отправлено 24-09-2010, 0:49


мракобесие и джаз...
***

Сообщений: 169
Откуда: Украина. Симферополь
Пол:женский

Количество моей совести: 735

Начну с того, что я пока не фанат саги, на данный момент прочитала всего несколько книг, и со многими персонажами мне еще предстоит познакомиться...Так же я крайне редко читаю чье либо творчество, за исключением разве что пары человек, а тем более что-то настолько длинное...
Но вот начала читать и как то настолько позитивно, что не заметила и добралась до конца....и плевать на всякие не гладкости и на литературную ценность, мне ваша басенка принесла хорошее настроение и за это большой плюс....и большое спасибо smile.gif....


--------------------
Начиная в неудачах
Виноватого искать
Опасайся слишком близко
Приближаться к зеркалам.
Г. Остер
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Storm >>>
post #4, отправлено 25-09-2010, 13:42


Среднее Божество
******

Сообщений: 1488
Пол:нас много!

Кавайность: 555

посмеялась, спасибо вам))))
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Лин Тень >>>
post #5, отправлено 25-09-2010, 16:18


Товарищ генерал
*******

Сообщений: 3127
Откуда: Башня Теней
Пол:женский

Взмахов катаной: 1573

Мвахаха! Класс. Что-то мне это всё, правда, напомнило... швабра и зомбяки, распугиваемые медальоном. Похоже, мы на одной волне smile.gif Очень здорово!


--------------------
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Newcast >>>
post #6, отправлено 26-09-2010, 12:21


Приключенец
*

Сообщений: 5
Пол:мужской

Рун на мантии: 3

Было очень приятно забрести к вашему костру...)


--------------------
So give me Novocaine...
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Tinka >>>
post #7, отправлено 29-09-2010, 13:10


Приключенец
*

Сообщений: 3
Откуда: прекрасное далеко
Пол:женский

Харизма: 5

Спасибо, очень понравилась эта ваша побасенка)))


--------------------
Ветер в голове, к сожалению редко бывает попутным... (с)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Бродяга >>>
post #8, отправлено 25-12-2010, 21:30


мелкая пакостница
****

Сообщений: 454
Откуда: где-то когда-то
Пол:женский

подстроено пакостей: 1095

Предисловие (нудное и скучное, при желании пропустить): забросила я эту темку, но вовсе не от лени или потому что вдохновение приказало долго жить... Просто, честно признаюсь, не люблю выкладывать прозу в интернет, да и пишу чаще для друзей, мои знакомые, которым я посылаю рассказки часто находят в них себя. Но вот сегодня перебирала файлы и нашла маленький, ну ладно, относительно маленький, кусочек который когда-то задумывался, как книга, а потом потерялся (пояснение: в файловом архиве у меня редкий бардак, даже в папке с рукописными черновиками не такой), в общем, перечитала его сегодня и решила-таки выложить на суд общественности.
К теме сказок у костра решила отнести его ещё и потому, что по словам моей хорошей подруги, я им когда-то рассказывала его в походе с ночёвкой, как раз у костра. Не дословно, разумеется...

Собственно рассказка.

За окном моросил противный и холодный осенний дождь. Горожанин выйдет на улицу в такую погоду и плащ не накинет, а вот опытный путник знает, какой бы безобидной не казалась серая мзга, она куда хуже проливного дождя. Тот долго не идёт, ну день, ну два, ну, может быть четыре, больше редко. А морось может висеть в воздухе неделями, исподтишка просачиваясь сквозь непромокаемый плащ да в кожаные дорожные сумки. Два дня пути в морось и всё – трут можно выбрасывать, хлеб становится влажным и расползается под пальцами, а на дне даже самой плотно закрытой сумы хлюпает вода. И откуда только берётся! Холодный ветер, верный спутник осенней непогоды, тоже проникает повсюду, заставляя клацать зубами даже самых крепких путешественников. Мерзость, а не погода, одним словом. Менестрель, сидящий у камина с кружкой пряного вина в сотый раз кинул взгляд за окно и зябко передёрнул плечами. Хорошо, когда тебе всюду рады. Везде, на любом постоялом дворе, в любой корчме, в любом доме для бродячего певца найдётся место, причём, совершенно бесплатно. Да ещё и хозяева могут деньжат отсыпать, если споёшь хорошо, так, чтобы до слёз проняло. Сейчас в корчме, несмотря на позднее время, все столы были заняты, а всё благодаря ему, менестрелю. Раздобрившийся в предвкушении ещё большей прибыли хозяин поднёс усталому певцу уже третью за сегодняшний вечер кружку и сообщил, что комната готова. Менестрель принял вино, благодушно улыбнулся и снова взялся за лютню. Все благоговейно смотрели на певца, шум, наполнявший до этого мига корчму разом стих. А менестрель украдкой подмигнул симпатичной подавальщице, откинул за спину светлые кудри и запел. Он пел о дальних краях, о благородных рыцарях и прекрасных дамах, о драконах, о любви и дружбе. Голос его звенел в переполненном зале, наполняя души людей ожиданием чуда. Он заставил их позабыть все печали, ненадолго, пока звучит музыка, пока поёт менестрель. Льётся нежный голос, мурлычут под умелой рукой послушные струны, и на усталых лицах людей рождаются улыбки. Менестрель закончил очередную балладу о любви и завёл новую, сочинённую им от начала и до конца. О далёком сражении, о безымянных героях. Струны зазвенели грозно и печально. Защитники крепости готовились принять последний бой, над обреченной твердыней вставало солнце. Чистый голос менестреля прочувствованно дрожал, сердца слушателей трепетали, у многих в глазах стояли слёзы. Только один молодой мужчина с уродливым шрамом на правой щеке чему-то горько усмехнулся и отвернулся от менестреля. Враги пошли на штурм, крепость пылала, ворота едва держались, напряжение в зале достигло предела, и никто не обратил внимания на хлопнувшую дверь. Кроме корчмаря, скучающего мужчины да самого менестреля. Последний на мгновение изменился в лице при виде припозднившегося путника, но песни не прервал. Заслушавшийся корчмарь, досадливо поморщившись, поспешил навстречу новому гостю. Приветливо улыбаясь, он с показушно виноватым видом развёл руками. Мол, извиняйте, но мест нету, да вы и сами всё видите. Лицо позднего гостя скрывал капюшон, в неверном свете лучин едва-едва можно было разглядеть изящную линию подбородка. Тонкие губы искривила презрительная усмешка и менестрель, словно услышал ответ путника.
- Больно нужно мне ночевать в твоём клоповнике, поем да пойду дальше.
Судя по наливающемуся багровой краской лицу хозяина корчмы, так оно и было. В тонких пальцах, обтянутых черной кожей перчатки сверкнула монетка. Корчмарь замялся, в его душе жажда наживы постепенно душила желание выставить прочь нахала или, точнее, нахалку. Менестрель прищурился и толком разобрать ничего не смог, просторный плащ скрывал фигуру ночного гостя. Но певцу, почему-то казалось, что это девушка. Он спохватился, что уже не поёт, а машинально перебирает струны, наблюдая за сценой у дверей. Корчмарь обречённо махнул рукой, сама ищи, куда садится, и ловко поймал монетку. Жажда наживы в очередной раз одержала верх.
Менестрель до последнего надеялся, что обознался, но, увы, глаза его не подвели. За спиной странницы висела бережно завернутая от дождя гитара, а под плащом топорщились ножны с мечом. Музыка и насилие не могут идти бок о бок, это даже дети знают. Никто из братства менестрелей не носил оружия, никто кроме чёрных менестрелей. На мгновение певца пронзило холодом, он столкнулся взглядом со страшной странницей. Это было жутко – не видеть лица человека, но знать, что он смотрит прямо тебе в глаза. Менестрель передёрнул плечами и продолжил балладу, а что ему ещё оставалось. Женщина, между тем, устало опустилась на единственный свободный стул в корчме, пустующий по причине неприятного соседства с тем мужчиной, который не слушал менестреля. Она положила на колени гитару и откинулась на спинку стула. Недовольный корчмарь бухнул перед странницей заказанный ужин и поскорее смылся обратно к своей стойке. Менестрель заставил себя отвести взгляд от занявшейся едой женщины и начал новую балладу. Но что-то неуловимо изменилось с появлением тёмной, петь менестрелю расхотелось. Он отложил лютню в сторону, хватит, свой хлеб и ночлег он уже с лихвой отработал. Хозяин принёс ещё вина, потом налил кто-то из благодарных слушателей, потом ещё и ещё, лица собутыльников проплывали перед захмелевшим певцом размытыми пятнами, совершенно не запечатляясь в памяти. Народ не торопился расходиться, менестреля жадно расспрашивали о дальних странах, где ему пришлось побывать, военных походах и разных чудесах. Он охотно отвечал, хотя язык у него заплетался всё сильнее. Разинувшим рты людям было невдомёк, что певец им бессовестно врал, ну какие далёкие страны, когда он дальше Ираски и не ездил. Ну, какие там к Аштеру военные походы, с купеческими обозами путешествовать куда спокойнее, теплее и сытнее. А единственным чудом, которое видел в своей жизни менестрель, было выступление мага-иллюзиониста в замке барона, имя которого уже стёрлось из памяти певца. Враль заливался соловьем, изредка поглядывая на приглянувшуюся ему подавальщицу. Сметливая девка крутилась поблизости и самозабвенно строила глазки красивому менестрелю, о своих прямых обязанностях она, похоже, позабыла. За что пришлось расплачиваться гостям, которых споткнувшаяся девка окатила пивом. Про странницу с гитарой и мечом менестрель успел позабыть, но ему напомнили. Этот вопрос задавали ему всегда, когда раньше, когда позже, но всегда. Его задавали опасливым шепотом, боязливо оглядываясь по сторонам, да сотворяя левой рукой знак-оберег, чтобы Аштер, беды не привёл.
- А расскажи о чёрных менестрелях, - попросил какой-то заросший мужик. Отгоняющий беду знак в его исполнении больше походил на всем известный и крайне неприличный жест, сказывалось выпитое. О чёрных менестрелях в народе ходили легенды одна другой страшнее. Если верить проповедям служителей Светлой Богини Дайне, становились ими талантливые сказители, вверившие свою душу Темным богам. Если верить рассказам самих менестрелей, это были люди, коварные и жестокие, с мертвым сердцем. Песней черный менестрель мог погубить насолившего ему человека, наслать мор на людей и животных, голод и войну привести в города. Чёрные менестрели больше походили на демонов нижнего мира, чем на людей и поэтому не открывали своих лиц.
- К чему перебирать старые бабские предания, - ответил менестрель, вставая, - если вы хотите узнать о чёрных менестрелях, стоит спросить у них самих. – Он, пошатываясь, подошёл к столу, за которым тихо беседовали мужчина со шрамом и давешняя странница в капюшоне. – Эй, красавица, покажи личико, развлеки гостей.
Народ, подтянувшийся следом за менестрелем, уставился на фигуру в плаще с суеверным ужасом.
- Иди проспись, щенок, - отмахнулся от него мужчина, - не обращайте внимания, - добавил он, обращаясь уже к своей собеседнице.
- Ты кого щенком назвал, - с пьяной обидой вопросил менестрель.
- А здесь только один в корчме тявкает, - насмешливо отозвался мужчина.
- Думаешь, если я менестрель, я не смогу тебе врезать?
- Тебе же твой дурацкий кодекс запрещает, - откровенно издевался мужчина, - так что, вся надежда на восторженных слушателей. Он насмешливо оглядел сгрудившуюся вокруг стола толпу. Но у собравшегося в этот вечер в корчме народа, хватило ума не лезть на рожон. Кто-то просто боялся, кто-то правильно оценил выправку странного мужика, а кого-то пугала безмолвная фигура его соседки.
- Ну что? Желающих нет? – шрам делал ухмылку откровенно кошмарной и зловещей, в холодных глазах плясали насмешливые искорки, - видать, хреново ты поёшь менестрель, гляди, за тебя даже вступиться никто не хочет.
- Ах, ты…
- Отчего же никто, - раздался из-под капюшона глухой хрипловатый голос, - я могу.
- Мне от тебя одолжений не нужно, - окрысился менестрель.
- А ты ещё больший придурок, чем я думал, - вновь усмехнулся мужчина.
- Чего ты к нему привязался, - устало спросила странница, - слышь, зайчик, ты выпить ещё хочешь?
- Это почему я зайчик? – слегка обалдел менестрель.
- Такая же белая пушистая и большеглазая дрянь, - нарывался мужчина. Из-под капюшона раздалось сдавленное фырканье, но возражений не последовало. Народ загудел, ожидая, что же ответит менестрель.
- Ты себя-то, когда последний раз в зеркале видел, эталон красоты? – Ядовито спросил певец. Мужчина задумчиво поскрёб заросшую щетиной щеку.
- Хм, пожалуй ты прав, мне и впрямь пора побриться. А у тебя, кстати, тушь под левым глазам размазалась.
- Я не пользуюсь косметикой, идиот! Я же мужчина, - огрызнулся менестрель, не под глазом всё-таки потёр.
- Да что говоришь! - восхитился сероглазый, - никогда бы не подумал!
- Перестаньте оба! Вы ведёте себя как два петуха в тесном курятнике, - подала голос странница.
- Да ладно тебе, он больше на вздорную цыпочку похож, - примирительно ответил мужчина.
- А сам-то… - менестрель замолчал, выбирая слово пообидней.
- Что, зайчик, нечего сказать?
Мужчины с нехорошим прищуром уставились друг на друга, в воздухе явственно запахло дракой. Кодекс кодексом, а махать кулаками менестрелям никто не запрещал. В толпе начали принимать ставки, и, судя по ведущимся шепотом переговорам, большинство ставило отнюдь не на певца.
- Не смей, - тихо сказала странница, откидывая капюшон и глядя мужчине прямо в глаза. Он вздрогнул от неожиданности, впервые за вечер, увидев лицо своей собеседницы. Менестрель разочарованно вздохнул, Слухи о тёмных оказались сильно преувеличены. Не было у странницы ни клыков, ни рогов, ни, увы, вертикальных зрачков, и языка раздвоенного змеиным жалом тоже, наверное, не было. На вид ей было лет двадцать – двадцать пять, сразу и не поймешь. Лицо как лицо, даже приятное, только какое-то бледное, усталое, под глазами пролегли темные тени. Да и сами глаза были блёкло-голубые, будто выцветшие. Волосы острижены непривычно коротко и какие-то серые, но не седые, а словно пеплом присыпанные.
- Не смей его трогать, - повторила девушка.
- Почему ты его защищаешь? – изумился мужчина.
- Не его, - возразила странница, - тебя.
- Думаешь, этот зайчик может что-то мне сделать?
- Нет, но подумай сам, нужна ли тебе такая слава?
- Какая?
- Знаешь, кто обычно с дураками связывается, - вкрадчиво осведомилась девушка.
- Да ты что себе позволяешь?! – возопил менестрель.
- Нет, я всё-таки ему врежу, - как дело решённое сказал сероглазый.
- Давай не сегодня, ладно, - устало попросила странница, - вечер так хорошо начинался.
- Если очаровательную мордашку этого зайчика украсит хороший синяк, он продолжится ещё лучше, - упорствовал мужчина.
- Завидуешь, - прошипел менестрель, сгребая своего противника за ворот.
- Сочувствую, - спокойно ответил тот, вставая и легко стряхивая руки певца. Народ притих, ожидая продолжения. Местный кузнец, не глядя, сгрёб за шиворот вертлявого мужичонку, принимавшего ставки, который навострился, было смыться. В корчме сгустилась нехорошая тишина, предвкушающие драку мужики старались даже не сопеть. Страх перед сероглазым незнакомцем был позабыт, кучно наброситься оно всяко проще, чем по одному. На робкий писк корчмаря: «Драться - на улицу», никто не обратил особого внимания.
- Ой, Тинка, ты опять меня обманула, ну где ты тут черного менестреля увидела, - тишина разбилась звонким как серебряный колокольчик голосочком. Корчмарь, без труда определивший, что он принадлежит его младшей дочке, которой, вообще-то уже полагалось видеть третий сон, побледнел и с мученическим стоном осел на вовремя подвернувшийся стул. В народе у чёрных менестрелей была дурная слава, говорили, что все они колдуны и могут наслать на не глянувшегося им человека болезни и смерть, голод и неурожай на сёла, а то и вовсе чуму. Но дуры-девки верили, что если для какой-нибудь из них споёт такой менестрель, то она удачно выйдет замуж не позднее чем через год. А старшая корчмарёва Тинка давно в девках засиделась, ей бы уже не то, что удачно, лишь бы поскорее, и то хлеб. По всему видать, прослышала от матери, поганка, кого Аштер на ночь глядя принёс, подхватила любимую младшенькую сестрёнку, чтоб не так страшно было, и в зал. Девки притаились в углу и ждали, вдруг страшная гостья запоёт. Странница поняла всё правильно и улыбнулась краешком губ, улыбка вышла безумно усталой, тени избороздили лицо сетью морщин, на мгновение менестрелю показалось, что за столом сидит древняя старуха, но стоило ему сморгнуть и наваждение исчезло.
- Твои, - спросила странница, кивнув в угол, куда забились девки.
- Д-да, - проблеял корчмарь, - госпожа, скажите, а это правда, что вы можете, ну, того…жениха моей Тинке песнями приманить.
- Можно попробовать, - кивнула странница, только придётся заплатить.
Корчмарь засопел, подозревая, что заплатить придётся немало.
- Тятя, не жадничай, ты ж сам вчера говорил, что любому приплатишь, лишь бы Тинку со двора спровадить.
От дружного гогота в корчме подпрыгнула крыша.
- Какой милый ребёнок, - простонал, утирая выступившие слёзы, мужчина со шрамом. В ответ ему по лестнице застучали босые пятки, девочка спешила укрыться наверху от пылающей праведным гневом сестрицы.
- Какой сообразительный ребёнок, - покачала головой странница, - верните мне монету, которой я заплатила за ужин, этого будет достаточно.
- А точно сработает, - подозрительно осведомился корчмарь. Расставаться даже с одной монеткой ему было чудовищно жаль, но, честно признаться, сидящая на шее взрослая девица ему порядком поднадоела.
- Сработает, сработает, не бойся, - заверила его девушка, распутывая гитару.
Помявшись ещё немного для вида, корчмарь выложил на стол монетку. Народ волной отхлынул от стола и расселся на места, менестрель, не долго думая, сел между тёмной и мужчиной со шрамом. На девушку певец смотрел с лёгкой насмешкой и вызовом, мол, посмотрим, что ты умеешь. Она ответила ему спокойным взглядом и легко тронула струны. Музыка была непривычной. Шепот ветра, шум прибоя, крики чаек и далёкая гроза слышались в переборе струн. Голос у чёрного менестреля был тихим, словно она охрипла от холодного ветра. Пела девушка на неизвестном менестрелю языке, но он слов6но наяву увидел темнеющие на горизонте тучи, сполохи молний, спешащий в порт корабль, людей на борту. Впереди на скалах мерцал огонек, не то далёкий маяк, не то просто большой костёр. Там у самой кромки воды, кто-то ждал усталых людей. Волны бились о черные камни, обломанными клыками выступающие из морской пены, и звучала, звучала странная песня.
Менестрель не понял, когда девушка оборвала её, не заметил, когда замолчали струны. В его ушах всё ещё шумел прибой, а потом оказалось, что это всего лишь люди в зале шепчутся между собой, с суеверным страхом поглядывая на устало склонившую голову девушку.
- Пора мне, пожалуй, - тихо произнесла она, непонятно к кому обращаясь. Бережно завернула гитару, не поднимая глаз, смахнула со стола монетку и потянулась к висящему на спинке стула плащу. Прежде чем странница успела накинуть капюшон, менестрель заметил, что глаза у неё стали непроницаемо чёрными без белков, а в центре вместо зрачков пульсировали серебристо-голубые спирали. Девушка медленно прошла по притихшему залу. Хлопнула дверь и ночь поглотила чёрного менестреля.

Они долго смотрели ей в след. Потом непонимающе уставились друг на друга, соображая, как это их угораздило оказаться вместе за одним столом.
- Может быть, стоит всё-таки тебе врезать?
- Ты знаешь, как её зовут? – невпопад спросил менестрель.
- Нет, она не сказала, - покачал головой сероглазый, - а я не спросил.
- Жаль, - вздохнул менестрель.
- Влюбился что ли?!
- Сам ты влюбился, у тебя выпить есть?
- На, пей, - мужчина беспрекословно пододвинул ему кружку.
- Интересно, куда она ушла?
- Подальше от придурков вроде тебя.
- На себя посмотри.
- Ты повторяешься.
- Ты тоже.
Взгляды вновь скрестились почище клинков, но драться уже не хотелось.
- Вэллис, - первым протянул руку менестрель.
- Дан, - у певца аж пальцы захрустели, - а имечко у тебя, всё-таки, бабское.
- Да, пошёл ты, давай лучше выпьем за знакомство, - Вэллис махнул корчмарю, чтобы принёс ещё. Возражений со стороны Дана не было.

Проснулся менестрель, как ни странно с петухами, крик противным звоном отдавался в голове. Пожелав мерзким птицам поскорее попасть в суп, парень со стоном перекатился на другой бок, собираясь проспать ещё, как минимум до обеда, но тут сзади его кто-то нежно обнял. Вэллис, припомнил, что напивался вчера исключительно в мужской компании и похолодел от ужаса. Сон как рукой сняло.
Но действительность оказалась не столь кошмарна, рядом блаженно улыбаясь, спала лохматая девица, в которой менестрель не без труда опознал понравившуюся ему подавальщицу. «И чего я в ней нашёл?» - запоздало подумал Вэллис . События вчерашней ночи неясными обрывками всплывали в гудящей как улей голове, но выстроить их в более менее стройную цепочку не получалось. В окошко лукаво заглянул солнечный лучик, похоже, ночной ветер разогнал серые тучи.
- Милый, а ты возьмешь меня с собой в столицу, ты обещал, промурлыкала девица, лениво потягиваясь. Обещать-то он может быть, вчера и обещал, только, вот беда, вспомнить никак не мог. Менестрель задумчиво поскрёб затылок, инстинкт самосохранения услужливо подсказал ему, что пора отсюда линять.
- Возьму, возьму, - зевнул менестрель, - спи пока, рано ещё.
Девица послушно засопела, а Вэллис тихо встал, натянул штаны, рубаху, сгрёб в охапку сапоги, лютню и сумку. Осторожно отворил окно, ставни чуть слышно скрипнули. Менестрель сделал простушке ручкой на прощание с спрыгнул на землю. Благо лететь ему было недалеко. Корчма только одно название, что в два этажа. Не слишком удачно приземлившись в кучу прошлогодней соломы, Вэллис сдавленно матюгнулся, проворно надел сапоги и, слегка прихрамывая, побрёл прочь. Выйдя на тракт, он неизвестно почему поискал следы черного менестреля, но дождь постарался на славу, к тому же на рассвете здесь прошел обоз. Вэллис грустно улыбнулся своим мыслям. Ночная встреча оставила в душе горький осадок, едва заметный, но оттого ещё более неприятный. Словно сидишь на берегу у озера, и, кажется, что всё хорошо. Солнце светит сквозь мозаику листьев, поёт иволга, а потом шальной ветерок на миг приносит откуда-то дым пожара и едкий запах гари. А потом снова, вроде бы все, как и раньше, но на душе становиться невыразимо тоскливо и гадостно.
- Легкого пути тебе, странница, - прошептал менестрель, по обычаю коснувшись дороги на перекрёстке пальцами правой руки, - надеюсь, что мы с тобой больше никогда не встретимся.
А в небе ветер носил серые тучи, тоскливо плакали журавли, да кружила над далёкой рощицей воронья стая. Вэллис тряхнул головой, отгоняя незваную грусть, и зашагал по дороге. Вслед ему махали белые занавески из раскрытого окна.



--------------------
- Ты само очарование!
- Вот и психиатр мне так говорит

- А вы из минздрава, да?
- Ага, и из цветочной лавки, и из ФБР, а по четвергам мы лечим плюшевых мишек

- Могу предложить тебе 3 штуки
- За три штуки я даже с постели не встаю. (с) SPN
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Одиночка >>>
post #9, отправлено 25-12-2010, 22:10


Рыцарь
***

Сообщений: 109
Пол:нас много!

Кавайность: 51

Очень интерестно. Я рада, что сюда заглянула)))
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Бродяга >>>
post #10, отправлено 1-04-2011, 23:37


мелкая пакостница
****

Сообщений: 454
Откуда: где-то когда-то
Пол:женский

подстроено пакостей: 1095

Предисловие: (традиционно нудное и не особо нужное, опять можно пропустить) когда мне откровенно нечего делать, я разгребаю груды макулатуры, скопившиеся у меня, когда ноута ещё не было, а больное, пардон, богатое воображение требовало выхода. Порой, попадаются довольно забавные вещи, в первую очередь забавные для меня самой, но кое-чем порой хочется поделиться. Наткнулась я и на черновики вот этой рассказки, на самом деле, это пухлая пачка листов, набросков нескольких рассказов. Потом, уже из чистого любопытства, поискала варианты на ноуте и оказалось, частично они есть и в электронном виде (лень не дала набить до конца и обрабатать).
Здесь выложен кусок первого (по хронологии) рассказика, если кто-то захочет продолжения, выложу его до конца, а там, как пойдёт, в зависимости от того, понравиться ли кому-нибудь или "злобные критики" растопчут нафиг мою ранимую и нежную душу)))) Народ, коли уж возьмётесь (ну мало ли))) критиковать, оценивайте текст без скидки на киловатт-часы и время, затраченные автором на него.

Предупреждение первое: хоть это и небольшой кусок, но букв много)))

Предупреждение второе: герои придурки, автор принципиально не курит)))

И, собственно, если продравшись через мою чушь вы добрались-таки до рассказа и не передумали его читать - приятного вам чтения )))

Травница.
- Сия гра-ма-та вы-да-на гос-по-ди-ном Вир…, Вар…, Вер…, Нир… вот, проклятие, что за закорючки непонятные!
Не по-весеннему жаркое солнце немилосердно пекло, а ведь до полудня ещё далеко. Что же дальше будет, тоскливо подумал стражник и вернулся к паскудной грамотке. Старательно выведенные писцом руны издевательски махали хвостиками и завитушками, менялись местами и скакали со строчки на строчку, будто играли в салки. Складываться в слова подлые закорючки отказывались категорически.
- Сия гра-ма-та вы-да-на гос-по-ди-ном Вир…, Вар…, - ох, забери Амшет этого писца в свои Тёмные чертоги, на пару с этим господином, - с тем у-дас-та-вир…вер…быр…, - до чего же мудрёно написано. Стражник стянул шлем и почесал обнаружившуюся под ним багровую лысину. Голове сразу стало легче, пуда на полтора железа, так уж точно.
- Вообще-то мы торопимся, нельзя ли быстрее, - уже в третий раз процедил сквозь зубы мужчина с непривычно короткой стрижкой, который и предъявил этот проклятый свиток.
- Чай не из воска слеплены, - проворчал стражник, водя грязным пальцем с обгрызенным ногтем по строчкам, - потерпите, не растаете.
Солнце ехидно подмигнуло компании и поддало жару.
- Всё, мне это надоело, - прорычал спустя полчаса спутник подателя грамотки, здоровенный лысый громила с густыми рыжими бровями. Из-под нижней губы у него воинственно торчали короткие клычки. Он, не спускаясь с седла, без труда поднял стражника за ворот, выглядывающей из-под ржавой кольчуги рубахи. – Ты что, издеваться над нами вздумал? – бесцветные глубоко посаженные глаза грозно сверкнули из-под кустистых бровей. Придушенный стражник просипел нечто невразумительное, но, судя по всему, отрицательное.
- Эй, вы чего творите?! – из караулки в башне слева от ворот выскочил ещё один стражник, молодой вихрастый парень с красными от бессонной ночи глазами.
- Ничего, - пожал плечами короткостриженный, подбирая и бережно отряхивая от пыли грамотку.
- Отпустите его немедленно! – потребовал парень.
- Ага, сщас, разбежался, - оскалился лысый.
- Да в чём дело-то? – бессильно спросил молодой стражник, понимая, что не справится с подозрительными типами при всём желании.
- Твой напарник не внял нашим предупреждениям, а ведь я говорил ему, что мы очень торопимся, - спокойно пояснил короткостриженный.
- Если б торопились, уже проехали бы!
- Если б твой напарник не ковырялся в носу, когда Дайне мозги раздавала, точно бы уже проехали, - откровенно вымогательского намёка мужчина, словно не заметил. Здоровяк, совершенно не напрягаясь, удерживал стражника на весу, и отпускать его, похоже не собирался.
«Вот тебе и первый караул», - вздохнул про себя парень, переминаясь с ноги на ногу под насмешливым взглядом охотника, а кем ещё мог быть так нахально ведущий себя тип.
- Дядька Микул, ты как? – робко спросил парень. Лицо напарника уже стало менять оттенок с багрового на синюшный, глаза вылезали из орбит. А сдавленный хрип едва ли означал «всё в порядке, племянничек». Решившись, молодой стражник взял грамотку и, едва глянув на неё, махнул рукой:
- Проезжайте!
- Кувалда, положи дядю на место, - небрежно велел короткостриженный и, подхватив под уздцы коня своего второго спутника, проехал в ворота. Громила, не меняя выражения лица, разжал пальцы и поспешил следом. Стражник грузно шлёпнулся на землю, доспехи жалобно брякнули.
- Дядька Микул, ты как? – повторил вопрос парень, кидаясь к нему и начисто забыв про ворота. Воспользовавшись случаем, в город быстро потянулись застоявшиеся купеческие подводы и телеги.
- Ых-х-х-х! ы-ы-х-х-х-х, - бессильно сипел старший стражник, глядя на это безобразие. В сердцах он отвесил заботливому племяннику звонкий подзатыльник (железной перчаткой по такому же шлему) и потерял сознание.
«Вот тебе и первый караул», - тяжко вздохнул парень и кинул взгляд на небо, где уже эта дневная смена шляется.


- Твою мать, Лоренс, ну кто так стучит! Мыши в подполе и те громче скребутся!
- Стучи сам, раз такой умный, огрызнулся короткостриженный, потирая изрядно отбитый кулак. На толстой дубовой двери, ведущей в лавку травника, висела табличка: «Обед». Но у приятелей не было времени ждать, пока седой сморчок насытится. Причина такого нетерпения, укрытая плащом, полулежала в седле и тихо постанывала.
- Подвинься, - прорычал Кувалда, - ща он у меня подавится.
Лоренс ухмыльнулся и уступил здоровяку место. Дверь вылетела с первого удара, красиво пролетела через всю комнату и врезалась в прилавок. Пившую за ним чай девицу окатило кипятком, но она даже не пикнула, только с ужасом уставилась на незваных гостей, ожидая продолжения. Оно не заставило себя ждать, откуда-то сверху раздался хруст, визг и прямо на головы мужчинам рухнула ещё одна девушка, следом за ней дождём посыпались всевозможные склянки и коробочки. Очевидно, дверь подпирала лестница, на которой и стояла верещащая девица, когда Кувалда «постучался».
- Кувалда, заткни ей рот, - попросил Лоренс, страдальчески морщась, пронзительный визг изрядно действовал ему на нервы, да и стража могла сбежаться. Здоровяк, который поймал свалившееся из-под потолка «сокровище» послушно зажал девушке рот ладонью. Визг сменился возмущенным мычанием, девушка извернулась и заколотила кулачками по широкой груди Кувалды. Бесполезно, всё равно что в каменную стену стучать. Лоренс, между тем, отряхнулся, невозмутимо переступил через осколки многочисленных бутылочек и деловито выудил из-под прилавка вторую девицу, тихо подвывающую от ужаса.
- Цыц, - велел он. Она как-то сразу впечатлилась и заткнулась. - Где знахарь?
- И-и-и, господин, все деньги вон в той тёмной банке, - заревела идиотка, - берите, что хотите, только меня не трогайте, и-и-и.
- Та-а-ак, - протянул Лоренс, - с этой говорить бесполезно. Он резко развернулся к дверям, где всё также с извивающейся девкой в руках стоял Кувалда.
- Эй, ты, а ну живо прекрати, - рявкнул на неё Лоренс и потешно сморщив нос, чихнул, запах в лавке витал ещё тот, не все зелья травников пахнут розами.
- И-и-и, порошок от простуды на третьей полке слева в синей банке, - прогундосили из-под прилавка. Лоренс страдальчески закатил глаза, и почему все девки такие дуры. И куда мог подеваться этот старый сыч знахарь.
- Какого я вас спрашиваю, вы здесь устроили, придурки, - упорная девица умудрилась тяпнуть Кувалду за ладонь, - чтоб у вас всё отвалилось и повылазило. Чтоб вас Амшет после смерти нужники вылизывать припахал, чтоб вы…, - возмущенный голосок звонким эхом разносился по лавке. Ругалась девка, надо признать, мастерски. Ни одного слова матом, зато какие обороты! Было бы у приятелей время, непременно дослушали бы до конца. Но вот времени-то у них, увы, почти не осталось. Кувалда снова зажал девчонке рот, перекрыв поток ругательств.
- Где знахарь? – повторил свой вопрос Лоренс.
- М-м-м, - яростно промычала девушка, сверкая глазами.
- Где-где? Я что-то не понял, Кувалда убери руку.
- На кладбище, - тяжело дыша, ответила девушка и брезгливо сплюнула Лоренсу на сапог. – Слушай, ты когда-нибудь руки мыл, орк тупой? – это относилось уже к Кувалде.
- Эй, я орк только на четверть! – праведно возмутился тот.
- Оно и видно. Живо поставил приличную девушку на пол, дубина! – Кувалда почему-то смутился и послушался. «Приличная девушка» тут же издала полный горя стон и бросилась собирать уцелевшие склянки, не замолкая, впрочем, ни на миг.
- Старый знахарь ещё года три назад умер. О, Богиня, последний же флакон оставался. Лавкой теперь моя тётка заправляет. Уй, чтоб вас Мала оприходовала, это ж такая редкая травка! В травах тётка ничего не смыслит, вот и взяла меня к себе. Чего ломились-то, дверь выбили, кто её теперь ставить будет, а? Вы думаете, этой дуре влетит? Да заткнись ты уже, Еланка! Это не разбойники, и уж тем более, не насильники, обломились твои мечты до следующего раза, - из-за прилавка взвыли ещё горестнее. – Нет уж, влетит мне от тётки, почему, мол, не уследила. Ну, чего молчите, рты раззявили, кто дверь будет ставить, спрашиваю?!
Лоренс и Кувалда стояли на месте и хлопали глазами, до них даже не сразу дошло, что трещотка замолчала. Её голосок по-прежнему звенел у них в ушах.
- И нечего отмалчиваться, - девушка бережно складывала в подол травки, - на немых вы не похожи, зачем дверь сломали?
- А чего вы не открывали, - глупо спросил Кувалда, почесывая в затылке.
- Слушай, ты, гоблин на четверть, ты читать умеешь? Там всеобщим языком было написано «Обед».
- Ну, нам очень надо было, - насупился Кувалда, Лоренс подумал, что давно не видел друга таким растерянным, - и, вообще, раз стучат, значит что-то срочное.
- Здесь вам не бордель, чтобы после первого стука открывали, - ехидно просветила Кувалду девушка, - ты дверью не ошибся?
- Как не бордель? – притворно удивился Лоренс, - мы порог не успели переступить, как нам сразу девку подали, - он окинул оценивающим взглядом травницу и добавил, - правда, неказистую какую-то, но и то хлеб.
- Значит так, - прошипела девушка.
- Мы поставим на место твою проклятую дверь, да ещё и денег тебе заплатим, если скажешь, где искать нового знахаря, - быстро перебил её Лоренс, пока истеричка снова не завелась.
- Хорошо, ставьте, - милостиво разрешила девица, откинув с лица вьющиеся светлые пряди.
- Сначала знахарь, потом дверь!
- Сначала дверь, - непреклонно заявила девчонка, спокойно выдержав яростный взгляд нависшего над ней Лоренса, - потом знахарь. К тому же, я не уверена, что он захочет вам помогать.
- Почему, - простодушно удивился Кувалда. Но Лоренс уже всё понял, девушка перевернула, сбившийся на бок кулон, звезда и зелёный лист, знак лекаря.
- Послушай, здесь во дворе умирает наш друг, и у меня совершенно нет времени тебя убеждать, - Лоренс протянул девушке тяжело звякнувший кошель, - ты поможешь?
Девчонка разом посёрьёзнела, в чуть раскосых ярко-зелёных глазах мелькнуло понимание.
- Сразу надо было говорить, а не двери выносить. Тащите своего друга в заднюю комнату, я посмотрю, чем ему можно помочь, если ещё можно, - велела она, скручивая длинные волосы в узел на затылке. Кувалда, не дожидаясь приказа Лоренса, бросился на улицу за раненым.


- Ого! – только и смогла сказать молодая травница, осматривая четыре глубокие раны, пересекающие левый бок пациента. – Кто это его так?
- Медведь, - кратко пояснил Лоренс, глядя в окно. Кувалда в лавке возился с дверью и, судя по доносившимся оттуда голосам, лениво отбивался от ухаживаний Еланки, всё-таки выбравшейся из-под прилавка. Чего это с ним, вскользь подумал Лоренс, раньше ведь ни одной девки не пропускал, может, заболел.
- Хороший вам мишка попался с вурдалачьими когтями, - фыркнула девушка, слизнув с пальца капельку крови, невероятную горечь вурдалачьего яда нельзя было перепутать ни с чем. Лоренс хмыкнул, но возражать не стал. – Вашему другу повезло, что он всё ещё жив, когда это случилось? Меньше недели назад?
- Сегодня пятый день, - Лоренс сжал кулаки. Всё получилось до обидного глупо. Вурдалак выпрыгнул из кустов, полоснул парнишку когтями и тут же скрылся в лесу. Обычно нежить ведёт себя иначе.
- Хорошо, - прошипела знахарка, безжалостно срывая с ран бинты вместе с чёрной коркой засохшей крови, - сними котелок с огня, если тебе не трудно.
Лоренс молча вынул из печи чугунок с водой и поставил его на пол у кровати.
- Может быть, ещё что-нибудь нужно?
- Подай бинты вон из того шкафа, - рассеянно попросила девушка, звеня пузырьками. В комнате запахло полынью и ещё чем-то столь же горьким.
- Вот, возьми.
- Спасибо. Вы ведь охотники да? – она говорила, но не прекращала работы ни на секунду, Лоренс невольно залюбовался ловкими движениями тонких пальчиков. Своё дело знахарка знала прекрасно.
- А что так заметно?
- Ну не то, чтобы слишком, я просто предположила, - девушка вздохнула. – Сейчас закончу перевязку и дам ему сонный отвар. Пусть остаётся здесь, а вам с другом лучше снять комнату в корчме на соседней улице. Не то, что вы мне будете сильно мешать, просто места здесь маловато.
Большую часть комнатушки занимали шкафы да заваленный склянками стол.
- Пожалуй, ты права, - согласился Лоренс, кровать была всего одна, и сейчас на ней лежал раненый, - сколько я тебе должен?
- Охотникам помогают бесплатно, приказ короля.
- Но ведь ты даже не спросила у меня грамоту, - удивился Лоренс. Девушка скривилась:
- Она мне не нужна, всё и так видно.
- Ты, это, извини, что назвал тебя шлюхой.
- Ничего, - девушка усмехнулась, - меня порой и похуже кроют. Кстати, я Тэлиона или Тэль, кому как больше нравиться.
- Лоренс, - представился мужчина, - а твоего пациента зовут Тивель.
- Он совсем ещё мальчишка, как он попал в ваш отряд?
- Тивель полуэльф, а они всегда выглядят моложе.
Тэль недоверчиво хмыкнула.
- Я тоже, если ты ещё не заметил, - от эльфов ей достались удивительно красивые глаза цвета молодой листвы да чуть заострённые кончики ушей, девушка походила на человека гораздо больше, чем все доселе виденные Лоренсом полукровки, - так что можешь не пудрить мне мозги, ему едва ли исполнилось двадцать.
- Завтра исполнится, - простонал, пришедший в себя юноша.
- Та-а-ак, - Тэль приподняла ему голову и буквально силой влила в рот сонное зелье, - быстро спать, и никаких разговоров. Ему надо смазать раны мазью, вытягивающей яд, а когда проснётся, каждые полчаса поить противоядием вон из той бутылки. Мазь я сейчас приготовлю.
В дверь лавки снова кто-то заколотил, Тивель вздрогнул:
- Кто там, - пробормотал он сквозь сон.
- Либо ваш приятель-орк проверяет дверь на прочность, либо кому-то опять очень надо, - проворчала себе под нос травница, выходя из комнаты. Лоренс не сдержал любопытства и тоже выглянул в лавку. На пороге стояла стража:
- Тэлиона тиер Ллиелис? – церемонно вопросил возглавляющий делегацию тощий как щепка мужик с сальными волосами и комично большим носом. Травница перекосилась, будто её полное имя чем-то ей не угодило:
- Сам что ли не видишь, - презрительно скривилась она, - что припёрся то? Опять замуж звать? Предупреждаю, лучше сразу проваливай, у меня сейчас нет ни времени, ни желания слушать твой бред.
Мужик скривился, как от зубной боли, но взял себя в руки и продолжил с той же торжественностью:
- Тэлиона тиер Ллиелис, вы обвиняетесь в убийстве градоправителя нашего славного города…
- Стоп! Ты текст не перепутал? Жив и здоров наш градоправитель, что ему сделается кабану прыщавому. Только вчера здесь отирался, крем от прыщей забирал.
- Это вчера, - с плохо скрываемым злорадством пояснил носатый, - а сегодня умер, после твоих зелий, между прочим.
Что за бред? Кремом, который я ему дала он не смог бы отравиться, даже если бы засунул его в задницу. Это плохая шутка, Блёрк.
- А кто сказал, что это шутка, - оскалил мелкие желтые зубки в подобии улыбки мерзкий тип, - я же предупреждал тебя Тэлиона, что со мной шутки плохи. Вот ты и доигралась, дорогая. Взять её!
- А ну-ка, лапы убрали, - процедила девушка, окружившим её стражникам, - вы меня знаете. И что меня теперь ждёт, Блёрк?
- На рассвете тебя повесят или сожгут, что тебе больше нравится, милая.
- Да пошёл ты, - Тэль что есть сил врезала по тянущейся к ней нахальной ручонке, носатый тут же её отдёрнул, тихо охнув. – Дайте хоть мазь доделать, у меня тут раненый в соседней комнате умирает. А потом в тюрьму ведите.
- Обойдётся твой раненый, - нетерпеливо рявкнул (или скорее, вякнул) Блёрк.
- Не обойдётся, - в один голос сказали Лоренс и Кувалда, вставая между стражей и дверями. Носатый посмотрел на двух решительно настроенных, жутко злых типов, перегородивших вход, и решил на всякий случай не спорить. Лысый громила мог одним пальцем уложить обоих стражников, да и его приятель, тоже видно, шутить, не намерен. Наглые повадки и полная уверенность в собственной безнаказанности.
- Охотники, что ль? – хмуро спросил носатый.
- Они самые, - спокойно подтвердил Лоренс, глядя на представителя власти сверху вниз. Блёрка перекосило, охотников за нежитью, которых после войны расплодилось великое множество, он терпеть не мог. Но король, потерявший в последнем сражении всех магов, был другого мнения об этих авантюристах и проходимцах и раздавал лицензии налево и направо.
- Грамоту покажь.
- Гляди, - развернул бумагу Лоренс.
- Очень приятно, господа, рад приветствовать вас в нашем городе. Я – Блёрк, новый градоправитель.
- Кто ты? Ну-ка повтори, клоп плешивый!
- Новый градоправитель, - подбоченясь, с вызовом сказал Блёрк, - меня, конечно, ещё надо выбрать, но это уже формальность.
- Формальность, говоришь? – зелёные глаза хищно сузились, девушка ловко выхватила из-под прилавка заряженный арбалет.
- Стража! Держите её, а то второго градоправителя за день лишитесь, - взвизгнул Блёрк, проворно прячась за широкой спиной Кувалды.
- Эй, орк, отойди в сторону, гореть так за дело!
Кувалда послушно отошел в сторону, сраженный его вероломством градоправитель, безуспешно попытался втереться между косяком и меланхолично облокотившимся на него Лоренсом.
- Что вы стоите, остолопы! Хватайте её, - подстреленным зайцем верещал не избранный глава города. Но прежде чем арбалет оказался у стражников в руках, тренькнула тетива, и стрела полетела в цель. Про эльфийскую меткость не зря складывали легенды.
- А-а-а, меня убили-и-и-и!!!
- Эх, промахнулась, а жаль, - вздохнула Тэль, когда её волокли мимо Лоренса. Но он понял, что она попала туда, куда хотела, и чуть заметно улыбнулся уголком губ ей на прощание. Жаль, весёлая была травница, судя по всему. Стонущий градоправитель со стрелой в заду, пытаясь сохранить остатки достоинства, ковылял в хвосте процессии.


--------------------
- Ты само очарование!
- Вот и психиатр мне так говорит

- А вы из минздрава, да?
- Ага, и из цветочной лавки, и из ФБР, а по четвергам мы лечим плюшевых мишек

- Могу предложить тебе 3 штуки
- За три штуки я даже с постели не встаю. (с) SPN
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Бродяга >>>
post #11, отправлено 3-04-2011, 1:07


мелкая пакостница
****

Сообщений: 454
Откуда: где-то когда-то
Пол:женский

подстроено пакостей: 1095

Не люблю незаконченные дела, ещё больше не люблю незаконченные рассказы, поэтому выложу остаток. Букв снова много, герои адекватнее не стали, но я начинаю втягиваться в процесс издевательства над вордом и чувством прекрасного.

Продолжение

- Мама меня убьёт, мама меня убьёт, мама меня убьёт, - не переставала бубнить Еланка, мерно раскачиваясь на стуле, вот уже три часа кряду. Противную двоюродную сестрицу Еланка на дух не переносила. Ну, подумаешь, травница, велика важность. Но мать так не считала. Госпожа Лестра с детства отличалась деловой хваткой, и прибыль чуяла, как голодный упырь чует свежую кровь.
Когда сын старого травника предложил ей купить за бесценок лавку со всем содержимым она, ни секунды не колеблясь, согласилась. За день до этого предложения она получила письмо от старосты какой-то затерянной среди лесов деревеньки. В нём он сообщал, что родную сестру госпожи Лестры задрал медведь, и её дочь осталась без присмотра. Девчонка – лишний груз на шею госпоже Лестре была ни к чему, но в свете предложения купить лавку…
Сестра госпожи Лестры убежала из дома с каким-то приблудным эльфом, она была неплохой знахаркой, значит, передала всё, что знала дочери. К тому же, кровь остроухого папаши наверняка наложила свой отпечаток на дитятко. Сто к одному, лучше травницы в городе не будет, подумала госпожа Лестра и отправилась в глухомань за племянницей. Если бы она только могла себе представить, что за «подарочек» её ждёт, десять раз подумала бы прежде, чем ехать. Нет, лавка приносила стабильный доход, лучше травницы в городе и впрямь было не сыскать. Но к этому таланту прилагался характер и он отнюдь не был золотым. Вторю такую язву не то, что в городе, во всём королевстве днём с огнём не найдёшь. Первое время госпожа Лестра даже боялась, что языкастая девица отпугнёт от лавки всех клиентов, к счастью, её опасения были напрасны. Когда надо было, Тэлиона могла быть очень милой и обходительной, другое дело, что хватало её ненадолго. А потом госпожа Лестра пристроила продавщицей свою родную дочь, якобы чтобы клиенты не отвлекали травницу от работы. К чести Еланки надо сказать, что она упиралась руками и ногами, ей и дома неплохо сиделось. Но на железный аргумент матери, замуж хочешь, ещё и не туда пойдешь, возразить девушке было нечего.
Завидные женихи в лавке и впрямь крутились, только вот внимания на Еланку они обращали не больше чем на табуретку. Что девушку, разумеется, не радовало. Вредная же сестрица не успевала выкидывать на задний двор засохшие букеты.
«Что за народ, мужчины?! – возмущалась она, когда девушки пили чай с оставленными очередным воздыхателем конфетами, - нет бы, какой редкий цветок поискать, а то тащат всякое сено». Сеном красавица презрительно именовала все растения, не имеющие лекарственных свойств.
«Тебе хоть кто-нибудь из них нравится?» - завистливо вздыхала Еланка.
«Много чести, - фыркала в ответ Тэль, - любовь вообще крайне вредная для здоровья штука. От неё худеют, бледнеют, набивают себе синяки и шишки». Елана снова вздыхала и тянулась за конфетами, она о любви была совершенно иного мнения.
- Мама меня убьёт, мама меня убьёт, - твердила Еланка, сжимая пальцами виски.
- Да за что убьёт-то, - добродушно поинтересовался Кувалда, до этого тихонечко сидящий подле.
- Да за то, что эту идиотку Тэль не остановила! Теперь её точно повесят, а лавка доход потеряет. Я ж без неё снотворного от слабительного не отличу-у-у-у.
- Ну ладно тебе, может всё не так уж плохо, - Лоренс усмехнулся в кулак, представив себе последствия подобной ошибки.
- Нет, всё очень плохо-о-о-о!
- Ладно, - не стал спорить Лоренс, - пойду, гляну, как там наш раненый поживает. Кстати, эта девушка, Тэлиона, обещала приготовить какую-то мазь для него. Это-то ты сможешь?
- Нет, - горестно хлюпнула носом Еланка, - она меня к своим травкам близко не подпускала, и учить ничему не хотела. Она вообще жутко вредная, и что в ней мужики находят?
Кувалда мечтательно вздохнул.
- Где ещё в городе есть лавки, похожие на вашу, - более практичного Лоренса трудно было сбить с толку риторическим вопросом о привлекательности какой-то провинциальной травницы, которую, к тому же, скоро повесят.
- Одна на Гончарной улице, одна на базаре, прямо с краю, - шмыгнула носом Еланка и машинально поинтересовалась, - а что вам у нас не понравилось?
- Очень понравилось! – с чувством сказал Лоренс, выходя на улицу.


К вечеру у Тивеля поднялась температура, он начал бредить, противоядие кончилось, а бинты насквозь пропитались чёрной от яда кровью. Еланка едва успевала их менять. Её мать, госпожа Лестра наведалась в лавку перед закрытием. Узнав, что случилось, почтенная горожанка грязно выругалась и помчалась выручать непутёвую племянницу, пока ту и впрямь ненароком не повесили. Лавка приносила немалый доход, и лишаться его из-за прихоти какого-то Блёрка госпожа Лестра не собиралась.
Вернулась она затемно, сквозь зубы нелестно поминая родню нового градоправителя и его самого. Возле дверей она столкнулась с Лоренсом, злым как оборотень в полнолуние и таким же голодным. Все травники, услыхав, что за беда приключилась с Тивелем, сразу посылали его по уже знакомому адресу. В лавку на Зелёной улице, поскольку «токо тамошняя травница вам поможет».
Госпожа Лестра, подробно сообщив Лоренсу, что она думает о бродягах вроде него, разрешила оставить раненого в лавке до утра, пообещав на прощание, что если там пропадет хоть пробка от пузырька, она охотников из-под земли достанет.
- Ну что, нашел? – вскочил с места Кувалда, едва дверь в лавку приоткрылась. Лоренс молча покачал головой, устало опустился на стул, подпёр рукой щёку и не моргая уставился на огонёк свечи. Кувалда помалкивал, знал, что сейчас другу лучше не мешать, но когда из груди раненого вырвался особенно жуткий хрип, не выдержал:
- А сам ты ему помочь не можешь? - Лоренс снова покачал головой. – Проклятие, ну должен же быть в этом вшивом городишке хоть кто-нибудь!
- Этот ваш кто-нибудь сейчас сидит в камере для висельников и плюёт в стенку, - вздохнула Еланка, которая жутко злилась на безалаберную сестрицу.
- Откуда ты знаешь? – удивился Кувалда.
- Потому, что колотить кулаками в дверь и поносить градоправителя и за компанию всех обитателей тюрьмы вместе с крысами, моя сестрица, наверняка устала.
- А плюёт в стенку она из чистой вредности? – задумчиво улыбаясь спросил Лоренс, Еланка кивнула.
- Где находится тюрьма?
- Лоренс, ты ведь не собираешься…
- Ещё как собираюсь, - усмехнулся охотник, натягивая куртку, - другого выхода у нас всё равно нет.
- Но из нашей тюрьмы ещё никто никогда не убегал, - предупредила Еланка, глядя на него влюблёнными глазами.
- Никогда не поздно это исправить, - подмигнул ей Лоренс и широко улыбнулся. На мгновение Еланке показалось, что верхние клыки у него больше, чем должны быть человека, но в следующий миг наваждение прошло. – Готовь коней, Кувалда, думаю, нам придётся очень быстро удирать отсюда.

Кап-кап-кап. Девушка сидела на охапке гнилой соломы и строила планы побега. По правде говоря, не столько строила, сколько опровергала. За проведённые здесь часы она успела не только вдоволь наораться, угрожая разнести тюрьму по кирпичику, но и тщательно обследовать свою темницу. Выход был всего один, и тот через окованную железом дверь с пудовым замком и караулом из двух угрюмых мордоворотов немного дальше по коридору. Убийца градоправителя это вам не карманница какая-нибудь. На переговоры мордовороты не шли и охраняли преступницу на совесть. Тэль с досадой плюнула на отделяющую её от свободу преграду, но ей ни капли не полегчало, только пить захотелось. Целительница зябко повела плечами и сжалась в комочек, чтобы сохранить побольше тепла. Со стороны Блёрка засадить её в этот ледник лишь в легком платье было непростительным свинством.
А чего ты ещё ожидала от него? – проснулся внутренний голос. – Благородных поступков? Фе, да он даже слов таких не слыхал.
Ничего я от него не ждала, - огрызнулась Тэль, - чего он ко мне вообще привязался. Нашел бы себе такую же уродину, как он и жил припеваючи.
Травница потёрла сбитые о дверь кулаки, но плеваться не стала.
Тоже мне нашлась краса писаная, - фыркнул внутренний голос, - ты нос-то особо не задирай, споткнешься, не ровен час, расквасишь.
Ну, тебя, дурак!

Ой, повесют мене на рассвете-е-е,
И нихто обо мне не поплаче-е-ет…

Задушевно выводил мерзкий голос. И где она только могла услышать такую песенку?
Цыц! Строго велела второму я девушка, прислушиваясь к странному царапанью по ту строну двери.
- Эй, ты там? – в зарешёченном окошке мелькнула тень.
- Исчезни, галлюцинация, - флегматично отозвалась травница, но в следующий миг уже стояла около двери, тщетно пытаясь разглядеть спасителя.
- Я бы исчез, - в замке звякнул ключ, - только вот дело у меня к тебе срочное. Впрочем, - замок лязгнул, тяжелая створка бесшумно отворилась, - если ты так желаешь после его завершения, я верну тебя сюда.
Последние слова Лоренс полузадушенный в объятиях травницы едва просипел.

- Ты меня спасаешь?
- Нет, - раздражённо отозвался охотник, выглядывая из-за угла, - я спасаю своего друга. Если я мог бы сделать это без твоей помощи, завтра утром твоя прокопченная тушка украшала главную площадь.
Девушка немного скисла и примолкла. Хотя какая к лешему разница, кого спасает этот неприятный тип, главное, что в итоге она окажется на свободе.
По коридорам тюрьмы они петляли целую вечность, Тэль только поражалась способности охотника отличить их один от другого и выбрать верную дорогу. Или неверную, подумала травница, когда они в третий раз прошли мимо надписи, сообщавшей миру, что некто Рябой не очень хороший человек.
- По-моему, мы бродим по кругу, - поделилась своими опасениями со спасителем Тэль. Тот лишь презрительно фыркнул и ловко нырнул в тень, пропав из вида.
- Лезь, давай, - прошипел он из-за стены. Девушка прищурилась и разглядела контуры лаза настолько узкого, что туда едва мог протиснуться уж. Совсем некстати вспомнилось, как в детстве она потерялась в катакомбах под старым монастырём.
- Ну скоро ты там, - нервно спросил Лоренс, - в любой момент может объявиться стража.
- Я боюсь, - чуть не плача призналась девушка, в ответ раздалось сдавленное ругательство, - я тут застряну.
- Лезь, давай, корова глупая, чему там застревать, твои кости мигом в эту дыру пролезут.
- Чего?! – возмутилась травница, ввинчиваясь в темную дыру с одной единственной целью расцарапать этому нахалу физиономию. Не успела Тэль выбраться на свежий воздух, как охотник проворно заткнул ей рот, сгреб в охапку и куда-то поволок.
Девушка отбивалась, как могла, пока Лоренс не отпустил её. Не успела Тэль высказать всё, что она думает о методах охотника, о нём самом и его ближайшей родне, как проклятый тип вжал её спиной в каменную стену, припечатав своим весом. Дыхание перехватило.
С виду худой, а сам тяжелей тролля, подумала девушка, напряженно прислушиваясь к разговору стоящих как раз над ними стражников. Те не торопились идти дальше, один на все лады проклинал свою тёщу, другой сочувствовал товарищу и предлагал изощрённые методы расправы с гнусной бабищей. Хотя, если верить первому стражнику, тётку не брал даже крысиный яд. Травница едва удержалась от соблазна предложить свои услуги.
Время тянулось томительно медленно, Тэль казалось, что караульные могут услышать стук их сердец и от этого становилось ещё страшнее. А тут ещё поганка-луна высунулась из-за облаков, посмотреть, кто это тут в тюремном дворе обниматься вздумал. Лоренс вжал девушку в стену ещё сильнее, словно хотел просочиться сквозь камни. Травница жалобно пискнула. Теперь второй стражник изливал душу первому, у него, оказывается, тоже проблем хватало. Надумал парень жениться, а как сказать избраннице об этом и не знает. Травница вновь едва удержалась от соблазна высказаться.
От нечего делать Тэлиона стала украдкой разглядывать охотника, но коситься на него снизу вверх быстро надоело. Пришлось запрокинуть голову назад, насмешливые серые глаза намертво приковали её взгляд, было в них что-то чужое, нечеловеческое, опасное, но в тоже время завораживающее. Лицо охотника оказалось совсем рядом, щёку обжигало горячее дыхание. Он тоже глядел на девушку, да так, что той впервые в жизни стало не по себе, хотя она давно привыкла к жадным мужским взглядам.
- Что, нравлюсь? – прошептала она, чтобы сбросить странное оцепенение.
- Наоборот, - едва слышно ответил охотник, серые глаза откровенно смеялись, - белобрысые вертихвостки, тискающиеся по тюремным углам с первыми встречными, вызывают у меня отвращение.
Тэль зашипела и попыталась ткнуть его под ребра, но Лоренс легко перехватил её руку.
- Эй, вы бездельники, хорош лясы точить, у нас чай поспел! – кликнул третий стражник из караулки своих товарищей.
- Знаю я его чай, наутро похмелье как от бочки самогона, - прошептал один стражник другому и они, громко топая сапогами, поспешили на зов. Охотник и травница заговорщицки переглянулись и вмиг пересекли залитый лунным светом двор.
Тэль от папочки эльфа достались не только смазливая мордашка да скверный характер, двигалась она легко и бесшумно, как тень, ни на шаг, не отставая от Лоренса. У стены, окружающей тюрьму, случилась очередная заминка. Охотник белкой взлетел по гладким камням, поднимавшимся в высоту на два человеческих роста, и замер, ожидая, когда травница повторит его подвиг. Та напротив, не спешила, неловко потопталась на месте, прыгнула, пытаясь зацепиться за первую удобную трещину, но, даже не дотянувшись, соскользнула вниз и больно шмякнулась о землю, рассадив до крови коленку. Услыхав, как она хлюпает носом, Лоренс закатил глаза, вопрошая небеса за что ему такое наказание и ловко спустился обратно.
Ну вот, пожалуйста, так и есть, только истерики ему сейчас не хватало. Что ещё с дуры бабы взять. Будь на месте целительницы парень, Лоренс быстро привёл бы его в чувство хорошей затрещиной. А здесь надо действовать иначе, а то вообще в голос разревётся. Вот, полюбуйтесь, сидит на земле и оплакивает сломанный ноготь.
- Ну, чего ты, дурочка, - так ласково, что аж у самого скулы свело, прошептал охотник, оглаживая девчонку по спине. Травница подняла на него полные удивления глаза.
Лоренс тут же отдёрнул руки. – Давай подсажу.
Девушка с завидным упорством полезла наверх, невнятно ругаясь, когда упиралась в стену разбитой коленкой. Ближе к вершине стены какой-то леший дёрнул её посмотреть вниз. Не проронив ни слова она мёртвой хваткой вцепилась в камни, да так и застряла там, на манер распятой над камином звериной шкуры, пока Лоренс не стукнулся головой о её туфлю.
- Чего застыла?
- Я в-высоты б-боюсь, - заикаясь, призналась Тэль, - оказывается.
- Не дури, у тебя полки в аптеке выше, чем эта стена.
- Т-там лестница б-была, - жалобно сообщила девушка, для верности зажмурившись. Лоренсу давно так не хотелось стукнуть по шее даму. Кое-как охотник вскарабкался на гребень стены и протянул идиотке руку.
- Хватайся.
- А ты меня не уронишь? – подозрительно спросила полуэльфка.
- Я тебя сейчас вниз сброшу, - проникновенно пообещал Лоренс, - если и дальше будешь выкобениваться.
Травница впечатлилась и мёртвой хваткой вцепилась в его ладонь. Легко втащив девицу на стену, Лоренс перевёл дух. Он ещё не думал, что впереди их ждёт спуск.

- Убери лапы с моей ж…талии, нахал!
- А как мне тебя придерживать? – праведно возмутился уже стоящий на земле охотник, - за ж…талию удобней всего.
- Все вы кобели одинаковые, - ворчала прилипшая к стене Тэлиона, - только и думаете, как приличную девушку за ж…талию полапать.
- Больно нужна мне твоя ж…талия, - фыркнул Лоренс, - пальцы-то разожми, приличная девушка, до земли меньше локтя.
Полуэльфка открыла глаза и узрев, что почти упирается каблучками мостовую, немного смутилась и отцепилась от стены. Не ожидавший столь быстрой перемены Лоренс оступился, и они упали на землю, едва не угодив в помойный сток.
- Тоже мне приличная девушка, - проворчал охотник, выбираясь из-под полуэльфки,- может, правильней было оставить тебя в тюрьме, а то не успела выйти, уже на мужиков бросается.
Ловко увернувшись от вполне заслуженной оплеухи, Лоренс, похохатывая, протянул травнице руку. Такого коварства от смутившейся девицы доселе он не видел, Тэль с невероятной силой дернула его на себя, извернулась, как кошка и довольно рассмеялась, глядя на распластавшегося в помойной канаве охотника. Таким звонким чистым смехом смеются лишь эльфы, да маленькие дети, когда подпиливают ножки у кресла нелюбимой няньки. С невозмутимым видом Лоренс выбрался из помойного стока и пошел по направлению к Зелёной улице, немного устыдившаяся (всё-таки от смерти спас) Тэль посеменила следом, сначала в отдалении, а потом рядом с охотником. Тот только того и ждал, левой рукой притянул пискнувшую девушку к себе, а правой затолкал ей за шиворот ворох картофельных очистков. Сделав это чёрное дело, Лоренс помчался к лавке, зная, что травница непременно последует за ним, хотя бы для того чтобы отомстить.

- Как он? – при виде умирающего друга Лоренс подрастерял игривый настрой и вновь стал серьёзен. Кувалда и Еланка, Сидящие у постели Тивеля с немым вопросом уставились на воняющего помойной ямой мокрого охотника, и тут дверь в лавке снова бухнула об косяк, пропуская растрёпанную, грязную, словно кикимора и злую как стая волков в голодную зиму целительницу, на бегу закручивающую волосы в узел. Едва глянув на мечущегося в бреду Тивеля, Тэлиона обругала Еланку последними словами и велела разводить огонь в очаге.
Та против обыкновения не стала огрызаться и молча принялась за работу, никогда она не была настолько рада видеть двоюродную сестрицу. Травница металась по комнатке как разъярённая фурия, сбивая всё на своём пути, выхватывала из многочисленных шкафчиков травы, мази, склянки с настойками и швыряла их на стол, не заботясь о том, уцелеют они или нет. Одного беглого взгляда хватило ей, чтобы понять, ещё чуть-чуть и парень отдаст богам душу. С вурдалачьим ядом шутки плохи.
- Эй ты, орк на четверть, дуй к колодцу за водой, вёдра у задней двери найдешь!
Сверху на ворох трав плюхнулись чистые бинты.
- Еланка, мешай вот это с этим и потом, слышишь меня, только потом добавляешь жир, поняла меня? Перепутаешь что-нибудь и красавчику кирдык. – Еланка глупо закивала, прижимая брошенные ей склянки к груди. – Постарайся ничего не разбить и не пролить, это последние. Воду на огонь греть, - распоряжалась травница, увидев, что Кувалда вернулся, - и ещё тащи. Лоренс, помоги мне его удержать.
Лицо Тивеля сменило светло-серый цвет на черно-багровый, он рычал и скалил зубы как заправский вурдалак.
- Чушь, конечно, что жертвы нежити сами становятся ей подобными, - преподавательским тоном вещала целительница, разрезая набрякшие тёмной дрянью и гноем бинты, - однако, постарайся, чтобы он никого не цапнул.
- Я тоже могу его подержать, - предложил свои услуги Кувалда, с опаской поглядывая на захлёбывающегося слюной Тивеля. Травница проворно влила ему в рот сонный отвар, захлопнула его и щелкнула по горлу, заставив проглотить. Бешено вращающий налитыми кровью глазами парень вскоре затих и откинулся на подушку.
- Лоренс, ни в коем случае не отпускай его!
Немного расслабившийся охотник крепко вдавил Тивеля в кровать и очень вовремя, его зубы щёлкнули перед самым носом Тэль, но панически боящаяся высоты девчонка и бровью не повела, продолжила работу.
Когда раны были очищены и обработаны терпко пахнущей густой мазью, Еланка без напоминания принесла бинты, но сестра, жестом велела ей подождать.
- Орк на четверть, как тебя там, - устало позвала она, Кувалда тут же вырос у неё за спиной, - ты, кажется, хотел помочь? Держите его так крепко, как только сможете. По-хорошему вашего приятеля надо оставить здесь и никуда не везти, но Блёрк не такой уж непроходимый кретин, он быстро сообразит, кто устроил мне побег и лучше, если вас в это время здесь уже не будет. Поэтому я сделаю всё, чтобы ваш Тивель перенёс дневной перегон на лошади, потом ему снова станет хуже. – Ладони девушки окутало мягкое зеленоватое свечение. – Мази на столе, Лоренс я видела, ты наблюдал за моей работой. Повторить сможешь?
Охотник кивнул, до сегодняшней ночи он не верил, что целители, способны делиться жизненной силой со своими подопечными, думал, что это красивая легенда, но сейчас прямо на его глазах, байки у костра становились реальностью. Жуткие раны избороздившие тело Тивеля зашевелились, словно живые, края потянулись друг к другу. Бледная Тэль с отрешённым, устремлённым далеко за пределы комнаты взглядом, стояла перед ним на коленях и улыбалась.

- Скоро рассветёт, - Еланка выглянула за занавеску, - наверное, вам пора.
Девушка печально вздохнула и поглядела не осунувшихся после бессонной ночи охотников. Странно, но она успела привязаться к этим людям, как к родным и не хотела их никуда отпускать. Как и свою сестру, которая всё так же сидела рядом с Тивелем, не отнимая руки от ран. Всё это время Еланка считала, что настоящие целители должны отдавать делу всю свою душу, а не выпячивать своё превосходство, щеголяя на посиделках названиями редких трав и болезней. Она думала, что Тэлиона скорее отрежет себе руки, чем совершит что-то подобное, оказывается, Еланка ошибалась. Сейчас девушка ненавидела себя за то, что не хотела перенимать у сестры её знания, хотя та однажды предложила. Одного урока ехидной травницы, во время которого девушка чувствовала себя полной дурой, хватило, чтобы навсегда отказаться от карьеры целительницы. Ночи проведенной рядом с умирающим, хватило, чтобы понять учиться не стыдно, стыдно, когда ты не хочешь этого делать.
- Где я? – Тивель сел на кровати, широко распахнув голубые, как зимнее небо глаза, бледная Тэль, тяжело привалилась спиной к лежанке, оглянулась и со слабой улыбкой поглядела на свою работу.
- В мире живых, с Днём рождения, - прошептала она и без чувств свалилась на пол, крепко стукнувшись головой о доски.

Возможно продолжение последует, но это будет уже другой рассказ


--------------------
- Ты само очарование!
- Вот и психиатр мне так говорит

- А вы из минздрава, да?
- Ага, и из цветочной лавки, и из ФБР, а по четвергам мы лечим плюшевых мишек

- Могу предложить тебе 3 штуки
- За три штуки я даже с постели не встаю. (с) SPN
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
AlexGopin >>>
post #12, отправлено 4-02-2013, 20:59


Приключенец
*

Сообщений: 4
Пол:мужской

Харизма: нет

мне кажется, что людей тянет к огню костра, ведь в нем заключено нечто доисторическое подсознательное, то, что потеряло человечество перейдя к цивилизации.
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
2 чел. читают эту тему (2 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)
0 Пользователей:

Тема закрыта Опции | Новая тема
 



Рейтинг@Mail.ru
Текстовая версия Сейчас: 24-05-2019, 13:57
© 2002-2011. Автор сайта: Тсарь. Директор форума: Alaric.