Здравствуйте Гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить | Новая тема | Создать опрос

> Любовь - это смерть, Фанфик моей подружки)

kenderin >>>
post #1, отправлено 9-01-2012, 10:43


Приключенец
*

Сообщений: 1
Пол:нас много!

Количество хупаков: 1

АВТОР: Infinitus Kuero
НАЗВАНИЕ : Любовь – это смерть
БЕТА: Shin-chan
ДИСКЛЕЙМЕР: Не претендую.
РАЗМЕР/СТАТУС: мини, не закончен
КАТЕГОРИЯ/ЖАНР: попеременный POV, Ангст, Флафф
РЕЙТИНГ: PG – 13 (планируется NC)
ПЕРСОНАЖИ: Рейстлин, Карамон, второстепенные
ОТ АВТОРА: AU, OOС
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: Действие выдумано лично мной на пару с моим больным воображением. Изменив прошлое, Рейстлин и Карамон заплатили огромную цену – все, кто был им когда-то дорог, умерли от их собственных рук.

1. «Нет просвета в глазах знающих лишь боль и печаль»
ПОВ. Карамона:
Моего брата продолжают преследовать кошмары. Каждую ночь я просыпаюсь от его криков. Они наполнены болью и мукой, у меня сердце кровью обливается, когда я их слышу. Всякий раз я бегу к нему, бужу и успокаиваю, а он плачет у меня на руках словно ребенок… Я бы ни на секунду не оставлял его в одиночестве, каждую ночь сторожил его сон, как это бывало раньше. Но он не разрешает. Когда я предложил ему побыть с ним он очень резко отказался… Он все еще не может себя простить.
ПОВ. Рейстлина:
Мне опять снится, как я обнимаю Крисанию, как наслаждаюсь сладким запахом ее темных волос. Как преданно она смотрит на меня, с такой любовью и с такой верой… Но нужно платить по счетам. Пытаюсь не обращать внимания на боль в сердце, которая вот-вот может вывести все из-под контроля. Сжав покрепче зубы, не дыша, плавно выворачиваю свою кисть. Теплый металл кинжала проскальзывает в мою руку. Главное не отступать, главное не отступать…
- Прости меня, Крисания… - не могу больше сдерживать слезы, она непонимающе смотрит на меня.
- За что, все же хорошо… Мы все исправили… - не могу слышать ее голос, полный неподдельного света и веры. Не могу видеть ее глаза, в которых застыла любовь. Крепко закрываю глаза. Не могу видеть ее такой. Рука, предательски дрожа, описывает свой путь…
- Рейстлин… - ее голос сходит на шепот, она обмякает в моих объятьях, а по моей руке течет обжигающе горячая кровь… Ее кровь…
Слезы предательски скользят по моим щекам. Их касается почти ледяная рука, из которой с каждой секундой уходит жизнь.
- Я люблю тебя… - шепчет она, и ее безжизненное тело падает из моих объятий. Только теперь осмеливаюсь открыть глаза. На моих бледных руках ее кровь. Долго смотрю на них, в полной мере осознавая, что только что убил самого любимого человека. Мои остывшие слезы смешиваются с ее еще теплой кровью. Не могу сдержать эмоций, обиды, злости, в бессилии проклинаю всех богов, заходясь в надрывном плаче. Мертва… Мертва… Она… Не со мной…
- Рейстлин! Рейст… - такой родной голос… Мой брат. Еще не открываю глаза, но уже тянусь к нему руками. Боже, как же, наверное, я сейчас похож на маленького ребенка… И как ему еще не надоело каждую ночь бежать и успокаивать меня, Прижимать к себе, гладить своей ладонью по моим спутавшимся волосам… - Не беспокойся, не бойся ничего… Я рядом… - не могу ему не верить, тепло его объятий постепенно меня успокаивает, убаюкивает. Еле слышно шепчу ему на ухо о том, как его люблю, как он нужен мне. Слезы уже остановились, даже влажные дорожки на щеках почти высохли. В бессилии обнимаю его, и прошу остаться…
ПОВ. Карамона:
Сегодня я просидел с ним почти до обеда. Он так слаб, эти ночные кошмары совсем не дают моему братику выспаться. Поглаживая его мягкие каштановые волосы вспомнил о Тике… Однажды она так же лежала у меня на коленях, и мы с ней мило болтали о всяких пустяках. Вспоминая о ней, не заметил, как сжал руки в кулак. Только тихое шипение привело меня в чувство… Извинился перед Рейстлином, на что он лишь устало и как-то натянуто улыбнулся, что эта боль по сравнению с его душевной болью…
* * *
Под вечер решил проветриться и заодно пополнить запасы продуктов. Прогуливаясь по оживленной улице, услышал крики о помощи – кто-то украл у дамы сумочку. Не долго думая, бросился за вором, которым оказался мелкий мальчишка. Забрал сумочку и щелкнул оборванца полбу. Ждал пока через толпу пробиралась хозяйка. Увидев ее успел проклясть все на чем стоит свет… Передо мной была молодая девушка в светлом и легком ванильном платьице, которое доходило ей до самых ног, обутых в дорогие белые сандали. Небольшая ванильная шляпка покрывала аккуратно и красиво зачесанные рыжие волосы, а тень ее падала на милое личико, сплошь усыпанное веснушками. Серо-зеленые глаза с какой-то хитринкой меня разглядывали.
- Благодарю вас сэр, позвольте в знак благодарности угостить вас чашечкой кофе, - ее голос журчал как ручеек в весенний день, и в отличии от всего остального он не был похож на голос Тики. Я взмолился о том, чтоб она забрала свою несчастную сумочку и сейчас же ушла своей дорогой. Но она напротив, подхватила меня под руку и повела в сторону кафе. Я хотел кричать о том какая она глупая, кричать, чтобы она сейчас же ушла, но заклинание, мной овладевшее, не было со мной согласно.
- Конечно миледи, для меня честь провести этот вечер в компании такой очаровательной дамы как вы… - я уже смирился со своей судьбой, уже не сопротивлялся. Не она первая, не она последняя…

ПОВ. Рейстлина:
Как только брат сильно задержался на базаре, я все понял. Понял и спокойно ждал его возвращения. Он ввалился домой совсем обезумивший, из красных глаз его бежали несдерживаемые слезы. Он разжал свой кулак, и из него выпала прядка покрытых кровью волос. Не говоря ни слова, я обнял его. Сотрясаемый рыданиями он бессильно уткнулся в мое плечо. Бедный, бедный. Это уже третья за месяц. Теперь моя очередь его утешать. Поглаживая влажные от пота волосы, я целую его в щеку. Постепенно он успокаивается, приходит в себя, и только изредка раздаются жалобные всхлипы. Целую его еще раз, прижимаю еще ближе к себе и тихо спрашиваю:
- Где тело? – и тут же жалею об этом. Брат всхлипывает еще раз и безжизненным пустым голосом отвечает:
- За деревней, на заброшенном сеновале. – мое сердце сжимается. Бедный мой, бедный. Убаюкиваю его в своих объятьях, нежно целую в макушку и обещаю скоро вернуться… Надо все сделать быстро, пока девушки не хватились.
* * *
Тороплюсь к сеновалу, не стоит надолго оставлять брата одного в таком состоянии. Не смотрю по сторонам во избежание нежелательных знакомств. Плотный серый плащ только мешается, но ничего не поделать…
Труп девушки нахожу на втором этаже, да братец, ты молодец, здесь ее никто бы не нашел, если бы не искали. Миловидное летнее платьишко испачкано, прямо под сердцем чернеет рана от ножа, светло-рыжие волосы почернели и слиплись от крови, голова неестественно вывернута. Прямо как Тика – содрогаюсь от воспоминаний о ее смерти. По одежде и чертам девушки сразу видно, что она из аристократической семьи. Горько усмехаюсь. А у моего братца-то есть вкус.
Придется устроить здесь небольшой пожар. Разбиваю заранее припасенное зеркальце в лучах пробивающегося сквозь разбитое окно солнечного света. Реакция была быстрой, закат сделал свое дело. Быстро выбираюсь из горящего здания и, почти переходя на бег, направляюсь к дому. Завтра с утра люди будут обсуждать сгоревшее строение, и никогда им не узнать про то, что там был человек. А сейчас надо поторопиться к моему брату…
* * *
ПОВ. Карамона:
Рейст ушел… Я видел, как ему трудно было оставить меня. Голова болит… Братик, ну где же ты? Сижу у порога так же, как он меня оставил. Жду его. Боль отступила, осталась лишь пустота и благодарность. Рейстлин всегда заметает за мной следы… Если бы не он, я давно был бы в тюрьме. А может, так было бы и лучше. Но нет, я бы сдался властям и так, признаваясь в своих преступлениях, но не могу оставить его одного, наедине с кошмарами прошлого. Не было бы меня, некому было бы успокаивать его когда ему плохо. Чувствую, как легкая улыбка коснулась моих губ. Не могу думать о нем спокойно, всегда какая-то теплая волна накрывает меня. Пытаюсь встать, не сразу удается, но все-таки делаю это. Иду в комнату скорее по памяти, глаза почти ничего не видят из-за недавних слез. Почти падаю, но руки вовремя хватаются за оказавшийся рядом стол. Не знаю, сколько времени так стою, но к глазам постепенно возвращается зрение, а к телу сила. Замечаю, что на столе остались кровавые следы от моих рук. Замечаю нож, которым видимо и порезался, задумчиво кручу его в руках. Нехорошие мысли лезут в голову, о быстром и верном прекращении всех мучений.
- Даже не думай об этом, братец, - я и не заметил, когда он вернулся. Обнимает меня со спины, чувствую, как родное тепло возвращает мне живительный свет. Осторожно вынимает из моих рук нож и отбрасывает его на стол. Зарывается в мои темные волосы и делает пару глубоких вдохов, словно наслаждается моей близостью.
- И когда мы успели стать наркотиком друг для друга? – мой тихий сорванный голос, я и сам ему удивился.
- Мы никогда не становились друг для друга наркотиком, - почему-то эти слова отозвались в груди глухой ноющей болью, но брат, словно не замечая этого, продолжил. – Мы всегда, понимаешь, всегда нужны были друг другу больше чем воздух. И даже не смей сомневаться в этом, – он легко, почти невесомо, целует меня в шею, и по всей моей душе разливается блаженное спокойствие и любовь.
- Не сомневаюсь… - разворачиваюсь к нему лицом и заглядываю в его темные глаза. Я давно боялся увидеть в них боль и страдание, почему то не сомневался, что кроме них там больше ничего нет. Впервые за долгое время я вот так прямо смотрю в глаза своему братишке. И вижу в них нежность и заботу. Легкая, почти нежная улыбка играет на его тонких губах. – Если бы ты знал, Рейст, как я тебя люблю, ты убил бы меня на месте, - улыбаюсь ему и убираю спавшую на его лоб прядку каштановых волос.
- Пожалуй, ты бы сделал со мной то же самое, - он смеется, как не смеялся уже очень давно, и как же греет душу его ласковый смех. Если бы еще пару лет назад мне сказали, что Рейст умеет так смеяться, я уж точно не поверил бы. А теперь, несмотря на все, что с нами произошло за это время, я чувствую себя самым счастливым человеком в мире. Чуть наклоняюсь, и целую братца в лоб, за что Рейст меня наградил еще одной драгоценнейшей улыбкой. А я и правда самый счастливый человек в мире.




--------------------
Любовь несовместное соединяет, любовь открывает любые врата... (с)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
SunCat >>>
post #2, отправлено 9-01-2012, 17:59


Воин
**

Сообщений: 46
Откуда: Санкт-Петербург
Пол:мужской

Съедено сосисок: 69

До конца рассказа не покидало ощущение, что это какие-то другие Карамон и Рэйст... так и не покинуло...

"чашечка кофе" - вспомнил габариты Карамона и улыбнулся: искренне и сентиментально...

Думаю, выстрою в себе околосюжетие этого рассказа, чтобы существование, новые краски отношений и мотивация поступков этих других братьев стали бы понятны лично мне...


--------------------
"Улыбаемся и машем... "user posted image
"Блюз не для того, чтобы чувствовать себя лучше, а для того, чтобы другие почувствовали себя хуже." "Bleeding Gums" Murphy
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Даймон >>>
post #3, отправлено 10-01-2012, 1:27


Бобер:)
***

Сообщений: 136
Откуда: Симферополь
Пол:мужской

Бревен: 52

кто знает, может это и ближе к реальности... нашей реальности....


--------------------
Времена не выбирают, в них живут и умирают
Все люди произошли от обезьян, а гидротехники - от БОБРОВ!
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Вита >>>
post #4, отправлено 28-06-2012, 1:06


Воин
**

Сообщений: 48
Пол:

Харизма: 37

Очень понравился момент с кошмарами Рейста. Дальше как-то не так. Что Карамон, что Рейстлин, это просто не те герои о которых я читала.


--------------------
Подарите мне новое тело,
Душу можно оставить ту же...
Для чего? Да какое вам дело?!
Я такой никому не нужен…

Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
2 чел. читают эту тему (2 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)
0 Пользователей:

Ответить | Опции | Новая тема
 



Рейтинг@Mail.ru
Текстовая версия Сейчас: 20-02-2020, 14:07
© 2002-2011. Автор сайта: Тсарь. Директор форума: Alaric.