Здравствуйте Гость ( Вход | Регистрация )

Ответить | Новая тема | Создать опрос

> Фанфики от Лин Тени, по DL, естессно...

Лин Тень >>>
post #41, отправлено 14-09-2010, 17:29


Товарищ генерал
*******

Сообщений: 3127
Откуда: Башня Теней
Пол:женский

Взмахов катаной: 1573

Угу, вот только если Саруману доведётся это увидеть... *затравленно озирается по сторонам* Ну, вроде никого нет... можно посумасбродствовать немножко. Посмотрим. Может ещё ничего не напишется. Феал-хас вот упорно не хочет выходить на свет. Какой упрямый эльф!


--------------------
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Storm >>>
post #42, отправлено 14-09-2010, 20:05


Среднее Божество
******

Сообщений: 1488
Пол:нас много!

Кавайность: 555

Цитата
Ну, вроде никого нет... можно посумасбродствовать немножко.

немножко - можно))))))))))))))

Цитата
Какой упрямый эльф!

а ты поуговаривай мальчика)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Лин Тень >>>
post #43, отправлено 22-09-2010, 20:32


Товарищ генерал
*******

Сообщений: 3127
Откуда: Башня Теней
Пол:женский

Взмахов катаной: 1573

Так, ну раз мне официально разрешили, нужно обязательно пошалить...

"Встреча отражений" от Астинуса Палантасского

Автор: я (Лин Тень)
Бета: тоже я
Название: "Встреча отражений" от Астинуса Палантасского
Дисклеймер: данная зарисовка написана в качестве стёба, и я не хотела оскорбить ни авторов, ни фанатов, ни (ТЕМ БОЛЕЕ!) героев (а точнее, героя)
Предупреждение: это очень глючный стёб, пожалуйста, помните об этом!
Рейтинг: G
Тип: джен, AU, кроссовер, OOC Рейстлин, RPF
Жанр: юмор, пародия (в каком-то смысле)
Размер: драббл
Размещение: никаких размещений. Без вариантов
Пометка: упомянутый RP знает о существовании и содержании фанфика и дал своё согласие на его существование.


Я, Астинус Палантасский, записал это воистину великое событие, которое назвал "Встречей отражений". И ныне вы можете прочесть, как всё было, в этой хронике, которую вы сейчас держите в руках.
Настал тот день, когда в Палантасской Башне встретились двое...

Рейстлин оглядел своего оппонента. "Размером с Карамона будет...", — мрачно подумал он, но тут же вспомнил известную поговорку о том, что "чем больше шкаф, тем громче падает". И с трудом удержался от того, чтобы не потереть худые, словно у скелета ладони.
Оппонент в свою очередь смотрел на Рейстлина так, как будто бы увидел огромного клопа: и противно, и раздавить страшно — развоняется же... "Нет, ну я, конечно, знал, как он выглядит, но чтобы так..." — это была первая его мысль.
Рейстлин презрительно скривил губы и сложил руки на груди.
— Так и будешь пялиться на меня?
— А у тебя что, комплексы? — сразу же поддел его собеседник.
На скулах Рейстлина выступили красные пятна. Маг вцепился в подлокотники кресла.
— На себя посмотри, — прошипел он. — Да, вот возьми и посмотри, прямо сейчас. Вырядился в чёрную мантию, не будучи служителем Нуитари.
— Ах, это? — оппонент оглядел своё одеяние. — Это для фотосессии. А тебе-то какое дело?
— А у тебя мантия неправильная, — ещё тише прошептал Рейстлин, срываясь на какой-то свист.
Мужчина, что сидел напротив, зашёлся в хохоте. Через некоторое время, когда он справился с собой, Рейстлин продолжил:
— И вообще... твой цвет — белый, почему ты носишь чёрное?!
— Белый?.. — теперь мужчина был сбит с толку. — Почему? Вообще-то мой любимый цвет...
— Твой цвет — белый, — авторитетно повторил Рейстлин, перебив собеседника. — Ты создаёшь иллюзию чёрного мага, но тебе меня не запутать! Я-то знаю, кто ты!
Во время этого пламенного монолога брови мужчины ползли вверх в недоумении. "Знает, кто я? Похоже на то, что я сам этого не знаю...".
— Слышь, умник, — прервал он мага. — Ты это с чего взял?
— И я не боюсь твоей армии боевых урук-хаев!.. Что? — Рейстлин очнулся и посмотрел на сидящего перед ним.
Воцарилась тишина. Затем паузу нарушило сдавленное хихиканье.
— Урук... Ты где это вычитал? — сквозь смех спросил Саруман.
— Здесь, — ничего не понимающий Рейстлин достал огромный фолиант, в красном переплёте, на котором красовались золотые буквы "Властелин Колец".
Саруман засмеялся в полный голос.
— Так вот почему мой цвет — белый! А ты, часом, не удивился, почему у меня нет бороды?
— Удивился, — признался Рейстлин.
— И чем, позволь узнать, ты собирался защищаться от "моих боевых урук-хаев"?
Рейстлин покраснел.
— У меня тоже есть армия, — сдержанно ответил он, надеясь, что Саруман не спросит его о подробностях. Но он ошибся. Саруман был любопытным. — Армия фанаток! — в ярости крикнул он.
— Э, друг, у меня тоже такая есть, — отмахнулся Саруман. — Не пойдёт.
Оба замолчали, думая о чём-то.
— А что, — вдруг спросил Рейстлин, — тебя тоже фанатки достали, да?
— Угу, — мрачно отозвался Саруман. — И не только фанатки. Ещё фанаты.
— Та же фигня, — вздохнул Рейстлин и, покачав головой, разлил лучшее сильванестийское по бокалам...
В молчании мужчины выпили.

На этом хроника под названием "Встреча отражений" заканчивается. Записал её я, Астинус Палантасский.

Сообщение отредактировал Лин Тень - 22-09-2010, 20:32


--------------------
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Storm >>>
post #44, отправлено 22-09-2010, 22:45


Среднее Божество
******

Сообщений: 1488
Пол:нас много!

Кавайность: 555

ого.. ты решилась))))))
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Лин Тень >>>
post #45, отправлено 22-09-2010, 23:05


Товарищ генерал
*******

Сообщений: 3127
Откуда: Башня Теней
Пол:женский

Взмахов катаной: 1573

Цитата
ого.. ты решилась))))))

Мда, некрасиво как-то вышло, я написала, а не предупредила RP, что он кагбэ тоже участвует в действиях. Ну, я предупредила. И все мои страхи рассеялись XD. Меня тут недавно одна девушка назвала "образцом смелости". Гыгыгы XD


--------------------
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Storm >>>
post #46, отправлено 23-09-2010, 9:34


Среднее Божество
******

Сообщений: 1488
Пол:нас много!

Кавайность: 555

и как?))) герою понравилось?)))))))))
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Лин Тень >>>
post #47, отправлено 23-09-2010, 10:47


Товарищ генерал
*******

Сообщений: 3127
Откуда: Башня Теней
Пол:женский

Взмахов катаной: 1573

Он не читал wink.gif А беспокоить ссылками не хочу. Захочет - найдёт, думаю, моё творчество - не такой секрет, оно и на дайри, и здесь размещено. На дайри тупо можно найти по тегам, здесь в разделе "творчество". Если бы человеку было надо, он бы нашёл и прочёл (учитывая, что имеется куча перекрёстных ссылок), но я думаю, что не стоит беспокоить. И так дел, как я понимаю, навалом.


--------------------
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Storm >>>
post #48, отправлено 23-09-2010, 11:28


Среднее Божество
******

Сообщений: 1488
Пол:нас много!

Кавайность: 555

а-а-а-.. а разрешил то тебе он сам?)))
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Лин Тень >>>
post #49, отправлено 23-09-2010, 11:36


Товарищ генерал
*******

Сообщений: 3127
Откуда: Башня Теней
Пол:женский

Взмахов катаной: 1573

Да. Хотя и не читал. Оставим как есть, во всяком случае, пока.


--------------------
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Лин Тень >>>
post #50, отправлено 7-10-2010, 13:03


Товарищ генерал
*******

Сообщений: 3127
Откуда: Башня Теней
Пол:женский

Взмахов катаной: 1573

Каждый выбирает свой путь сам

Итак, я это написала, выкладывать буду частями, ибо тут много. Это мой первый опыт совмещения нескольких сюжетных линий, сведения около десятка персонажей (подозреваю, что количество дойдёт до двадцати) за раз. Честно - у меня снесло мозг. По факту, опыт, конечно второй, но первый был не очень удачным и до сих пор не закончен (подозреваю, что я его никогда и не закончу...).
Фанфик ещё не закончен, но какое это имеет значение, всё равно пока я доберусь до выкладывания незаконченной части, я её уже закончу rolleyes.gif

Автор: я (Лин Тень)
Бета: тоже я
Название: "Каждый выбирает свой путь сам"
Дисклеймер: герои принадлежат Маргарет Уэйс и Трейси Хикману, я взяла их с целью сотворить AU
Предупреждение: таймлайн смещён относительно оригинального произведения, многое изменено. Я взяла на себя смелость сотворить некую ветвь развития событий. «А что было бы, если бы…». Присутствуют спойлеры по "Драконам Мага Песочных Часов"
Рейтинг: PG-13
Тип: гет, AU, OOC Рейстлин, ООС Лорана, ООС Танис
Пейринг: Рейстлин/Лорана, Танис/Китиара, Карамон/Тика (малозначимо)
Жанр: экшн
Размер: миди
Количество глав: 7
Герои: Рейстлин Маджере, Лоранталаса Канан, Карамон Маджере, Танис Полуэльф, Китиара Ут-Матар, Тика Вейлан, Тассельхоф Непоседа, Циан Кровавый Губитель, Скай, Берем Вечный Человек, Фисбен, Флинт Огненный Горн, Ариакас, Иоланта, Такхизис, Фистандантилус (возможно, будут ещё)
Саммари: Я верю, — обратилась она к ним, — что вы будете счастливы. Но у меня нет никого, — это было адресовано снова Рейстлину, — кроме тебя. Ты спас меня из Даргаардской крепости, когда я думала, что умру. Ты вытащил меня с того света. А Танис — моя любовь и моя мечта — меня бросил. А может быть, я сама его бросила...
Размещение: только с моего разрешения. Вначале связаться со мной через и-мэйл, асю, телефон (вписать нужное) и получить разрешение и условия. Уже потом что-то размещать.


Глава 1. Ночь Глаза
Стоя в подвале Даргаардской крепости, Рейстлин Маджере смотрел на бесчувственное тело своей единоутробной сестры Китиары Ут-Матар. Затем он обернулся к Звёздным Песочным Часам, а вернее к тому, что от них осталось. Ловушка разлетелась тысячей осколков по мраморному полу. Волшебник с содроганием вспомнил хрустальные часы, поймавшие в себя Трёх Богов Магии.
«Я отплатил тебе долг, сестрица, — подумал маг. — Тем, что не убил тебя».
Китиара очнётся ещё нескоро, но сюда вернётся Лорд Сот. Рейстлин поспешно достал Око Дракона и собрался уже было читать заклинание, как вдруг подумал о прекрасной эльфийке Лоране. А ведь она сейчас тоже здесь, в Даргаардской крепости...
— Нет, — сказал себе Рейстлин. — Надо уходить, спасаться...
В это время ноги его уже переступали через Китиару, а руки открывали тяжёлые двери подвала.

Лорана лежала, не в силах шелохнуться. Она не до конца осознавала, кто она такая, где находится, и что происходит. Она не чувствовала своего тела — просто лежала, открыв глаза и уставившись в темноту. Кажется, её замотали в какие-то тряпки, но Лорана не могла бы с уверенностью этого сказать.
При всём желании Лоранталаса не смогла бы сейчас сбежать. Ей оставалось лежать и думать, думать. О том, как глупо она попалась, о том, что она предала всех, что она не оправдала надежд... Астинус говорил ей — думай о долге! И что сделала она? Схватилась за призрачную возможность увидеться с Танисом, хотя было настолько очевидно, что это ловушка, что и слепому овражному гному это было бы понятно. Что ж, наверное, она глупее...
Слёзы медленно катились по щекам Лораны, остывая на бледной коже. Какая же она глупая! Её предупреждал и Тас, и Флинт — оба говорили, что Китиара врёт. А она поверила… И никто, никто теперь не поможет. Это она должна была всем помогать... должна была бы. Но где она сейчас? Где Золотой Полководец, про которого сочинили столько гимнов и песен?
Валяется, словно кукла, чёрт знает где, каждый день (или ночь, Лорана потеряла счёт времени) слушая какие-то жуткие завывания... Та женщина, Китиара, сказала, что это поют баньши.
Но никакие баньши, и даже Лорд Сот не могли ранить Лорану больше, чем она сама, постоянно упрекающая себя в малодушии.
Никто не поможет...
В коридоре раздались шаги. Затем дверь скрипнула.
"Это Китиара, — равнодушно подумала Лорана, — снова пришла поглумиться". В голову эльфийке не пришло, что шаг воительницы был тяжёлым, латные сапоги лязгали по камню, а вошедший, напротив, чуть ли не крался.
Лорана закрыла глаза. Ей было всё равно. Никто не поможет.

Рейстлин увидел её — эльфийка лежала на большой кровати в тёмной комнате, куда не проникали лучи двух лун. Если бы Рейстлин, крадясь коридорами Даргаардской крепости, не зажёг сферу на Посохе, он бы ничего не увидел.
Лорану замотали в грязную шёлковую простыню, которая когда-то давно была белой. Вниз свешивалась рука, одна нога также была неприкрыта. Кажется, под шёлком ничего не было...
Маг невольно покраснел и порадовался, что Лорана не может этого видеть. По-видимому, она была без сознания. Если не хуже, конечно...
Рейстлин пересёк комнату и присел рядом с Лораной. Посох Магиуса он прислонил к стене, чтобы свет падал на девушку. Волшебник осторожно провёл пальцами по щеке эльфийки и почувствовал влагу. "Нет, она не без сознания", — сделал он вывод.
— Лорана, — позвал он тихонько, — Лорана, ты меня слышишь?

Лоранталаса почувствовала запах роз, и тут же вспомнила Каламан. Там ей подарили большой букет, а потом были пышные речи, был ужин и бал... а потом она получила эту злосчастную записку. Она не сразу услышала голос, который её звал.
Голос... знакомый голос. Кажется, она слышала его, но давно... очень давно. Почему-то вспоминался Тарсис — там они последний раз виделись с Танисом… то зловещее предзнаменование, похоже оно исполнится… "Никогда больше не встретятся в этом мире...".
Рейстлин!
"Рейстлин", — хотела было крикнуть эльфийка. Она не могла видеть мага, но теперь она точно поняла, что это он. Тяжёлая пелена, окутывающая её сознание, несколько рассеялась. Неужели это и вправду Рейстлин? Лорана никогда бы не подумала, что она будет так рада неразговорчивому язвительному магу. Ей захотелось сейчас же вскочить с опостылевшей кровати и обнять волшебника, который так не любил, когда его трогали.
Однако Лоране не удалось издать даже мычания, не то что уж выговорить имя или привстать.
— Ты не можешь сейчас разговаривать, на тебе заклятье, — прошептал маг. — Но хотя бы открой глаза, чтобы я понял, что ты меня узнала.
Лорана распахнула глаза, но увидела только потолок. Правда, подсвеченный огоньком Посоха Магиуса. Для молодой эльфийки это был свет надежды. Больше всего ей сейчас хотелось увидеть Рейстлина — мага, которого она всегда считала некрасивым и даже ужасным, хоть и необычным. Считала когда-то в прошлой жизни. То была Лорана, не видевшая Ледяного Предела, не защищавшая Башню, не стоявшая во главе армии… то была Лорана, у которой на руках не умирал Стурм. И сейчас эльфийка так хотела увидеть хоть одно знакомое лицо… даже если это лицо больше похоже на череп, обтянутый золотой кожей.
— Я попробую снять чары, — сказал Рейстлин, вставая с кровати.
Он начал читать заклинание. Лорана почувствовала, как она падает куда-то... или это просто её тело обретало способность чувствовать? Правая рука отдавалась болью в районе локтевого сустава — кажется, она слишком долго свисала с кровати, и связки потянулись.
— Рейстлин, — прошептала Лорана. Язык с трудом ворочался во рту, но она всё же могла говорить. Эльфийка попробовала пошевелить больной рукой.
— Осторожно, — маг согнул руку Лораны в локте, и помог эльфе положить её на кровать. — Не двигай пока этой рукой.
— Рейстлин… — снова повторила эльфийка.
Она наконец повернула голову и увидела его. Молодой волшебник мало изменился — он был всё так же худ, всё так же сутулился, тонких губ почти не было видно в полумраке, кожа его была всё такого же наводящего ужас золотого цвета, а глаза, довершая картину, так же блестели золотом и зрачки имели форму песочных часов. Но всё это не имело значения для Лораны. Он спас её, он снял с неё заклятье, и она может теперь бежать. Машинально эльфийка отметила, что Рейстлин выглядит очень усталым, как будто бы не спал несколько суток.
Лорана присмотрелась к волшебнику и ахнула — из-за полумрака она не разглядела сразу…
— Ты… на тебе чёрная мантия! Ты теперь тоже служишь Китиаре, как и Танис?
Она увидела, как полыхнули яростью его золотые глаза:
— Я служу себе. И богам. И, чтобы ты знала, Чёрные Мантии служат не Такхизис, и уж тем более не Китиаре, — Рейстлин презрительно скривил губы. — Маги Чёрной Ложи служат Нуитари, — затем маг спросил, несколько удивившись: — Танис? Служит Китиаре?
Лорана только всхлипнула.
— Это Китиара тебе сказала, верно? — быстро догадался Рейстлин, затем язвительно усмехнулся. — Ты нашла кому доверять…
— То есть Танис не…
Рейстлин только досадливо мотнул головой и попросил эльфийку поторопиться. Лорана попыталась встать, шёлковая простыня легко скользнула вниз, открывая вид на прекрасную грудь девушки. Рейстлин покраснел пуще прежнего, пытаясь скрыть лицо в капюшоне. Эльфийке же было не до приличий — больше всего сейчас она хотела уйти из Даргаардской крепости.
— Я помогу тебе, — смущаясь, маг подал Лоране руку, поскольку понял, если он сейчас этого не сделает, то они ещё очень долго тут проторчат. И вполне возможно, что за ними придёт Лорд Сот. Рейстлину было достаточно встретиться с ним один раз, чтобы навсегда для себя решить — больше он не хочет видеть это чудище.
Эльфийка ухватилась за худую, но сильную руку волшебника, словно утопающий за соломинку, и поднялась с кровати. Шёлк соскользнул на пол, и теперь она стояла перед Рейстлином совершенно обнажённая. Мужчина не мог отвести взгляд от прекрасного тела, которого не касалась старость. Весь облик молодой эльфийки был воплощением красоты и молодости. Даже спутанные волосы не портили картины, а наоборот, лишь подчёркивали её.
— В...вот, возьми, — волшебник, едва не запутавшись вмиг онемевшими пальцами в застёжке, снял с себя плащ и протянул его девушке. Та завернулась в него. — Теперь нам нужно уходить, Лорд Сот скоро будет здесь.
Лорана только кивнула. Она вдруг поняла, что ей всё равно, в какую мантию одет её спаситель. Лорана из Квалинести умерла. Замёрзла в Ледяном Пределе, сгорела вместе с Тарсисом. Мёртв и Золотой Полководец. Лорана оставляет в этой крепости свои доспехи и своё звание. Теперь она просто Лорана. И она безмерно благодарна Рейстлину, будь он хоть чёрным магом, хоть самим жрецом Такхизис.
Рейстлин прочёл заклинание, и они перенеслись магическими коридорами в гостиницу "Сломанный Щит".

Император Ариакас смотрел на Иоланту — свою бывшую любовницу. Обычно бывших у него не бывало — все они отправлялись на тот свет, как только надоедали ему. Единственной была Китиара — она была ему полезна в качестве военачальника. Да и Королева Такхизис желала видеть её в своих Повелителях.
Иоланта же была жива только потому, что выполняла свою последнюю роль — роль приманки для молодого выскочки Маджере. Как только Ариакас убьёт этого маленького сукиного сына и получит Око Дракона, он прикончит и Иоланту.
Надо сказать, ведьма была не в лучшем виде: её лицо и тело украшали синяки и ссадины, одежда была разорвана — Ариакас основательно избил её.
— Где этот паршивец? — властно спросил он у Иоланты, зная, что она никуда не денется от него.
— Не знаю, — женщина пожала плечами. — Я не слежу за ним. Откуда мне знать, где он может быть?
Ариакас прошёлся по комнате, его тяжёлые шаги заставляли доски пола шататься и жалобно скрипеть. Затем император подошёл к окну и посмотрел в небо, где три луны — Солинари, Лунитари и Нуитари — сошлись в Великий Глаз. Ариакас задумался. Он стоял, опершись локтями о широкий деревянный подоконник, и размышлял над тем, где могло носить Рейстлина. Иоланта лежала на кровати и никакого вреда причинить ему не могла...
Последний раз его отправляли шпионить за Китиарой в Даргаардскую крепость. Видимо, он должен быть там. Не могла ли Кит сама завладеть Оком? Проклятье!
Представив себе эту ситуацию, Ариакас с досады топнул мощной ногой.
А дальше он так и не понял, что случилось. Только свист и холод. И темнота, смыкающаяся, как воды трясины, над головой. Он даже не пытался тянуть руки к поверхности этой темноты, потому что был оглушён и парализован этим жутким холодом…
— Никогда не поворачивайся спиной к магу, — будто плюнула ему в лицо ведьма, после того, как оглушила ледяным заклятьем. — Особенно к тому магу, которого ты только что избил.
Женщина с проворством кошки спрыгнула с кровати и достала из рукава маленький кинжал, про который Ариакас то ли забыл, то ли не счёл это серьёзной угрозой для себя. Иоланта с чувством вогнала его в незащищённый висок Императора, да так и оставила там.
— А ещё, — наставительно сказала ведьма, отступая от быстро растекающейся лужи крови, — не забывал бы ты надевать Корону... И, может быть, тогда остался бы жив.
Ариакас, конечно же, её уже не слышал. Иоланта, не тратя времени даром, телепортировалась из комнаты Рейстлина, напоследок подумав о том, что создала бедному магу проблемы.
— Жаль, — пробормотала она. — Он мне нравился, но я всё же надеюсь на лучшее... он спас всех моих друзей, и я не хочу, чтобы теперь он отвечал за убийство Ариакаса... Помоги ему, Нуитари… Помогите ему, Боги магии! — с чувством воскликнула Иоланта, глядя в окно на Великий Глаз.

Рейстлин и Лорана появились в комнате. Увидев мёртвое тело Ариакаса и кровь повсюду — что-то успело впитаться в доски, а что-то так и осталось лужей на полу — Лорана даже не пискнула. Маг же слишком устал даже для того, чтобы удивляться или говорить что-то. Он подошёл к телу императора.
— Это сделала Иоланта, — заключил он, оглядев висок Ариакаса. — Никогда бы не подумал. Ведь это сам император Ариакас.
— Иоланта... — Лорана нахмурилась. — Я слышала, Китиара что-то говорила про неё. Но откуда тебе знать?
Рейстлин даже не обернулся к ней. Он продолжал оглядывать мёртвое тело.
— Было бы менее ясно, — не удержался от колкости маг, — если бы она написала вот этой кровью на стене "Иоланта была здесь". Это её кинжал. Нам стоит немедленно уходить отсюда, — Рейстлин вновь подошёл к Лоране и подал ей руку. — Вскоре кровь потечёт вниз, и убийство обнаружится. Я удивлён, как она до сих пор не потекла меж щелей в досках! Скорее, Лорана, я не хочу отвечать перед Повелителем Ночи за убийство Ариакаса.
— Идём, — эльфийка смотрела на мага своими прекрасными зелёными глазами. Она даже не спросила, куда они направляются.
Рейстлин был для неё теперь всем. Она безоговорочно доверяла ему, просто потому что, как только она вспоминала те жуткие дни в Даргаардской крепости, её передёргивало. Она была безмерно благодарна Рейстлину за своё спасение.
Он понимал это, и старался оправдать доверие. Маг вновь прочёл заклинание.

Глава 2. Обитель Богов
Рейстлин очнулся, лёжа на гладком, как стекло, камне. Кажется, он спал. Рядом с ним лежала Лорана — всё ещё закутанная в его плащ. Во сне она прижалась к нему — может, ей было холодно, а может, страшно.
Солнце уже встало, и теперь освещало окрестности своими лучами. Рейстлину даже не верилось, что он, наконец, выспался. «Как это я так свалился спать?» — подумал волшебник. Последнее, что он помнил, была гостиница и мёртвоё тело Ариакаса, потом же какие-то отрывочные воспоминания: он ложится прямо на землю, Лорана что-то ему говорит… кажется, что разбудит его, в случае опасности.
Маг хотел подняться, но как только он шевельнулся, Лорана дёрнулась и села.
— Ты уснул, как только мы появились здесь, — извиняющимся тоном сказала она. — Я не решилась будить тебя. Ты... был таким измученным, как будто бы не спал несколько суток. Я не хотела сама спать, но я... случайно уснула, — эльфийка развела руками и улыбнулась. — Здесь так спокойно... как будто бы это место хранит благословение.
— Оно называется Обителью Богов, — пояснил маг.
Он огляделся: вокруг возвышался двадцать один необработанный каменный столб. Где-то рядом журчал ручей. Если верить скупым описаниям, которые он нашёл в Палантасской Библиотеке, то это и впрямь Обитель Богов.
— Я долго спал... — рассеянно прошептал маг. — Я потерял очень много времени. Тебе пора уходить.
Лорана опешила:
— Что? Уходить? Куда?
— Где-то неподалёку от нас сейчас Танис, Карамон и все остальные ведут Берема в Нераку и надеются выручить тебя, — пояснил ей Рейстлин. — Но сейчас ты свободна. Ты должна сказать им об этом. Если Берем попадёт в руки Такхизис, мир погибнет.
— Но Рейстлин, разве ты не пойдёшь со мной? — удивилась Лорана.
Тот покачал головой и чуть улыбнулся.
— У меня есть ещё дела в Нераке. Мне надо возвращаться. Сейчас мы посмотрим, где находятся твои друзья, и вскоре ты сможешь присоединиться к ним…
Рейстлин достал из секретного кармана мантии мешочек и развязал тесёмку. На его ладонь выкатился небольшой хрустальный шарик, переливающийся зеленоватыми цветами.
Эльфийка ахнула:
— Око Дракона! То самое, которое Танис достал…
— Это я его достал. В Сильванести.
Лорана потупила взгляд.
— Я… видела этот сон, мы все его видели, и я подумала…
— О да, конечно, — саркастически сказал Рейстлин. — Ты подумала про Таниса. Я всё понимаю.
Девушка закусила нижнюю губу.
— Прости, Рейстлин, мне следовало догадаться… ведь ты маг, а Око — целиком магический артефакт. Но ты.. умеешь подчинять его?..
Подавив горькую усмешку, волшебник сжал в ладони Око и прочёл над ним заклинание.

— Проклятье, где Берем? — вскричал Танис. — Карамон! Тебе было поручено следить за ним, чем, позволь узнать, ты занимался?!
— Прости, Танис… — Карамон растерянно огляделся, как будто бы только что вернулся в этот мир. — Я тут просто снова думал…
— Что, опять Рейстлин, да? — интонация Полуэльфа была откровенно-издевательской. — Проклятье Бездны, да как, хотел бы я знать, твой сволочной братец умудряется строить нам козни, даже когда его нет рядом?
Карамон опустил голову. В былое время за такие слова он, не раздумывая, ударил бы Таниса — ударил бы, невзирая на то, что они давние друзья. Но сейчас он чувствовал себя обессиленным, усталым… старым. У него отняли часть души.
«И правда, как?», — вдруг будто наяву услышал он голос своего брата, исполненный грусти и одиночества. Карамон услышал эти слова не ушами, они раздались у него в голове. Так братья, бывало, разговаривали раньше. Мысленно, когда не требовалось слов.
— Рейст? — прошептал Карамон одними губами. Никто его не услышал, никто не отозвался, его шёпот заглушил звучный голос Флинта:
— Не волнуйся, парень, — он взял Таниса за руку. — Найдём мы Берема.
«Может быть, — подумал Карамон, идя за остальными, — может быть, Рейст не хотел ничего плохого… Может быть, так было нужно… Для чего-то такого, что не в силах постичь ни я, ни Танис, ни, возможно, даже сам Рейст…». Воин часто размышлял об этом, но никогда ни с кем не делился своими соображениями. Он знал, что на это скажут другие…

Голоса слышались уже рядом. Рейстлину больше не было нужды использовать Око Дракона, чтобы наблюдать за друзьями, и он убрал бесценный артефакт.
— Лорана, — обратился он к эльфийке. — Сейчас они будут здесь. Я не знаю, каким чудом, но… Пожалуйста, Лорана, не говори ничего обо мне! Ни слова! Скажи, что сбежала сама, что это промысел богов… скажи что угодно, но про меня — ни слова. Ты меня не видела, не слышала, ничего не знаешь обо мне.
— Почему? — опешила та. — Мне что, даже Карамону ничего не говорить?
— Карамону тем более, — мрачно отозвался Рейстлин. — Сейчас я уйду. А ты подожди их здесь…
Эльфийка схватила мага за руки, но тут же одёрнула ладони, будто обжёгшись. Она вновь вспомнила, что волшебник очень не любил, когда его трогали. Лорана смущённо опустила глаза.
— Но Рейстлин… В Нераке опасно, зачем тебе туда?
К её удивлению, Рейстлин взял её за плечи и негромко сказал:
— Потому что мало просто уйти в безопасное место, и тебе ли этого не знать, Золотой Полководец? Её Величество всё ещё на свободе. Кто-то должен быть в тени… там, где никто не найдёт его. А потом, в решающий миг нанести последний удар, который изменит тьму.
Рейстлин отчётливо различал голоса Таниса, Карамона, Флинта, Таса и Тики. С ними были Фисбен и Берем.
— Иди, Лорана. Тебя ждёт Танис.
Эльфийка смотрела на Рейстлина, пока он читал заклинание. Он исчез на её глазах, и она почувствовала себя очень одинокой, хотя за каменной стеной были её друзья.
Лорана выступила из круга каменных столбов, и первые, кого она увидела, были Берем и Флинт.
Эльфийка не успела ничего сделать, всё произошло очень быстро. Берем собирался было пролезть в дырку в каменной стене, гном схватил его за одежду и рванул назад, но тут же охнул и осел на землю. Лицо его за какой-то миг стало землисто-серого цвета, губы посинели, из груди вырвался гортанный хрип. Берем в ужасе обернулся. Лорана уже бежала к Флинту, понимая, что вряд ли чем-то сможет ему помочь. Она окончательно утвердилась в этой мысли, когда они вдвоём с Беремом подхватили гнома и уложили его на камни. Похоже, даже жрец Паладайна теперь ничего не смог бы сделать. Глаза Флинта Огненного Горна закрылись, а лицо исказила ужасная мука.
Вдруг что-то вихрем промчалось мимо Лораны и налетело на Берема, звякнул меч, выходящий из ножен.
— Нет! — закричала эльфийка, вставая между Танисом и Беремом. Полуэльф успел добежать первым и решил расправиться с Вечным Человеком, который, как он подумал, убил гнома, его давнего друга. — Не трогай его!
— Лорана… — меч вывалился из руки Таниса. Он подумал, что только что чуть не убил ту, за которой, собственно, шёл в Нераку — средоточие вражеских сил.
Послышалось бряцанье доспехов — это бежали Карамон и Тика, Тас и Фисбен тоже были здесь. Затем кто-то жутко всхлипнул — в этом страшном звуке послышался не страх, а отчаяние и безумие — а затем тихонько завыл. Это был Берем, забившийся между камнями.
— Флинт, — прошептал Тас, подойдя к другу. — Ох, Флинт…
Глаза гнома внезапно открылись. Все очень удивились этому. На лице не было и следа мучений. На какую-то секунду друзья подумали, что всё обойдётся, но первые же слова, обращённые к Тассельхофу, развеяли эти смелые предположения.
— Береги шлем, мой мальчик, — напутствовал он кендера. — Танис… Этот малый, Берем, он не виноват. Это всё моё сердце. Оно всё-таки лопнуло. Ну что ж, мне осталось не так уж и долго… Лорана, хорошо, что ты цела. Тика, береги его, — Флинт кивнул на здоровяка-Карамона. — А ты, — это уже было обращено в свою очередь к Карамону, — не обижай её. И… передавай привет брату.
Никто не понял, что значили эти слова Флинта. Никто, кроме одного человека, который так и остался незамеченным.
— Проводи меня, — попросил гном полоумного старика Фисбена. — Страшно как-то одному…
Фисбен взял тело Флинта на руки и понёс его к каменным столбам. Никто не дерзнул ему перечить, только Танис пытался было поспорить со старым магом. Но под тяжёлым властным взглядом Фисбена он отошёл назад к своим спутникам.
Где-то на середине пути Фисбен обернулся туда, где вроде бы ничего не было. Чуть кивнув, он пошёл дальше.
Старый маг, несущий на руках тело гнома, вошёл в гладкий камень, словно это было озеро… и изчез.

Лорана в последний раз оглянулась на Обитель Богов, ставшую пристанищем её другу Флинту Огненному Горну, и полезла в круглую дыру в скале вслед за остальными. Именно через эту дыру хотел убежать Берем. Как только она оказалась на той стороне, у неё исчезло чувство, что за ней наблюдают.
Эльфийка провела рукой по глазам и пробормотала:
— Я просто нервничаю…
Но всё то время, пока они прощались со старым гномом, ей казалось, что золотые глаза со зрачками в форме песочных часов смотрят за нею… откуда же ей было знать, что хитрый волшебник слукавил ей и не ушёл магическими коридорами, а просто произнёс заклинание невидимости?..
Тика одолжила Лоране свою запасную одежду, которая, правда, была эльфийке безбожно велика, но это всё было лучше, чем расхаживать почти голышом. Также нашлась и обувь. Плащ Лорана так и не сняла. Тем более что запасного ни у кого всё равно не было.
Поскольку друзья решили устроить небольшой привал, появилось время и возможность поговорить, чем Полуэльф не замедлил воспользоваться. До этого все были слишком заняты трагическим событием — смертью их лучшего друга Флинта, а вот теперь Лорана поняла — ей не уйти от расспросов.
— Как ты спаслась? — обратился к ней Танис. — Откуда ты появилась здесь?
Эльфийка промямлила что-то невнятное. Она не умела врать.
— На тебе плащ Рейстлина! — Карамон перебил её. По-видимому, великан заметил это давно, и лишь ждал момента, чтобы высказаться. — От него даже пахнет розами, травами и этой гадостью, вроде паутины и помёта летучей мыши! Это его плащ. Что с ним, Лорана? Где мой брат? — голос воителя сорвался.
— Нет, — яростно замотала головой Лорана. — Это не его плащ. Это плащ… — она незаметно закусила нижнюю губу: — Чёрного волшебника.
Спутники переглянулись. Они все помнили кошмар Сильванести… но всё же это не доказывало, что Рейстлин обязательно должен стать чёрным магом. Полностью переубедить их Лорана не смогла, но от неё хотя бы отстали. Жива — и хорошо.
И только Карамон перестал даже встречаться взглядом с эльфийкой. Он сел отдельно ото всех и его, казалось, перестало интересовать всё, что происходило в этом мире. Лорана очень удивилась этому поведению Карамона, ей казалось, он должен был бы наоборот прилипнуть к ней с расспросами…
На привале также обсудили сложившуюся ситуацию. После долгих споров и убеждений было решено идти в Нераку, потому что только Берем способен закрыть дверь, через которую Такхизис может пройти на Кринн.
Солнце село, спутники разложили лагерь. Перед сном они ещё немного поговорили о Флинте, но затем всё же решили набраться сил перед завтрашним переходом. Карамон вызвался сторожить. Он смотрел пустым взглядом в две дыры на небе, где прежде были созвездия Такхизис и Паладайна, и думал о Рейстлине. Иногда он поглядывал на Лорану, но она как будто улеглась спать… Как будто бы все они спали.
Карамон даже не почувствовал, как и когда по его щекам начали бежать слёзы. Он точно знал, что это плащ Рейстлина. Он бы узнал его из тысячи плащей других волшебников.
Эльфийка тихо подкралась к воину и села рядом. Она оглянулась на друзей — вроде бы все спят — и начала разговор:
— Карамон… я поняла, что ты мне не поверил. Скрывать от тебя это бесполезно. Да, я виделась с Рейстлином. И это он дал мне плащ. Более того, он спас меня из Даргаардской крепости, где меня держала Китиара, хотя ему самому грозила смертельная опасность.
Карамон обернулся к ней, глаза его были полны слёз:
— Где он, Лорана? Где мой брат? Скажи мне?
— Я… я не знаю. Карамон, он просил никому ничего не говорить. Он просил не говорить ничего тебе… я уже нарушила данное слово, — Лорана была очень расстроена.
Карамон неожиданно улыбнулся.
— Рейст должен был знать, что я догадаюсь, что это его плащ. Ну он же не дурак! Он наоборот очень умный! Значит, он хотел, чтобы я знал, где он. Расскажи мне, как вы встретились…
Лорана, шепча почти в ухо Карамону, начала своё повествование…

…Рейстлин смотрел на удаляющихся друзей, которые один за другим пролезали в дыру в скале, и думал только об одном. Ему хотелось кричать, но он застыл в немом бессилии.
«Я отпустил Лорану в своём плаще! Да ещё и сказал, чтобы она Карамону ничего не говорила! Я дурак! Я дурак!! Я дурак!!!»…

Сообщение отредактировал Лин Тень - 7-10-2010, 22:41


--------------------
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Лин Тень >>>
post #51, отправлено 7-10-2010, 22:47


Товарищ генерал
*******

Сообщений: 3127
Откуда: Башня Теней
Пол:женский

Взмахов катаной: 1573

Глава 3. «Лорана или Китиара?»
Если бы Лорана получше присмотрелась, она бы поняла, что спят не все. Танис Полуэльф, например, и не собирался спать. Он хотел объясниться с Лораной, которая со времени своего чудесного возвращения вела себя с ним подчёркнуто холодно. Он хотел всё ей рассказать, извиниться. Он дожидался, пока все уснут, как вдруг Лорана встала и подошла к Карамону. Танис сразу понял, о чём они будут разговаривать. А вернее, о ком.
«В конце концов, — сказал себе Танис, укладываясь так, чтобы было удобно слушать, — я лидер этой маленькой компании. Следить за такими сволочами, как Рейстлин — это моя прямая обязанность».
Каково же было удивление Таниса Полуэльфа, когда он услышал голос, которым Лорана рассказывала о Рейстлине. Она говорила едва ли не с придыханием. Ярость и ревность вскипели в Танисе бурной рекой. Он хотел сейчас же вскочить, подойти к этим двоим, Карамону хорошенько врезать за его дурацкую слезливую любовь к брату, который и не думал отвечать ему взаимностью, а эту глупую девчонку встряхнуть, чтобы её мысли, наконец, пришли в порядок.
Кулаки Таниса сжимались и разжимались, ногти впивались в кожу. Ему хотелось сделать что-нибудь ужасное, ударить кого-нибудь убить кого-нибудь… мага, например…
Внезапно рассудок Таниса протрезвел. Полуэльф глубоко вздохнул. Какой ужас! Он хотел ударить своего друга только за то, что он сам не может, не способен понять родственную любовь — у него не было ни братьев, ни сестёр. А Лорана? Она уже давно не «девчонка», сбежавшая за ним, Танисом Полуэльфом.
Он понял, что на самом-то деле ему всегда это льстило — красавица-принцесса побежала за ним, безродным полукровкой. Но теперь? Теперь она Золотой Полководец, как он может ей указывать, что ей делать, а что не делать, как относиться к Рейстлину?..
Он даже не понял, что на него нашло, но откуда-то услышал отчётливый смех Китиары. Такой манящий…
Танис испугался не на шутку. Неужели его снова тянуло к этой женщине? Этого просто не может быть…
Полуэльф вспомнил свои вспышки зависти и ревности, которые он испытывал, когда видел, как легко Рейстлин до чего-то догадывается, как возрастает его могущество. «Неужели я и вправду такой?» — с ужасом подумал Танис. «Такой, такой, и даже ещё хуже», — ответствовал ему голос Китиары.
Полуэльф укрылся одеялом с головой и решил, что он переутомился. Надо просто выспаться.
Да и, в конце концов, это же глупо! Неужели Лоране может понравиться какой-то больной тщедушный вечно отхаркивающий собственные лёгкие маг?
Утешив себя таким образом, Танис уснул.

Китиара ожидала своей очереди, чтобы промаршировать через Синие Врата в Нераку. Её бесило всё, в том числе и головная боль, что никак не хотела проходить. А всё этот сукин сын — её братец! Он мало того, что не дал себя убить, ещё заставил Кит упасть на каменный пол, так, что воительница со всей силы шарахнулась головой о пол. Но он ведь ещё осмелился прийти сюда, к ней после этого!
Но ещё больше Китиару бесил Ариакас. Почему он так задерживается?!
Внезапно кто-то вошёл в её походный шатёр. Китиара оставила распоряжение никому её не беспокоить. Ей хватило её младшего братца, который, казалось, окончательно выжил из ума. Попросить у неё Палантасскую Башню Высшего Волшебства! Да она даром никому не нужна! Пусть забирает за так и катится в Бездну.
Китиара снабдила Рейстлина одеждами Спиритора и выпроводила прочь.
И теперь кто-то осмелился её беспокоить! Её, Тёмную Госпожу!
— Какого чёрта нарушается мой покой! Провалитесь все в Бездну! — Китиара, выхватив меч из ножен, стремительно оглянулась. Она намеревалась располосовать посетителя, кем бы он ни был.
Но, обернувшись лицом к вошедшему, Китиара тут же рухнула на колени и опустила голову. Меч полетел на землю. Перед ней стояла воительница в безупречных чёрных доспехах. На рукояти меча была выгравирована пятиглавая драконица, а на шее висел медальон с той же символикой. Китиаре не нужно было иных доказательств.
— Моя Королева, — прошептала Кит. — Я… я прошу прощения…
— Китиара Ут-Матар, — спокойно сказала Такхизис. — Ариакас был убит вчера ночью.
— Я… — Китиара даже задохнулась от удивления. Убит? Кто мог это сделать? — Это не я, клянусь тебе!
— Я знаю, — вяло отмахнулась богиня. — Нет нужды убеждать меня. Я могу заглянуть в твоё сердце и посмотреть, лжёшь ты или нет. По всей видимости, его убила Иоланта, твоя подруга.
Китиаре стало нехорошо. Из огня да в полымя.
— Она… не подруга мне, уверяю тебя, Моя Королева…
Голос Такхизис стал жёстким, как металл:
— Это я тоже знаю, Китиара. Ариакас был тупицей и попался сам. Теперь же мне нужен новый главнокомандующий. Тот, кто сокрушит Драконов Белокамня, совместные войска рыцарей и эльфов, захватит все земли обратно. Думаю, ты вполне подойдёшь на эту роль.
У Китиары не нашлось слов для ответа. Она лишь кивнула.
— Это теперь твоё, — Такхизис собственноручно надела Корону Власти на голову воительнице. — И смотри не подведи меня! — последнее звучало весьма угрожающе.
— Я… я благодарна тебе, Госпожа моя… Я не подведу, я обещаю… — запинаясь, проговорила Китиара, однако, подняв голову, обнаружила, что разговаривает с пустотой.
Воительница встала на ноги. Она всё ещё не до конца могла поверить в случившееся. Руки сами потянулись к Короне. Китиара сняла её и повертела в руках. «Тот, на ком Корона — правит» — гласили древние письмена, выгравированные на золоте.
— Ах ты маленький пройдоха, — карие глаза Китиары сощурились. Она вспомнила, что Рейстлин обещал ей Корону Власти в обмен на Палантасскую Башню и одежду жреца Такхизис. — Маленький ублюдок, — воительница закатилась смехом. Она утёрла выступившие слёзы. — Найду — убью.
Но Китиара сказала это больше в шутку, чем всерьёз. Ничто, кроме Короны не имело для неё значения. И неважно, Рейстлин ли её достанет или сама Такхизис.
Китиара буквально выбежала из своего шатра и провозгласила:
— Ариакаса сегодня не будет, он приболел, — она вновь расхохоталась. Войскам Синего Крыла хорошо была видна Корона на её голове, сверкающая кровавыми рубинами на солнце. — Строимся и идём в Храм!
Однако не всё прошло так гладко, как хотела Китиара. Войска Ариакаса не знали, куда им деваться, а посему у ворот постоянно возникали склоки. Никто не знал, кто есть кто, и куда теперь идти. Хобгоблина Тоэда, назначенного одним из Повелителей, тоже не было, так что войска Белого Крыла также пребывали в полной сумятице.

Маленькая команда дошла до Нераки только к вечеру.
— Это наш шанс, — сказал Карамон. Со вчерашней ночи у него будто бы открылось второе дыхание, хотя он так и не сомкнул глаз. Теперь он знал свою цель — Нерака. Рейстлин там. А главное — с ним всё хорошо… И плевать, какого цвета у него мантия. — Смотрите, что там происходит. Все толкутся, не знают, что делать.
Спутники оглядывали Нераку, прячась в рощице на склоне. Танис и Карамон так и были в офицерских доспехах, остальных они вели как пленников. Лорана, скрывшись под плащом Рейстлина, надеялась сойти за волшебницу. Учитывая неразбериху на улицах города, номер вполне мог пройти, хотя на ней и не было мантии. Она хотела обрезать волосы, чтобы не быть столь узнаваемой, но Тика, считавшая длинные светлые волосы Лораны воплощением совершенства, взвыла. Эльфийка улыбнулась и решила не травмировать подругу. Она лишь убрала волосы под одежду и повязала на голову платок так, чтобы создавалось впечатление капюшона.
Карамон и Лорана переглянулись. Танис заметил этот взгляд, и он ему не понравился. Несколько раз за день Полуэльф пытался заговорить с эльфийкой, но она уходила от разговора.
«Я сделаю это сейчас, — подумал Танис. — Потому что «потом» уже может не быть…». Он решительно сказал:
— Лорана, мне нужно с тобой поговорить. Я на секундочку, — извинился он перед друзьями.
Эльфийке было некуда деться, и ей пришлось отойти с ним на десяток шагов, чтобы их никто не слышал.
— Лорана, я должен с тобой объясниться. Насчёт Китиары и всего, что ты слышала…
Эльфийка подняла ладонь, и Танис замолк на полуслове.
— Я не знаю, зачем ты мне всё это говоришь. Ты свободный мужчина, и волен выбирать себе любую женщину, какую пожелаешь. И которая пожелает тебя, конечно же. Ты выбрал Китиару — что ж…
— Я… нет, Лорана! Пойми меня. Попытайся понять, — Танис вздохнул. — Это была минутная страсть, о которой я впоследствии так жалел!
Лорана криво усмехнулась. Танис даже чуть отпрянул — он никогда раньше не видел этой ухмылки на прекрасном лице эльфийки. Горькая, понимающая, знающая… Она посмотрела Полуэльфу в глаза.
— Ты неправ, Танис. Это была не минутная страсть. Ты и сейчас выбираешь, ты и сейчас мучаешься — «Лорана или Китиара?», спрашиваешь ты себя. Ты никогда не сможешь выбрать. Я облегчу тебе жизнь. Я выберу сама, потому что уже достаточно выросла для этого. Я отступаюсь от этого соперничества. Я не буду бороться с человеческой женщиной Китиарой за того, кого я когда-то любила.
Танис смотрел на Лорану во все глаза. Ему казалось, что она, такая близкая ещё совсем недавно, стояла сейчас на другом конце пропасти. Прекрасная и недоступная.
Для него казалось настолько естественным то, что Лорана всегда будет бегать за ним! Танис не был готов к таким переменам в знакомой с детства девочке, его «невесте». Он даже не сразу понял значение последних слов:
— Когда-то любила? — переспросил после паузы.
— Да, Танис. Когда-то любила. Это было очень давно, и это была почти не я. Та девочка была совсем маленькой эльфийкой, она всё время играла со своими братьями и Танисом Полуэльфом. Я почти не помню эту девочку, Танис. Но я помню, что тогда ей было хорошо. Тогда.
Лорана развернулась и сделала шаг по направлению к остальным.
— Кого же сейчас ты любишь, Лоранталаса? — выкрикнул Танис, не заботясь о том, услышит это кто-нибудь или нет. — Рейстлина?
Имя волшебника вырвалось у него, и он тут же пожалел об этом. Тика вскрикнула, Карамон побледнел, Тас вздрогнул. Лишь Берем, казалось, находился где-то в своих воспоминаниях.
Лорана оглянулась. Лицо её выражало спокойствие и умиротворение, при этом она говорила серьёзно:
— Тебе очень многого никогда не понять, Танис. Не потому что ты не можешь, а потому что ты не хочешь. И если хочешь начать понимать поступки других — например, меня Карамона или Рейстлина — начни с себя.
Эльфийка удалилась, а Танис так и стоял, глядя ей вслед. В голове его шевельнулась мысль о том, что в её словах заключена какая-то мудрость, которую он не может понять, потому что… потому что… Танис прогнал эту мысль. Он вздохнул и поплёлся за Лораной.
— Нам нужно идти сейчас, если мы не хотим опоздать, — сказала Тика. — А то они, чего доброго, восстановят порядок…
Предположение было глупым, но девушка сказала это не для того, чтобы поторопить друзей, а чтобы хоть как-то разрядить накалившуюся обстановку. Тика для себя уже давно уяснила, что как резинку не оттягивай, а всё равно ударит больно. А посему, не стоит задерживаться у самых стен Нераки, ожидая, что Такхизис внезапно возьмёт да убежит…
Друзья двинулись в сторону городских ворот. Карамон с Лораной снова переглянулись. Танису оставалось только догадываться, что они задумали.
Однако вскоре Полуэльф успокоился — в чём бы не состоял их план, выполнить его будет очень сложно. Стояла такая толчея, все друг на друга орали, дрались, на обочинах дороги валялись трупы разной степени истерзанности и на разных стадиях разложения. Таса приходилось нести, иначе бы его просто затоптали.
— Кто такие? — стражник у ворот обратил на них внимание.
— Пленных ведём, — ответствовал Карамон. — Слушай, нам бы пройти, а? А то не ровён час затопчут…
— Все хотят пройти, — буркнул стражник. — Бумаги ваши где? Или вы дезертиры?
Карамон и Танис тревожно переглянулись, и Полуэльф покачал головой. Он не знал, что делать.
Грянули трубы — Повелительница Китиара въезжала в Нераку на Скае.
— Где ваши бумаги? — снова спросил стражник, с трудом перекрывая общий шум. Сзади к ним уже подошло несколько драконидов. План «проскочить в суматохе» с успехом провалился.
Танис стоял и думал о том, что сейчас их поведут в темницу, и там-то вскроются все их секреты. Фальшивая борода, которую Тика сделала Берему из козьей шерсти, долго не выдержит, Лорану узнают очень быстро… да и с него-то самого стоит снять шлем — и всё будет ясно. Танис лихорадочно пытался что-то придумать, как вдруг Лорана, до этого стоявшая так спокойно, будто бы и вовсе была статуей, сорвалась с места и стремглав помчалась к воротам.
— Эй! — крикнул один из драконидов. — Пленник сбежал!
— Это не пленник, ящерица ты тупоголовая, — оскалился на него Карамон. — это чёрный волшебник. У тебя есть желание задерживать мага?
Человекоящер что-то пробурчал и махнул когтистой лапой. Чёрные Мантии, приехавшие в Нераку, славились тем, что обычно вначале творили боевое заклинание, а потом спрашивали.
Танис обернулся и увидел Китиару — Скай нёс её, вышагивая по мостовой. Вокруг шли телохранители. Внезапно Танис осознал, что нужно делать. Он понял план Лораны, понял, зачем она вдруг рванулась вперёд. Ведь она такая узнаваемая! А он? Танис бросил последний взгляд на друзей и, рванувшись из рук охранников, которые держали его, побежал к Китиаре. На бегу он сбросил шлем.
— Китиара! Китиара! — кричал он. Сзади на него навалилась настигшая охрана, собираясь утащить. Большим клубком тел они выскочили под ноги Скаю.
— Танис, — прошептала Повелительница, хищно сверкнув глазами. На ней были обычные синие доспехи, но шлема не было. — Отпустите его, — повелительно сказала она страже. Те моментально словно испарились. — А ты — садись рядом со мной, прокатишься.
Полуэльф вскочил с мостовой и остолбенел. Только сейчас он заметил Корону Власти, блестящую на чёрных кудрях Китиары.
На негнущихся ногах он подошёл к воительнице и залез на спину недовольно рыкнувшему Скаю, сев позади Китиары. Шествие продолжилось.

Лорана бежала, бежала так быстро, как могла, проталкиваясь через толпу, не глядя по сторонам. Её не дерзали останавливать — плащ, в который она куталась, и вправду создавал впечатление, что она волшебница.
«Скорей, скорей!», — подгоняла она сама себя. Знать бы ещё, куда, собственно, идти…
Она успела заметить, что Карамона, Берема, Тику и Таса вели в Храм Такхизис. Туда же шли и Спириторы — жрецы Такхизис — а также другие Чёрные Маги. Судя по всему, в Храме будет какой-то общий сбор. Верно, и ей туда же…

Когда Синее Крыло Армии Такхизис торжественно промаршировало в Нераку, Китиара на некоторое время осталась одна в комнате с Танисом. Она закрыла дверь и прислонилась к ней спиной. Женщина смотрела на Таниса с усмешкой и нескрываемым превосходством.
— Зачем ты теперь вернулся, Полуэльф? — спросила она.
— Лораны у тебя нет, и я это точно знаю, Кит. Тебе не удастся меня шантажировать.
Воительница разразилась смехом.
— Да, но теперь у меня есть ты, глупый! А значит, будет и она. Вы никак не хотите понять, что это плохая привычка — бегать друг за дружкой в стан врага.
Танис опустил голову. Попался, называется. Своим дурацким поступком он не спас ни себя, ни друзей. Хотя, возможно, им удастся вырваться из лап драконидов? С ними нет двух самых узнаваемых личностей — его и Лораны…
Полуэльф сам прекрасно понимал, насколько слаба эта надежда. Карамону, Тике и Тасу сейчас так нужна помощь со стороны! Его помощь. А у него нет ничего, что он бы мог противопоставить Китиаре.
Хотя… возможно, это всё ещё работает?
Полуэльф резко сделал шаг вперёд, обхватил Кит за талию, она даже охнула, но не от боли, а от неожиданности. Она всё равно ничего не чувствовала в своих доспехах… но она поняла намерение.
Они впились губами друг в друга, затем Танис начал развязывать ремни на доспехах Китиары. Она пыталась ему помочь, но пальцы путались в мудрёных застёжках.
Когда доспехи со звоном полетели на пол, Танис приподнял Китиару, она обхватила его ногами за бёдра, и Полуэльф посадил её на стол. Она начала судорожно снимать латы с него.
Затем на пол полетела одежда.
Танис понял, что теряет контроль… Лорана на свободе… она может помочь друзьям…
Сейчас единственной истиной для него было горячее и гибкое тело Китиары.

Глава 4. Циан Кровавый Губитель.
Спрятавшись в нише кривой стены Храма Такхизис, Рейстлин смотрел вслед стражникам, ведущим «опасных дезертиров» и отчётливо понимал — ему нужно чем-то отвлечь внимание, чтобы Карамон мог привести Берема к Камню основания. Но чем? Сегодня внимание Её Величества будет направлено на своих Повелителей. А значит, надо навести шороху.
Рейстлин почувствовал, как пол под его ногами чуть завибрировал. Припомнив рассказ болтливой провожатой, которая показывала ему Храм, маг понял, что ему делать.
Он почти бежал по лестницам вниз, едва успевая посохом отстукивать ступени, считая их. И вот он добрался до подземелий под тюрьмами. Здесь пахло сыростью и затхлостью.
— А-а-а, — протянул Рейстлин. — Старый знакомый. Здравствуй.
Из темноты на волшебника воззрились два огненно-красных глаза, пылающие ненавистью ко всему живому. Дракон, скрывающийся во мраке, оскалился.
— Уходи, жалкий человек!
— Я не просто жалкий человек, — Рейстлин зажёг огонёк на конце посоха. — Ты должен меня помнить.
Циан Кровавый Губитель взревел и ударил хвостом о камень. Стены Храма содрогнулись. Циан был заперт в магическую темницу, над созданием которой трудились жрецы Такхизис, так что зелёному дракону только и оставалось, что в бессилии рычать, да бить хвостом — выбраться он бы всё равно не смог.
— Что тебе нужно, Рейстлин Маджере? — прорычал Циан. — Зачем ты пришёл?
— Сделка, Циан. Я могу освободить тебя…
— Не можешь, — сощурился дракон. — Никто не может, только Её Тёмное Величество, будь оно проклято…
Рейстлин чуть улыбнулся.
— Ты забываешь, какая штука у меня есть, — маг достал Око Дракона и показал Циану. Вид Ока, конечно же, не улучшил его настроения. — С помощью этой вещи я тебя оттуда и достану, а Её Тёмному Величеству придётся подавиться, — Рейстлин пожал худыми плечами.
Циан Кровавый Губитель хмыкнул:
— Ну и что ты за это хочешь?
— Немного. Наведи шороху в зале совета, где сейчас будут заседать Повелители.
Дракон расхохотался.
— Ты хочешь меня освободить для того, чтобы я пошёл на смерть? Нет, лукавый маг, так не выйдет. Ты знаешь, что в зале совета будут и другие драконы — Скай, например. Он больше меня в полтора раза. Да и потом, там будет Её Тёмное Величество. Как, по-твоему, драконы способны противиться Ей?
— Ты же противился, когда захватил Сильванести, — просто сказал Рейстлин. — Ты уничтожил почти всё тогдашнее Красное Крыло, Циан. Я уже достаточно изучил историю и знаю всё это. Значит, ты можешь противостоять Её воле.
— Это не я. Это Око.
Рейстлин покрутил в пальцах бесценный артефакт, сейчас сжавшийся до размеров детской игрушки. Затем сказал:
— Значит, его-то мы и используем. Не забывай, Циан, что если ты решишь меня обмануть… — Рейстлин поднял Око на уровень золотого глаза и посмотрел на дракона сквозь хрустальный шар. — Я всегда смогу тебя заставить. Да, и ещё одно. Сидеть тебе здесь всё равно недолго, потому что если у меня всё получится, Храм рухнет в Бездну. Не хочешь туда — давай работать сообща.
Циану ничего не оставалось, кроме как кивнуть.
Оказавшись на свободе, Циан Кровавый Губитель полетел по широкой вертикальной трубе. Так он надеялся выбраться из вонючего подземелья и добраться до зала советов. Никчёмный человек был прав — прав хотя бы потому, что обладал Оком. Так ли уж он никчёмен, если смог подчинить себе этот артефакт?..

Стремительно темнело. Лорана пристроилась в хвосте колонны Спириторов так, что невозможно было сказать, следует ли она за ними, или просто идёт сама по себе, направляясь, как и они, в Храм Такхизис. Она понимала, что этот маскарад с плащом Рейстлина и платком на голове продержится недолго. Вдруг, словно бы в ответ на её мысли, она почувствовала, как кто-то схватил её за локоть.
— Ты кто такой будешь? — грубо спросил её человек. Он был одет в чёрную мантию мага.
Спириторы и Лорана с ними как раз проходили мимо какого-то переулка. Эльфийка не знала, зачем бы чёрному магу было цепляться к ней, но более удачный шанс представить себе было сложно.
Она всем весом навалилась на мужчину и толкнула его в грязный вонючий переулок. Маг шарахнулся спиной об одну из стен, и из него выбило дух, Лорана не медлила — крепким кулачком она ударила мага в челюсть.
Эльфийка знала одно — главное не дать ему опомниться и прочесть заклинание. Или хотя бы позвать стражу.
Понадобился ещё один удар головой о стену, чтобы неизвестный волшебник, наконец, обмяк в руках Лораны. Держать его хрупкая девушка, конечно же, не могла, поэтому она прислонила его к стене, быстро расстегнула на нём мантию и сняла её. Вид практически голого мужчины ничуть не смутил эльфийку. Она отпустила поверженного врага, и он упал в канаву.
Сдёрнув с головы платок и сняв всё остальное, Лорана переоделась. Одежду она завязала в платок и вышвырнула в тёмную дыру, которая была то ли подвалом, то ли канализационным люком. Плащ, секунду поколебавшись, она вновь надела на себя.
Натянув поглубже капюшон чёрной мантии, девушка вышла из переулка. Сейчас никто бы не признал в ней ни Лоранталасу Канан, принцессу Квалинести, дочь Беседующего-с-Солнцами, ни Золотого Полководца.
Из переулка вышла чёрная волшебница.
Вся схватка длилась пару минут и произошла без единого крика. Лорана бросилась догонять Спириторов.

Китиара всё ещё хрипло дышала, прижимаясь к Танису.
— Я и не думала, что ты на такое способен, Полуэльф, — улыбнулась она. — Обычно ты такой… несколько безвольный.
Танис хмыкнул. Он и сам не думал. Чего только не сделаешь от отчаяния…
Или всё же не от отчаяния?
Как только он вспоминал о том, что сейчас было, горячий огонь страсти захлёстывал его. «Неужели я вру сам себе, и никакого отчаяния не было, а я просто хотел её?» — спросил Полуэльф у себя.
— Танис, — Китиара умело ласкала его тело своими руками, она целовала его губы, отчего он уже не мог держать себя в руках. — Скажи, а почему ты отверг идею править Крином вместе со мной? Из-за своих друзей? Из-за своей совести? Подумай об этом хорошенько. Я — Тёмная Госпожа, верховная Повелительница всех войск Такхизис. Весь Кринн будет у моих ног. У наших с тобой ног, если ты этого захочешь.
Полуэльф всё решил ещё в Устричном. Но отказ Лораны, и эта неожиданно вспыхнувшая страсть к Китиаре заставили его вновь призадуматься.
«Ты и сейчас выбираешь, ты и сейчас мучаешься — «Лорана или Китиара?», спрашиваешь ты себя. Ты никогда не сможешь выбрать» — прозвучали у него в голове слова эльфийки.
Но как же друзья? Ведь одно дело его вечные проблемы с невозможностью выбрать, а другое дело его старые знакомые, с которыми он провёл вместе не один год, с которыми он испытал тяготы жизни. А как же правое дело? Что будет, если воцарится Тьма?
Друзья? Кто? Танис Полуэльф жил на свете достаточно давно… что такое «старые друзья» для него? Юнцы Маджере? Стурм или Флинт, которых уже нет? Кендер, всех подводящий под монастырь? Тика — совсем ещё девчонка, девятнадцати лет от роду? Золотая Луна и Речной Ветер, которых он знает без году неделю? Гилтанас, для которого он на всю жизнь так и останется безродным полукровкой?..
Или Лорана, которая теперь никогда не будет с ним?
Правое дело, ха! А что лично ему до этого дела? Если его наградит сама Такхизис…
— Я вижу твои глаза, Танис, — улыбнулась Китиара. — Ты пойдёшь со мной в зал советов и присягнёшь Такхизис. Если она будет милостива к тебе, то ты будешь служить ей… если же нет, то ты умрёшь, Полуэльф.
Тот кивнул. Так или иначе, хотел он этого или нет, а выбора у него не было.

Циан Кровавый Губитель прополз тайными туннелями, и теперь затаился, глядя, как собираются в зале советов четверо оставшихся Повелителей, одного, а вернее одну, из которых теперь нужно было называть императрицей. Также в зале собралось много телохранителей, и над каждым троном было место для дракона — фаворита Повелителя. Оно представляло собой туннель, оканчивающийся круглым окошком, через которое дракон мог, вытянув шею, смотреть в зал. Над троном повелителя Тоэда не было дракона, Циан устроился именно там и стал ждать удобного момента.
Рядом с Тёмной Госпожой стоял полуэльф — Циан узнал его. Он был в Сильванести. Но зелёному дракону не было никакого дела до него.
Рейстлин стоял на мостике вместе с остальными Спириторами. Он приметил, где сидит Циан, и подумал, что это недурное убежище.
Маг перевёл взгляд вниз — и не удивился, увидев Таниса рядом с Китиарой. Он лишь пожал плечами. У него не было времени на мелочные любовные конфликты Полуэльфа, на его душевные метания и терзания. Затем волшебника посетила новая мысль — с чего бы Танису быть там, ведь он шёл за Лораной… не значит ли это, что эльфийка сама его отвергла?..
Рейстлин собрался уже тихо ускользнуть, как вдруг темнота внутри алькова, который служил одновременно троном Такхизис, и вратами её, зашевелилась…

Лоране, конечно же, не удалось пройти туда, куда шли Спириторы, ведь она была одета как обычный чёрный маг. Её грубо отпихнули со словами: «Куда лезешь, Чёрная Мантия?», и ей пришлось искать другой путь. Неожиданно для самой себя она попала в гущу войск Белого Крыла, которое было полностью дезорганизовано, и её попросту не заметили. В узком коридоре вырваться ей не удалось, и в итоге толпа вынесла её точнёхонько в зал советов.
Эльфийка огляделась, не поднимая головы. Она вспоминала, как это делал Рейстлин, чтобы всех видеть, но самому оставаться в тени. Лорана спрятала когда-то безупречно-изящные, а теперь покрытые мозолями и шрамами руки в просторных рукавах мантии и опустила плечи — теперь она поняла, почему Рейстлин всё время немного сутулится.
И вдруг взгляд её упал на знакомое и ненавистное лицо — Китиара! Сколько мучений она доставила Лоране! А рядом с ней стоял… Танис!
Что-то вспыхнуло в Лоране и тут же погасло. Танис Полуэльф, мечта детства и юности, такой красивый и такой необычный… больше не любимый.
— И всё-таки предатель, — прошептала эльфийка, глядя на него. Ей было обидно, что он, знающий об их маленькой команде всё, сейчас может рассказать Китиаре эти ценные сведения. Если уже не рассказал.
Она продолжала обшаривать глазами помещение, и тут она увидела Спириторов на мостике. Внимание её привлекло движение — один из них, очень худой, сделал шаг к двери, будто бы намереваясь уйти…
— Рейстлин, — прошептала Лорана.
Но сделать она ничего не успела. Всех находящихся в зале свалила воля Её Величества. Кто-то падал на колени, а кто-то, раздавленный её пятою, даже на живот. Лорана покачнулась, она пыталась противиться, но, конечно же, спорить с Богиней было невозможно. Прислонившись спиной к стене, она съехала по ней, чувствуя, что не может вздохнуть. Весь воздух как будто бы убрали из зала.
Рейстлин тоже упал, но он не заслуживал большого внимания Её Величества. Он казался ей лишь червяком, а потому она вскоре убрала свою ногу с его спины и дала ему вздохнуть.
— Так ты лишь тень, — пробормотал Рейстлин, глядя на альков. Такхизис не показывалась, хотя голос её звучал очень даже ясно. — Ты всего лишь призрак, — маг чуть улыбнулся, понимая, как сильно недооценила его Богиня, считая жалким выродком. Червяк понял назначение Вечного Человека, и теперь мог запереть Такхизис в Бездне.
Рейстлин осторожно скользнул в дверь. Он был уверен, что сделал это более чем незаметно, тем более что все сейчас были слишком поглощены созерцанием могущества Такхизис. Но в последний момент ему показалось, что кто-то снизу за ним наблюдает.
Лорана выругалась вполголоса и начала осторожно пробираться к выходу — ей предстояло найти Рейстлина. Карамон взял на себя миссию смертника — довести Берема до цели, какой бы она ни была. Лорану же он заклинал найти Рейстлина и проследить за тем, чтобы с ним не случилось ничего плохого. В этом и состоял их маленький план.
По правде говоря, она и сама хотела найти мага. Ведь она так и не поблагодарила его за своё чудесное спасение… и потом, она волновалась. Нерака представлялась ей адским местом.
Китиару буквально размазало по креслу, Танис же упал на ступени, ведущие к её трону. Когда, наконец, давление ослабло и стало возможно дышать, Её Величество заговорила:
— Ариакас мёртв, теперь у вас новая императрица, Китиара Тёмная Госпожа. Но не забывайте, кому вы на самом деле служите! Китиара! Где эльфийка?
На лбу женщины выступил холодный пот.
— Моя Королева, эльфийка сбежала. Но у меня есть для тебя новый слуга — Танис Полуэльф. Он присягнёт тебе на верность.
На этих словах Лорана обернулась. До этого она ещё могла поверить, что Танис затеял какую-то игру, но теперь…
Полуэльф вышел вперёд, к алькову и поднял на него глаза. Он увидел там темноту, вечную темноту, что может окутать его измученную расколотую душу. Он увидел там огромную силу и исполнение всех своих желаний. И Лорана, если он пожелает, тоже будет его…
И Танис распластался перед альковом, униженно прося Её Величество о милости служить ей.
— Очень хорошо, — сказала Такхизис. — А теперь скажи мне, Танис Полуэльф, где Вечный Человек?
— В темнице… внизу… — пробормотал тот.
Глаза Лораны расширились, а затем вновь сузились, губы сжались. Она круто развернулась и продолжила путь к двери. Эльфийка выбралась из зала и припустила по коридорам в надежде отыскать хоть кого-нибудь из своих друзей. Теперь всё висело на волоске.
«Пора действовать», — решил Циан и, улыбнувшись — чужое страдание всегда доставляло ему радость — выдохнул ядовитое облако вниз, в переполненный зал советов.
Люди и нелюди закричали, принялись кататься по полу, кого-то вырвало, кто-то затрясся в конвульсиях. Только на драконидов яд почти не подействовал. «Ублюдки! Выродки!» — подумал Циан и дохнул ещё раз.
В зале началась сумятица и давка.
— Прекратите! — грохотал голос Такхизис. — Достаньте мне Вечного Человека, живо!
Дракониды не замедлили подчиниться.

Добавлено:
Глава 5. Неожиданное спасение
— Джесла зовёт! — в очередной раз закричал Берем и вышиб дверь тюремной камеры. Не без помощи Карамона, конечно.
Хобгоблин, стороживший пленников, закричал, но тут же был убит Вечным Человеком — тот раскроил его череп о стену.
— Слышите? — обратила внимание друзей Тика. — Бегут. Они бегут сюда! Они прознали, кто такой Берем!
Пол и стены Храма сотрясались от топота и клацанья когтей. Не было сомнений в том, что это стражники-дракониды.
Вечный человек вдруг взвыл и побежал куда-то в глубь Храма.
— Берем! — крикнул Карамон, но было бесполезно звать человека, который уже не принадлежал этому миру. — За ним! — скомандовал он Тике и Тасу и даже сделал пару шагов вперёд, но затем оглянулся, увидев, что никто за ним не идёт.
— Да, Карамон, — серьёзно сказал Тика, подходя к нему. — Беги за ним. Кто-то должен довести его до цели. А мы отвлечём стражу, потому что иначе они вас исполосуют. Скорее же! Беги! — она почти пихнула Карамона в спину. — Тас! За мной!
И девушка с кендером побежали в другое ответвление коридора. Карамон жечто было сил бросился за Беремом. Кто-то же должен довести его до цели… и всё равно, что будет потом.

Рейстлин добежал до камеры, но всё, что он увидел — дверь, которая держалась на одной петле да мёртвый хобгоблин.
— Ушли, — прошептал волшебник. Где-то вдалеке слышались гортанные крики драконидов — похоже, спутники разделились, пустив тем самым человекоящеров по ложному следу.
— Ушли, — проскрипел голос, от которого у Рейстлина волосы на затылке встали дыбом. — А вот ты, мальчишка, никуда не уйдёшь!
Этот голос Рейстлин узнал бы всегда и везде. Вот уже пять лет он не давал ему покоя, уже пять лет преследовал его во сне и наяву… Волшебник обернулся — перед ним стоял старый архимаг в чёрной мантии. Кожа старика была похожа на высохший пергамент, готовый вот-вот рассыпаться в прах, черты лица были резкими, а глаза полыхали ненавистью и злобой.
— Пока ты занимался такими никчёмными делишками, как спасение всяких там лавочников и облегчение боли умирающих гномов, я окреп и заключил договор с Её Величеством. И для исполнения моих планов и Её мне понадобится твоё тело! — Фистандантилус скрипуче рассмеялся.
Рейстлин хотел было замахнуться Посохом Магиуса, своим верным оружием, но по одному мановению руки старика Посох, крутанувшись перелетел через голову Фистандантилуса и остался лежать на камнях, вне досягаемости Рейстлина. Огонёк на сфере, не погас, но, тем не менее, стало почти темно, потому что Посох отлетел слишком далеко.
Архимаг поднял руки и начал читать заклинание, Рейстлин понял, что беззащитен перед магией такого уровня. Неужели он может что-то противопоставить самому Фистандантилусу?
Огненные шары сорвались с пальцев старика, молодой маг только и успел, что припасть к полу. Он почувствовал запах палёных волос — его волос.
Фистандантилус подошёл к нему и, перевернув на спину, с силой взял за горло. Рейстлин понял, что это его конец. Архимаг, злобно ухмыляясь, приложил огромный, висящий на его груди Кровавый Камень к сердцу Рейстлина…
И вдруг стало светло, а затем послышался громкий влажный хруст. На бархатные одежды Рейстлина закапала кровь.
Молодой маг, не тратя времени даром, столкнул с себя Фистандантилуса и увидел, что у архимага пробит череп. Рейстлин бернулся на своего чудесного спасителя — рядом стояла Лорана с Посохом Магиуса. Эльфийка была одета в чёрную мантию, но капюшон слетел с головы, и золотые волосы вырвались наружу.
— Лорана, — прошептал Рейстлин.
Она подала ему руку, помогая встать с пола, и отдала Посох.
— Хорошо, что я тебя нашла, — только сказала она. — Нужно двигаться, Танис рассказал Такхизис, где Берем!
Рейстлин кинул взгляд на мёртвого Фистандантилуса, а затем быстро сорвал с его шеи Кровавый Камень.
— Зачем тебе это? — удивилась эльфийка.
Рейстлин не ответил. Он успел схватить Лорану за руку, и тут оглушительно взревели рога. Звук отдавался от стен и потолков, он был везде.
— Карамон, — обеспокоено сказал маг. — Это Карамон, он уже у Камня Основания! Я поставил там простейшую ловушку из паутины, и только он мог в неё попасться. Скорее! Сейчас там будут полчища драконидов! Хотя нет… нет, Лорана, ты пойдёшь в другой коридор. Похоже, что Тика и Тассельхоф пошли туда. Ты нужна сейчас им. Возьми, — он протянул ей меч мёртвого хобгоблина.
Не тратя время на разговоры, Лорана кивнула и бросилась по коридору, что шёл вверх. Рейстлина же ждала куда более трудная дорога. Он убрал Кровавый Камень в потайной карман и, прочитав заклинание, исчез.

Китиара и Танис тесно прижимались друг к другу, лёжа на полу. Они старались не дышать. Никто не знал, что произошло, откуда вдруг взялось это ядовитое облако, во всеобщей панике никому и в голову не пришло, что яд — это оружие зелёных драконов.
Но Скай сохранил трезвомыслие. Он, возможно, единственный, кто разгадал секрет внезапного появления облака.
Скай вытянул шею и посмотрел на единственное возможное убежище — место для дракона-фаворита Повелителя Тоэда. И встретился глазами с зелёным драконом… ни с кем иным, как с Цианом Кровавым Губителем, который был не так давно заточён в темницу под тюрьмами в Храме!
Скаю оставалось только бессильно щёлкнуть огромными челюстями — он ничего не мог поделать. Чтобы добраться до Циана ему нужно было вылезти через свой туннель наружу, облететь Храм и… и как-то выцарапать Циана из его туннеля, потому что драться в узких коридорах — не самый удачный вариант, особенно для драконов.
Циан ухмыльнулся ему в ответ и вдруг зашевелился. Благодаря своим относительно небольшим размерам он протиснулся в окошко, предназначенное для обзора, и подлетел к Скаю.
Синий не успел сообразить, чего хочет его сородич, когда почувствовал сильный удар когтистой лапы на своей морде. Взвыв, Скай спрятался. Циан стал кружить по залу, чувствуя свою полную безнаказанность.
И вдруг взревели тысячи тысяч рогов.
«А об этом мы не договаривались!» — подумал зелёный дракон и полетел к окошку, намереваясь как можно быстрее сбежать из Храма.

Лорана бежала, не чувствуя ног. Она понимала, что сейчас нужно спасти Тику и Таса, но мыслями она всё время возвращалась к Рейстлину. Вернутся ли они с Карамоном оттуда, от этого Камня Основания, как он его назвал? Запястье, которого коснулась узкая ладонь мага, жгло огнём. Наверное, Рейстлин схватил её слишком сильно, и ей должно было быть больно, но эльфийка не чувствовала боли. Она чувствовала лишь расползающийся по телу жар, как будто бы в руку её укусила змея, и теперь яд неотвратимо распространяется, разносится вместе с кровью. «Скоро дойдёт до сердца», — машинально подумала девушка.
Наконец, туннель повернул, и Лорана увидела такую картину: Тика, отбивающаяся подобранным где-то мечом от драконидов — одна, перепуганная, но готовая драться до последнего, даже если сломается меч — и Тас, колдующий с помощью своих отмычек над дверью. Издав боевой клич, Лорана налетела на драконидов сзади — они явно не ожидали такой атаки. Теперь они оказались между молотом и наковальней — между свирепой, но неумелой Тикой и холодной и расчетливой в бою Лораной. Добавляло эффектности ещё и то, что эльфийка была по-прежнему в мантии чёрной волшебницы, но при этом дралась мечом, как воин.
Машинально Лорана совершала смертоносные движения, но думала по-прежнему о том, удалось ли Рейстлину догнать Карамона и Берема, и не настигли ли их дракониды…

Карамон и Берем шли через пещеру почти по колено в воде, освещая себе путь факелом. Что-то толкнуло воина в ногу, он пошатнулся и выронил факел. Тот упал в воду и, зашипев, погас.
— Замечательно, теперь у нас даже нет света, — тихо сказал Карамон.
Конечно же, Карамона толкнуло в ногу не просто "что-то", а очень маленький дракончик, обитавший в этой пещере. "Только бы не свалиться в воду, — подумал воин. — Разорвут же!".
Дальше они шли, как слепые, держась друг за друга, вытянув руки вперёд. Сзади всё настойчивее слышался шум погони. Карамон не хотел думать о том, что это те самые дракониды, которые, поняв, что след ложный, прикончили Тику и Тассельхофа, и теперь идут за ними. Нет, Тика жива, жива! И милый весёлый кендер с забавным хохолком на макушке и десятком сумочек на поясе тоже жив!
— Ширак!
Вспышка мягкого голубоватого света на мгновение ослепила Карамона, но глаза быстро привыкли. Да и не требовалось ему никаких глаз, чтобы знать, кто перед ним стоит. Источник света — легендарный Посох Магиуса — держал в руках худой мужчина в чёрных бархатных одеждах, его кожа и глаза сияли золотом.
— Рейст, — то ли вздохнул, то ли всхлипнул Карамон. — Я знал, что ты жив!
Рейстлин стоял на невысокой скале. За ней угадывались очертания сломанных колонн, блестящих самоцветами.
— Джесла зовёт, — вновь рванулся Берем, но Карамон удержал его.
— Там нет никакой Джеслы…
— Нет, братик, — вмешался Рейстлин. — Она здесь. Джесла здесь, Берем, — почти ласково сказал маг Вечному Человеку.
Он шагнул чуть в сторону, и Карамон увидел призрачный образ девушки, похожей на Берема. Молодой и старой одновременно.
— Джесла! — крикнул Берем. — Я иду! Простишь ли ты меня?
— Нам с тобой нечего друг другу прощать, братик, — сказал призрак Джеслы. — Иди ко мне.
Человек Зелёного Камня рванулся вперёд, вскочил на скалу, где стоял волшебник. Рейстлин метнулся прочь. И Берем с размаху налетел головой на сломанную колонну. Кровь его потекла по камням.
— Там не было никакой Джеслы, — с ужасом проговорил Карамон. — Ты обманул его!
— Джесла, братец, была здесь всегда, все четыреста с лишним лет, сколько Берем скитался по свету. И она ждала его здесь, терпела невыносимые мучения.
Внезапно весь Храм сотрясла страшная судорога. Рейстлин схватился за камень, Карамон же не удержался и упал в воду. Но тут же вскочил, памятуя о том, что там молодые дракончики, жаждущие его плоти и крови.
— Мы… будем отсюда выбираться? — осторожно спросил воин своего брата-близнеца. Он начал беспокоиться, Рейстлин вёл себя как-то странно.
— Ну конечно будем, — по обыкновению съязвил маг, и у Карамона отлегло от сердца.
— А как? — почти весело спросил он брата. — Знаешь, там за нами была погоня… я думаю, их много, а у меня даже нет оружия.
Чуть улыбнувшись, Рейстлин покачал головой. Затем поманил Карамона к себе тонким пальцем. Тот охотно вспрыгнул на скалу, ему уже до смерти надоело стоять в воде.
Волшебник цепко схватил брата за руку, и, под новые судороги стен и пола, прочёл заклинание перемещения магическими коридорами.

Лорана чуть вздрогнула, когда рядом с ней появились Рейстлин и Карамон. Вновь последовал мощнейший толчок, стены начали выпрямляться, принимая свою первоначальную форму.
Дракониды, увидев, что пришла подмога в виде мага и огромного воина, бросились в удачно открытую Тасом дверь.
— Рейстлин, — воскликнула Тика. — На тебе чёрная мантия!
— Мы мою мантию будем обсуждать или выбираться отсюда? — рявкнул на неё маг.
После нового толчка, на полу появились трещины, а с потолка посыпалось мелкое крошево. Тика, Карамон, Лорана, Рейстлин и Тас вышли через дверь, которая вела на улицы Нераки.
— Туда, — со знанием дела сказал маг.
— Откуда ты знаешь? — поинтересовался кендер.
— Оттуда, что я здесь жил последнее время, — процедил Рейстлин сквозь зубы.
— Так ты теперь совсем злой, да? Ой, класс, а я даже не знаю, чем занимаются злые волшебники… — к Тасу быстро вернулась его привычная жизнерадостность.
Они прошли через ворота, сейчас уже, конечно же, никем не охраняемые, и выбрались из города. Рейстлин снова указывал дорогу, довольно бодро идя вместе со всеми. Карамон даже удивился — куда девалась его привычная слабость? Он, конечно, никогда не был сильным, и сейчас не производил такого впечатления, но бывало время, когда он просто умирал на руках у брата… А кашель? Рейстлин больше не кашлял, хотя голос его оставался тихим.
Какие-то перемены точно произошли с Рейстлином, и Карамон силился понять, какие.

Глава 6. Тёмная эльфийка
Танис, двигаясь почти ползком, вытащил бесчувственную Китиару из зала. Там она отдышалась и пришла в себя.
— Полуэльф, — простонала она. — Ты спас мне жизнь. Клянусь Такхизис, я этого не забуду.
— Нет больше твоей Такхизис, — проворчал Танис и поднялся на ноги. — Теперь мы сами по себе.
Здесь-то их и настигли первые подземные толчки. Они становились всё сильнее и сильнее, стены пришли в движение, туннели начали извиваться, словно змеи. Создавалось впечатление, будто что-то причиняет Храму невыносимую боль, а эти толчки — предсмертная агония.
— Надо уходить, — обеспокоено сказала Кит. — Скорее, — не без помощи Таниса она встала на ноги. Голова воительницы всё ещё гудела и кружилась после отравления ядовитыми парами.
С потолка посыпалась крошка, а затем и камни. Из зала советов хлынула толпа тех, кто не умер от отравления ядовитым облаком, Полуэльф прижал Китиару к стене, чтобы их не затоптали.
Китиара и Танис побежали со всех ног, то и дело огибая рухнувшие камни. Какая-то колонна упала прямо перед ними, большой камень с потолка приземлился за ними.
В конце концов, расталкивая, отпихивая, а иногда и убивая тех, кто не давал им пройти, они выбежали на улицу. Над Храмом, искажающимся и дёргающимся, парил синий дракон Скай. Увидев свою Госпожу, он спустился на мостовую и распластал крыло. Перед этим он основательно очистил себе площадку для посадки, дохнув молниями на тех, кто был рядом. Крича, люди и нелюди разбегались.
Китиара добежала до своего любимца первой и вскочила ему на спину.
— Взлетаем! Взлетаем! — крикнула она Скаю.
— Китиара! — воскликнул Танис, бегущий к ней. — А как же я?
Дракон уже приготовился взлететь, но Китиара, помедлила, схватив его за гриву.
— Давай быстрее, Полуэльф! Шевелись! — крикнула она раздражённо.
Танис в три прыжка преодолел расстояние до дракона и одним махом вскочил в седло за Китиарой.
Скай взмыл в ночное небо, сделал небольшой круг над рушащимся Храмом, набирая высоту, а затем улетел от Нераки прочь.

Карамон, Рейстлин, Тика, Лорана и Тас поднялись на склон, и тут произошла ещё одна неожиданная встреча — их ждал Фисбен в компании со своим золотым драконом Пиритом. Последнему, правда, не было никакого дела до того, что творилось рядом с ним, он преспокойно спал, негромко похрапывая. Казалось, рухни мир, он всё так же будет спать.
— Теперь я знаю, кто ты, — обратился Тассельхоф к старику. — Никакой ты не Фисбен. Ты...
— Совершенно верно, — улыбнулся Паладайн. — Но только не надо низкопоклонства, я терпеть это не могу. Я прекрасно знаю, что вы говорили про "полоумного старика", — Бог улыбнулся.
И всё-таки они поклонились. Все. Даже Рейстлин, служитель Богов Магии, склонил голову.
— Надо отправляться в путь, — сказал Карамон, когда закончились приветствия. — Здесь опасно. Вон как дракониды шныряют…
Из Нераки выбирались уцелевшие войска Такхизис и разбегались кто куда. Внезапно сама земля загудела — все обернулись. И вовремя: Храм Такхизис, построенный на Камне Основания, который лживая Богиня украла из Истарского Храма, взорвался и ушёл под землю. В этот же момент Пирит особенно громко всхрапнул.
На месте, где минуту назад возвышалось огромное уродливое строение, образовалось облако дыма и пыли, которое с такого расстояния было не больше ладони. Спутники отчётливо увидели, как из него вылетел большой синий дракон с двумя всадниками.
— Китиара и Танис, — сказал Тас, считавшийся самым остроглазым из всех. Кендер вздохнул. — Китиара давно стала злой… наверное, она и не была никогда доброй… но Танис! Он же вроде бы наш друг, наш лидер…
Хохолок Тассельхофа поник, а по щекам покатились слёзы.
— Ничего, малыш, — сказал Паладайн. — Может, оно и к лучшему. Ведь никогда нельзя знать наверняка, к чему приведёт тот или иной поступок, — тут он внезапно поднял глаза на Карамона и подмигнул ему.
У воина пересохло в горле.
— Каждый выбирает свой путь сам, — продолжил Бог, утешая кендера.
— Значит... значит, нам пора идти, да? — поднял на него глаза Тас. — Нам ещё надо встретиться с Золотой Луной и Речным Ветром, столько всего им рассказать...
— Я не пойду с вами, — прервал его Рейстлин.
Воцарилось неловкое молчание. Все смотрели на то, как маг вытащил Око Дракона из кармана и, сжав его в руке, произнёс заклинание.
Большая тень закрыла небеса, усеянные звёздами. Зелёный дракон Циан Кровавый Губитель, подчинённый могучей волей мага, спустился на землю. Он оглядел жалких людишек, но ни на ком из них его взгляд не остановился — они не стоили его внимания.
— Рейст! — Карамон рванулся к брату, вскочившему на чешуйчатую спину дракона. Ему не требовалось седло, он знал, что Циан не посмеет скинуть его. — Не надо! Как же я без тебя?
— Ты сможешь, Карамон. У тебя теперь есть, о ком заботиться, — Рейстлин кивнул на Тику, и та, впервые за всё их путешествие, посмотрела на него с искренней доброй улыбкой. — А у меня ещё есть незавершённые дела.
— Но какие могут быть дела, Рейст? — удивился Карамон. — Такхизис мы победили… — Краем глаза воин заметил улыбку Паладайна и осёкся. — И всё равно я не понимаю, — сказал он негромко.
— Скажем так, я улетаю к своим, — поджал губы Рейстлин, тем самым показывая, что разговор окончен.
Карамон, вздохнув, отошёл к Тике и приобнял её, ласково взъерошив рыжие кудри. Каждый выбирает свою дорогу сам... И Рейстлин её выбрал, значит, настало время и ему, Карамону, её выбирать. Он останется с Тикой, с милой Тикой, которая беззаветно его любит, и которую любит он.
Карамон, улыбнувшись, махнул брату рукой.
Рейстлин собирался дать команду дракону взлетать, как вдруг к нему подошла Лорана. Чёрная мантия порвалась в нескольких местах, волосы эльфийки были испачканы кровью — своей и драконидской. И всё равно она была прекрасна, даже в таком виде.
— Рейстлин... возьми меня с собой, — тихо сказала она.
Циан зарычал. Волшебник удивлённо приподнял брови.
— Тебя? Зачем, Лорана? Ты принцесса Квалинести, дочь Беседующего-с-Солнцами. Там, куда я лечу, таким, как ты не место. Я лечу во тьму и всепоглощающий страх. Возвращайся домой, девочка, — в его словах звучала насмешливая забота.
— Нет! — девушка яростно тряхнула головой, отчего её волосы взметнулись золотой волной. — Я уже никогда не смогу вернуться в Квалинести и стать примерной дочкой своего отца. Как Золотой Полководец я тоже негодна, я провалилась, подвела всех своей глупой любовью. Я хочу пойти дальше, пусть даже это "дальше" будет ещё темнее, чем сейчас. Я не смогу жить, как раньше. Потому что у меня нет цели. Ты сказал Карамону, что он справится без тебя. И ты был прав — у него есть Тика, — эльфийка обернулась на друзей. — Я верю, — обратилась она к ним, — что вы будете счастливы. Но у меня нет никого, — это было адресовано снова Рейстлину, — кроме тебя. Ты спас меня из Даргаардской крепости, когда я думала, что умру. Ты вытащил меня с того света. А Танис — моя любовь и моя мечта — меня бросил. А может быть, я сама его бросила... Но сейчас у меня никого нет, Рейстлин. Позволь мне пойти с тобой. Да, я не маг, — Лорана посмотрела на меч хобгоблина-тюремщика, который всё ещё держала в руке. — Карамон будет жить своей жизнью и будет счастлив, и у тебя больше не будет доброго меча, который мог бы прикрывать твою спину. Даже если меч будет держать в руках женщина. Прошу тебя, Рейстлин... Каждый выбирает свой путь сам, и я выбираю этот путь, каким бы страшным он ни был. Возьми меня с собой!
Лорана замолчала, будучи не в силах больше говорить. Тугой ком встал в горле. Каждое из её слов было правдой, каждое несло всю её боль и безнадёжность. Она не знала, что будет, если маг сейчас ответит "нет". Неужели ей действительно придётся возвращаться в Квалинести? Или поселиться в Каламане? В Палантасе? А может, презреть обычаи эльфов и просто прыгнуть со скалы? Лорана до того реально себе это представила, что ей стало страшно. Она увидела себя в луже крови где-то на дне глубокого ущелья... нет, нет! Жизнь продолжается, так или иначе, какой бы она ни была, хорошей или плохой!
Карамон, Тика, Тас и Паладайн тоже молчали. Даже Пирит, казалось перестал сопеть.
Рейстлин смотрел на Лорану своими жуткими золотыми глазами — глазами, которые пугали людей, которые отвращали их, настраивали против. Он смотрел и видел красивую женщину, что было для его проклятого зрения равносильно чуду. Он смотрел на неё, пытаясь отыскать в её словах хоть слово, исполненное лжи или страха, буквально впиваясь в неё глазами.
Эльфийка не дрогнула.
— Один вопрос, девочка, — сказал он, наконец, — ты хоть понимаешь, кем ты теперь для всех будешь?
— Да, — твёрдо ответила она. — Понимаю. Я готова к этому.
Рейстлин слабо улыбнулся.
— Тогда садись.
Маг подал ей руку, и эльфийка забралась на спину Циана, ухватившись за талию Рейстлина. Зелёный дракон поднял голову, оттолкнулся от земли четырьмя мощными лапами и взлетел, распластав огромные крылья. Рейстлин последний раз махнул друзьям рукой, а Лорана крикнула : "Прощайте!", и Циан унёс своих всадников в ночное небо.
Долго ещё Тика, Карамон и Тассельхоф смотрели вдаль, провожая эльфийку и мага.
— Что он имел в виду, когда сказал: "Кем ты для всех будешь"? — спросила, наконец, Тика, нарушая тишину.
— Тёмная эльфийка, — ответил Паладайн. — Она теперь тёмная эльфийка, предавшая родину.
Карамон непонимающе воззрился на Бога:
— Но она никого не предавала!
Тот усмехнулся в ответ:
— По меркам Квалинести она полноценная тёмная эльфийка. Потому что не живёт на родине и общается с чёрным магом... на зелёном драконе ним летает. Вы ещё не забыли, чтё зелёные драконы — злые? Мда, кстати о драконах, — Фисбен обернулся к сладко спящему Пириту и пнул его под рёбра, но тут же запрыгал на одной ноге, подвывая: — Ауууооой! Больно! — затем он наподдал по золотой чешуе своим посохом, больше походящим на ободранную палку: — Эй ты, пень глухой, вставай давай, лететь пора!
Пирит открыл глаза и потряс огромной головой:
— Что? Куда? Лететь? Лень? Кому, мне лень? Мне не лень!
— Пень, лежебока! Давай, поднимайся и полетели!
Пирит встал на четыре лапы, Фисбен вскочил ему на спину.
— Ну, нам пора, да и вы давайте, по домам расходитесь, — ласково сказал Паладайн Тасу, Тике и Карамону.
Бог ударил дракона пятками в бока, но тому не требовалось понукательств — он резко взлетел, а многострадальная шляпа сползла Фисбену на глаза, и ещё долго слышались крики: "Где моя шляпа! Я ничего не вижу!". Как только всё стихло, созвездия Паладайна и Такхизис вернулись на свои места, и зловещие чёрные дыры в небосклоне наконец-то исчезли.

Добавлено:
Глава 7. Вайретская Башня Высшего Волшебства
Пар-Салиан был погружён в работу, когда к нему бесцеремонно ворвался Юстариус. Бесцеремонно потому, что даже не удосужился постучаться, а просто появился перед столом Главы Конклава и положил пятерню на книгу, которую тот в данный момент изучал.
— Юстариус, — Пар-Салиан поднял глаза на Главу Алой Ложи. — В чём дело? — тон Главы Конклава был холоден. Он не любил таких вот вмешательств.
— Дракон, — объявил Юстариус.
— Что?..
— Не просто дракон, — послышался третий голос. Глава Чёрной Ложи, Ладонна, тоже не пожелала воспользоваться дверью. — А ещё и с двумя всадниками.
— Но Вайретский Лес... — начал был Пар-Салиан в смущении.
— ...как будто бы им не страшен, — закончил за него Юстраиус.
В дверь постучали. Все трое синхронно обернулись на дверь. Судя по всему, если всадники смогли перелететь через магический лес, что окружал Вайретскую Башню Высшего Волшебства, то им бы не составило труда появиться прямо здесь... Стук повторился.
— Войдите, — негромко сказал Пар-Салиан.
Дверь отворилась. За ней стоял...
— Рейстлин Маджере! — прошипел Глава Алой Ложи. — Ренегат!
— Спасибо, что напомнили, мастер Юстариус, — очень вежливо ответил Рейстлин, — это один из пунктов, о котором я хотел бы поговорить с вами. Позволите мне переступить порог? — обратился он ко всем троим.
Ответ тут мог быть только один. Из окна был хорошо виден зелёный дракон, прилёгший на мостовой внутреннего двора Вайретской Башни. Получив согласие, Рейстлин шагнул вперёд. За ним вошла женщина в чёрной мантии.
— У меня есть то, что вам нужно, — сказал молодой маг. — Я отдам вам это за небольшую плату. То, что я прилетел сюда на драконе — это не способ запугать вас, но способ добраться до вас, — он криво улыбнулся. — Поскольку это весьма тяжело.
Ладонна сложила руки на груди и недоверчиво посмотрела на молодого человека:
— И что же у тебя есть?
Рейстлин вытащил из кармана мантии ключи. По ним сразу было видно, что делали их очень давно. К тому же, металл, из которого они были сработаны, был чёрным.
— Палантасская Башня Высшего Волшебства, — для убедительности он звякнул ключами. — Я могу открыть её, чтобы она функционировала, как сейчас — Вайретская. Но не только это, — волшебник достал из другого кармана большой камень на цепочке. — Ещё вот это. Мощный артефакт, я думаю, вам известно, кому он принадлежал.
Главы Лож смотрели на Рейстлина в недоумении.
— Не значит ли это, — осторожно спросил Пар-Салиан, — что Фистандантилус...
— Мёртв, — спокойно ответствовал Рейстлин. — Его убила вот эта девушка, — он кивнул на свою спутницу.
Ладонна удивлённо подняла брови:
— Она даже не маг, хоть и имеет наглость носить чёрные одежды! Ей вообще не позволено здесь находиться, если уж на то пошло, как и тебе! Кто она такая? Пусть покажет своё лицо.
Спутница Рейстлина послушно сняла капюшон, Главы Лож ахнули:
— Лоранталаса Канан, — прошептал Юстариус, — ты убила Фистандантилуса? Но... как?
— С помощью Посоха Магиуса, — кратко ответила она. — Госпожа Ладонна, — она чуть поклонилась Главе Чёрной Ложи, — мне очень жаль, что я оскорбила вас тем, что ношу чёрную мантию, но это была маскировка, я сняла эти одежды с какого-то чёрного мага там, в Нераке. Только так я могла пробраться в Храм Такхизис.
Ладонна только досадливо махнула рукой.
— Так чего ты хочешь, Рейстлин Маджере? — спросил Пар-Салиан, пристально глядя на мага.
Тот, продолжая держать в одной руке Кровавый Камень, а в другой — ключи от Башни, негромко сказал:
— Чтобы вы перестали считать меня ренегатом. Вы должны мне, если вы не забыли, — золотые глаза Рейстлина блеснули, — Да, я незаконно перешёл в другую Ложу, но я уже достаточно для вас сделал! Я хочу жить и работать в Палантасской Башне Высшего Волшебства. Я хочу, чтобы Лорана жила там со мной. Вот мои требования.
Пар-Салиан, Юстариус и Ладонна переглянулись и покачали головами.
— Ты сумасшедший! — воскликнул Глава Алой Ложи.
— Нам нужно посовещаться, — ответил Пар-Салиан.
Рейстлин пожал плечами и вышел, притворив за собой дверь.
— Нет, нет и нет, — твердил Юстариус. — Вы посходили с ума, если вы хотите позволить этому опасному ренегату...
— Башня, Юстариус, Башня! — твердила Ладонна. — У нас будет ещё одна Башня! И артефакт — Кровавый Камень! И плевать я хотела и на Рейстлина, и на девчонку!
Пар-Салиан молчал, обдумывая сложившуюся ситуацию. Да, предложение было заманчивым, но что же это за дела — эльфийка, принцесса Квалинести, носит чёрные одежды, ходит по Башне Высшего Волшебства, сама при этом ни в коей мере не являясь магом? А Рейстлин? Глава Конклава никогда не мог бы сказать, что он выкинет в следующий момент. Кто мог предугадать, что он прилетит сюда на драконе?..
Но Ладонна говорила правду — им так нужна была Башня...
— Я думаю, стоит согласиться с его предложением, — наконец, выдавил из себя Пар-Салиан. Ему тяжело было это признать, но он понимал, что возможность получить обратно одну из Башен Высшего Волшебства выпадает не каждый день.

Рейстлин и Лорана вышли за дверь и направились по коридору, решив погулять немного. Волшебник сказал, что когда будет надо, их всенепременно найдут.
— Как думаешь, — спросила эльфийка, когда они поднимались по узкой лестнице, — они согласятся?
— Куда они денутся? — безразлично пожал плечами Рейстлин. — Знаешь, когда было целых пять Башен, а осталась всего одна, то получить дополнительную — это заманчивое предложение. Особенно если сдобрить это каким-нибудь артефактом. Но вначале, — маг усмехнулся, — они должны поспорить. — Они всегда так делают.
Лорана кивнула. Она с удивлением осматривалась — ей было интересно всё, ведь сюда не пускали людей, не обладавших магическим даром. Она слышала пару слов от Карамона о Вайретской Башне, и, судя по этим словам, это было ужасное место. Лоране так не казалось. Здесь было специфически, но не жутко. Задумавшись, эльфийка споткнулась на лестнице, наступив на подол мантии, и чуть не упала, но Рейстлин её удержал. От его прикосновения по телу прошёлся огонь. Не говоря ни слова, маг предложил эльфийке руку, она с готовностью её приняла, и они пошли дальше.
— Рейстлин... — обратилась Лорана к своему спутнику через некоторое время. — Я ведь так и не поблагодарила тебя за то, что ты меня спас.
Волшебник досадливо махнул рукой, но потом остановился.
— Ну давай, благодари, если так хочется.
Лорана вздохнула для храбрости, а потом, приобняв Рейстлина за шею, поцеловала его в щёку. На скулах мага мгновенно проступили красные пятна смущения. Заметив это, Лорана чуть улыбнулась и погладила Рейстлина по выбеленным сединой волосам.
— Спасибо тебе, Рейстлин, — прошептала она и вновь его поцеловала, но на этот раз в губы.
Молодой волшебник обнял эльфийку за талию и прижал к себе.
Внезапно раздался звук, как будто бы кто-то стучал в дверь, хотя ничего деревянного рядом не было. Рейстлин и Лорана с сожалением оторвались друг от друга, и маг пояснил:
— Это нас зовут. Идём.

Главы Лож вновь посмотрели друг на друга.
— Ну надо же! — прищёлкнул пальцами Юстариус. — Никогда бы не подумал...
— И я не понимаю, что она в нём нашла, — прямо высказала общую мысль Ладонна. — Но, честно говоря, мне нет до этого большого дела.
Рейстлин и Лорана, держась за руки, появились на пороге комнаты Главы Конклава.
— Хотя это и против правил, — взял слово Пар-Салиан, — так как мы должны были собрать весь Конклав для решения такого важного вопроса, но мы приняли решение, посоветовавшись с нашими Богами. Они дают о тебе хорошие рекомендации, Рейстлин. Мы согласны на твоё предложение.
— Но твой дракон... — начал Юстариус.
— Мой дракон не будет жить в Башне, ему гораздо удобнее спать где-нибудь в пещере, пока я его не зов, — пояснил Рейстлин.
— И вопрос с Лораной, — вставила слово Ладонна. — Я против того, чтобы она носила чёрную мантию.
Рейстлин обернулся на эльфийку и пожал плечами, как бы говоря: "Пусть решает сама".
Лорана откашлялась и заговорила:
— Я хотела предложить вам вот что, госпожа Ладонна. Никто не будет знать, кто я. Для всех я буду помощницей Рейстлина, и для этого буду продолжать маскироваться. И для вас будет проще — не пойдут слухи о том, что в Башне живёт кто-то, кто не имеет отношения к магии.
Ладонна задумалась. Затем она кивнула:
— Ты подала хорошую мысль. Так и сделаем. По рукам?
— По рукам, — улыбнулся Рейстлин и вновь достал Кровавый Камень и ключи. — Кстати, а у вас есть кто-то на примете, кого вы можете поставить на пост хозяина Башни? Как вы понимаете, это должен быть кто-то из Чёрной Ложи, ведь проклятье всё ещё действует... — как бы невзначай сказал он.
— Ладонна, — мягко сказал Пар-Салиан. — Решать тебе.
Ладонна хотела вначале ответить, что это не Рейстлиново дело, кого Конклав будет ставить на этот пост, но потом подумала, что он задал резонный вопрос. Стать на этот пост самой? Увольте, у неё и в Вайрете дел навалом. Иоланта? Она шпион, и не более того. Ладонна перебирала в голове имена возможных кандидатов и тут же их отсеивала.
Неужели ей придётся поставить на пост хозяина Башни Рейстлина?
— Слушай меня сюда, мальчишка, — глаза Ладонны полыхнули яростью. — Я поняла твою игру. Хорошо, я сделаю тебя хозяином Башни, ты добился своего. Но учти, никаких мне шуточек! Я по-прежнему Глава Чёрной Ложи, а ты потребовал, чтобы тебя вновь приняли в ряды нормальных волшебников, значит, ты подчиняешься мне.
Рейстлин стоял перед Ладонной, убрав руки в рукава бархатной мантии, и то ли кивал, то ли кланялся, выражая согласие.
Юстариус и Пар-Салиан начали возражать, завязалась бурная дискуссия, во время которой Рейстлин и Лорана тихо ускользнули в коридор. Они зашли в одно из боковых ответвлений, здесь было темно, и почти тихо, лишь слабо доносились голоса Глав Трёх Лож.
Эльфийка прижалась к магу. Ей вспомнилась Шойканова Роща и то, как они открывали Палантасскую Башню Высшего Волшебства. Пожалуй, это было ещё страшнее Даргаардской крепости... но с нею был Рейстлин.
Их губы встретились, и на этот раз им долго никто не мешал.

Эпилог
"Здравствуй, братец. Твоё письмо получил. Собираюсь к вам, там и поговорим. Лорана прибудет со мной. Рад, что у меня скоро будет племянник. Если у него проявится талант к магии, я буду сам его учить, потому что, боюсь, от капусты Теобальда бедняга опухнет. Поверь, у меня в Башне лучше, хоть тебе и кажется, что тут мрачно.

Рейстлин
P.S.: Да, и не вздумай говорить Тике о нашем прибытии, а то она опять наготовит целый стол, а потом обидится, что мы столько не едим!".

Сообщение отредактировал Лин Тень - 7-10-2010, 22:45


--------------------
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Лин Тень >>>
post #52, отправлено 13-10-2010, 14:36


Товарищ генерал
*******

Сообщений: 3127
Откуда: Башня Теней
Пол:женский

Взмахов катаной: 1573

Автор: я (Лин Тень)
Бета: тоже я
Название: «Каждый выбирает свой путь сам»
Дисклеймер: герои принадлежат Маргарет Уэйс и Трейси Хикману, я взяла их с целью сотворить AU
Предупреждение: таймлайн смещён относительно оригинального произведения, многое изменено. Я взяла на себя смелость сотворить некую ветвь развития событий. «А что было бы, если бы…»
Рейтинг: PG-13
Тип: гет, AU, OOC Рейстлин, ООС Лорана, ООС Танис
Пейринг: Рейстлин/Лорана, Танис/Лорана, Танис/Китиара, Карамон/Тика (малозначимо)
Жанр: экшн
Размер: миди
Количество глав: 8 + эпилог. Глава 8 по таймлайну идёт между шестой и седьмой, но лучше её читать после эпилога!
Герои: Рейстлин Маджере, Лоранталаса Канан, Карамон Маджере, Танис Полуэльф, Китиара Ут-Матар, Тика Вейлан, Тассельхоф Непоседа, Циан Кровавый Губитель, Скай, Берем Вечный Человек, Фисбен, Флинт Огненный Горн, Ариакас, Иоланта, Такхизис, Фистандантилус, Ладонна, Юстариус, Пар-Салиан, Андраш Раннок, Нуитари, Лунитари, Солинари
Саммари: Эльфийка застыла в ужасе — это было то, что она приметила ещё когда смотрела на Башню впервые — трепещущую на ветру то ли одежду, то ли чьи-то останки, повисшие на острых пиках ограды… И вдруг с пугающей ясностью осознала, что это и есть цель Рейтлина. Что оно… живое!
Размещение: только с моего разрешения. Вначале связаться со мной через и-мэйл, асю, телефон (вписать нужное) и получить разрешение и условия. Уже потом что-то размещать.


Глава 8. Палантасская Башня Высшего Волшебства
Лорана не знала, сколько времени они провели в воздухе — несколько часов или несколько дней. Она смутно помнила, что Циан спускался на землю, и они делали привалы, даже, кажется, спали. Всё, что ей запомнилось — это свист ветра в ушах, да горячая спина Рейстлина, к которой она прижималась, чтобы не замёрзнуть. Она не помнила, ела ли она что-нибудь, пила ли она что-нибудь.
Но когда впереди замаячили стены до зубовного скрежета знакомого города, Лорана очнулась. Эльфийка встрепенулась, мысли её прояснились.
Они подлетали к Палантасу ночью, когда жители прекраснейшего из городов Ансалона видели уже седьмой сон. Свет двух лун озарял улицы и постройки.
«Так вот, куда он меня везёт, — подумала Лорана. — В Палантас! Чтобы избавиться от меня, потому что я в его глазах всего лишь надоедливая девчонка, которая увязалась за ним! Он хочет оставить меня здесь…». Эльфийку охватило отчаяние. Она захотела сейчас оказаться как можно дальше от Палантаса.
Новый порыв ветра ударил в лицо, и Лоране пришлось спрятаться за спину волшебника. Девушка ухмыльнулась своим мыслям. «Интересно, тогда с чего бы ему обо мне так заботиться, а? Зачем ему делать крюк и везти меня в Палантас? Какие глупости! Нет, просто ему самому что-то нужно здесь».
Рейстлин направил дракона в центральную часть города, где стояли Великая Библиотека и дворец Амозуса.
Также здесь находилось ещё одно строение, которое на фоне ночного неба казалось чёрной дырой.
— Палантасская Башня Высшего Волшебства! — поражённо сказала Лорана. И тут же вспомнила, как Астинус сказал ей, что её судьба накрепко связана с этой Башней. А она не догадалась. «А чего тут удивляться? — спросила она сама себя. — Моя голова была занята Танисом». — Но Астинус говорил, что она проклята… — начала было эльфийка.
Маг чуть обернулся, чтобы лучше видеть и слышать собседницу.
— О да, Астинус, — ядовитым тоном сказал Рейстлин, перебив её. — Боишься?
— Нет! Я не боюсь!
— Не смей лгать мне! — зашипел на неё волшебник. — Никогда этого не делай, — сказал он уже мягче, — потому что я всё равно узнаю правду.
Лорана только мелко покивала. Рейстлин отвернулся и стал давать Циану какие-то указания. Дракон приземлился на мостовой, недалеко от знаменитой Шойкановой Рощи. Пока они снижались, Лорана ощущала, как её сковывает страх, теперь же она почувствовала ещё и неестественный холод, которым веяло от Рощи. Воистину, проклятое место!
Первым желанием Лораны, когда она оказалась на твёрдой земле, было убежать. Бежать и бежать отсюда подальше, чтобы не видеть этих жутких дубов, молчаливыми стражами окруживших чёрную Башню. Но эльфийка усилием воли подавила этот страх, подумав о том, что она говорила Рейстлину в Нераке. Получается, она лгала? Нет. Значит, она не отступится.
— Я не сдвинусь с места, — сказал Циан Кровавый Губитель, — покуда на этой Башне проклятие самого Сына Тьмы, ты не заставишь меня даже пролететь над этой Рощей, будь у тебя хоть все пять Глаз Дракона!
— Дальше и не требуется, — пожал плечами Рейстлин. — Можешь быть свободен.
— Я и так свободен! — оскалился дракон. — Как ты смеешь приказывать мне, жалкий человечишка!
Маг спокойно ответил не дрогнувшим голосом:
— Да, Циан, я смею, и ты знаешь, что ты ничего не можешь с этим поделать. Однако не торопись с выводами. Насколько я знаю, ты любишь учиться. Учиться магии.
Дракон прищурился.
— Я понял, что ты хочешь мне предложить. Но, Рейстлин Маджере, у тебя нет таких знаний, которые могли бы заинтересовать меня.
— Посмотрим, Циан, посмотрим, — волшебник перевёл взгляд на Палантасскую Башню Высшего Волшебства.
— Ты сгинешь там! — зелёный дракон угадал его намерения пойти через Рощу.
Рейстлин криво усмехнулся.
— Вот и проверим. Ты можешь лететь, я не задерживаю тебя. Но ты должен быть неподалёку, чтобы забрать нас отсюда.
Циану не требовалось повторять — он был только рад убраться отсюда. Мелькнула его тень в ночном небе, и маг с эльфийкой остались одни в неестественной звенящей тишине и ледяном холоде.
Молодой волшебник обернулся к Лоране:
— Надеюсь, ты ещё не забыла о своих словах. Ты должна будешь прикрывать меня.
— Не забыла. Но скажи, что мы там можем встретить? — робко спросила девушка. Ей страшно было себе даже представить, что может скрываться в таком месте.
— Что угодно. Будь готова.
Лорана подумала, что размахивать мечом, будучи в мантии, более чем неудобно, но сейчас явно было не время и не место, чтобы подыскивать себе другую одежду. Эльфийка лишь быстро заплела волосы в косу, справедливо рассудив, что они будут ей мешать, а также закатала рукава до локтей и завязала каждый на прочный узел — ширина рукава позволяла это сделать.
— Я готова, — Лорана сжала губы и решительно посмотрела в золотые глаза Рейстлина.
Тот окинул её взглядом и кивнул, выражая тем самым своё согласие. Затем он достал Кровавый Камень, и, сжав его в руке, сделал несколько шагов в сторону Рощи. Лорана могла видеть, как задрожала его худая рука, как побелели костяшки пальцев.
Эльфийка поспешила за магом.
— Держись ближе ко мне, — прошелестел Рейстлин. Затем он судорожно вздохнул, и Лорана подумала, что он сейчас закашляется, но ничего подобного не случилось. — Иначе сойдёшь с ума от страха. Ширак!
Эльфийка пошла совсем рядом с волшебником. Она чувствовала, как страх вливается в неё, отравляет, парализует, сковывает…
Но когда они ступили под сень деревьев, она поняла, что до этого не знала, что такое ужас. В какой-то момент Лорана перестала дышать, было ощущение, что её лёгкие заполнены водой. Она начала судорожно хватать ртом воздух, её глаза широко распахнулись, девушка поняла, что сейчас упадёт. Пальцы конвульсивно сжимались и разжимались, колени подгибались… сейчас она умрёт, и не будет больше мучений…
Лорана почувствовала прикосновение живого и тёплого огня на своём плече. Кто-то дёрнул её в сторону.
— Я сказал — держись ближе ко мне, — прошипел знакомый голос ей в ухо. — Мне ещё не хватало проблем с тобой!
— Х…х…хорошо, Рейстлин, — стуча зубами, произнесла эльфийка. — Извини меня.
Они пошли дальше. Девушке казалось, что самый сильный страх она испытала в Даргаардской крепости — как она ошибалась! Могильный холод сковывал члены, Лорана сама удивлялась, как она ещё держит меч. Наверное, потому что пальцы просто задеревенели на рукояти.
Огонёк навершия Посоха Магиуса был единственным источником света в тёмной Роще вечных дубов, и зимой и летом не меняющих свой облик. Лорана подумала, что если этот огонёк сейчас погаснет, то они мгновенно погибнут здесь.
Внезапно сапог эльфийки ушёл в землю почти по щиколотку. Девушка вырвала ногу из топкого места, задавшись вопросом, откуда на болоте могут расти дубы. Однако кладбищенский запах заставлял думать, что это не болото, а свежеразрытая могила.
Не успела Лорана сделать и двух шагов, как снова ступила в рыхлую землю. И что-то схватило её за лодыжку!
Против воли эльфийка вскрикнула.
— Он понял, — произнёс Рейстлин. — Скорее!
Из этих слов, Лорана осознала лишь то, что стоит поторопиться. Рейстлин начал читать заклинание, эльфийка же, замахнувшись мечом, собралась рубануть по тому, что её держало.
Она вначале отрубила руку, принадлежавшую мертвецу, а потом уже поняла, кто её держал. Девушка уже собралась вскрикнуть от страха, как вдруг из земли вылезли ещё четыре руки. Пугаться было некогда, и Лорана вновь замахнулась.
Рейстлин сотворил огненный шар, не подпустивший к ним ещё нескольких умертвий. Затем он обернулся к Лоране, сражавшейся с мертвецами, которые уже вылезли из земли:
— Некогда! Скорее!
Маг больно схватил эльфийку за руку и буквально потащил за собой. Она не ожидала такой прыти от Рейстлина, который запомнился ей слабым и больным. Девушка еле успевала за волшебником, стараясь ещё при этом не наступать на подол своей мантии, что было довольно тяжело, ведь за последнее время она совсем отвыкла ходить в платьях, доспехи стали привычнее. Рейстлину же, казалось, всё нипочём. Несколько раз эльфийка спотыкалась, но неизменно цепкая рука мага держала её и вновь тащила за собой.
Чёрные кованые ворота буквально выросли перед ними. Они были высокими, сделанными достаточно красиво, но то была красота зла. И если Храм Такхизис был уродливым, то эти ворота, как и вся башня, угадывающаяся за ними, хранила в себе холодное чёрное завораживающее очарование.
Башня одиноко торчала посреди внутреннего двора, а два минарета, что раньше украшали её, обрушились, и теперь лежали на земле обломками чёрного мрамора и красной черепицы.
Лорана отвела взгляд от Башни, потому что её внимание привлекло движение. Эльфийка застыла в ужасе — это было то, что она приметила ещё когда смотрела на Башню впервые — трепещущую на ветру то ли одежду, то ли чьи-то останки, повисшие на острых пиках ограды…
И вдруг с пугающей ясностью осознала, что это и есть цель Рейтлина. Что оно… живое!
Эльфийка отпрянула, когда перед ними появился призрак человека в чёрной мантии. Под капюшоном не было видно лица, только большие круглые глаза светились белесым светом.
— Кто ты? — спросил он у Рейстлина голосом, который, казалось, шёл отовсюду сразу.
— Хозяин Башни, — ответил волшебник, не дрогнув.
— Башня пребудет закрытой до тех пор, пока Властелин Прошлого и Настоящего не вернётся!
— Тот, кого ты называешь Властелином Прошлого и Настоящего, мёртв, — Рейстлин продемонстрировал своему собеседнику Кровавый Камень Фистандантилуса. — Он не вернётся.
Лорану привлёк звук — это был то ли шорох, то ли шаги. Она обернулась — все умертвия шли за ними. «Ты должна будешь прикрывать меня», — прозвучали у неё в голове слова Рейстлина.
Эльфийка решительно повернулась к волшебнику спиной и подняла меч.
— Ты умрёшь! — послышался голос призрака — Стража Башни.
Рейстлин бросил на землю Кровавый Камень — артефакт выполнил свою функцию, проведя их через Шойканову Рощу. Волшебник просто обманул Стража, первое время выдавая себя за Фистандантилуса. Теперь же Камень ничем не мог ему помочь — он высасывал жизнь, работая проводником. Страж был уже мёртвым.
Рейстлин покрепче сжал Посох Магиуса двумя руками. Только он мог помочь молодому волшебнику сейчас.
Страж стремительно полетел на него, колышущийся подол призрачной мантии не задевал земли. Маг прочёл заклинание, и призрак натолкнулся на стену. Такого эффекта не ожидали ни Рейстлин, ни Страж. Приведение пришло в ярость, а вот маг начал лихорадочно размышлять. «Получается, я могу задержать его, но не могу причинить ему урон?» — волшебник стал пробовать другие заклинания, которые, как он предполагал, могли сработать в этом случае. Все они ненадолго задерживали призрака, но не более того. Рейстлина охватил страх.
Лорана храбро сражалась, не подпуская умертвий к магу. Она знала, что стоит нарушить его магический транс, и либо заклинание сработает не так, либо, что ещё хуже, Рейстлин может умереть.
Эльфийка представила, что перед ней дракониды или обычные солдаты армии Такхизис, и смело делала выпады, кромсая мертвецов мечом. Она слышала, как Рейстлин читает заклинание за заклинанием, и в голову ей начали закрадываться сомнения.
«Да и как бороться с уже мёртвым стражем? — подумала она. — Как бороться с призраком?». Твёрдо решив думать только о своей части работы, Лорана продолжила бой. И вдруг она почувствовала, как сам воздух затрещал. Подобного ощущения она ещё не испытывала. «Наверное, так трещит в воздухе магия», — почему-то подумала эльфийка. Она увидела, как все её противники рассыпались в прах, а она сама вдруг, не чувствуя своего тела, упала на землю. Она увидела три фигуры, возникшие в дубовой роще из ниоткуда. Они направлялись к Лоране и Рейстлину. Когда они подошли ближе, девушка заметила, что это двое мужчин в чёрной и белой мантии и женщина в алой. Женщина, удивительно красивая для человека, подошла к Лоране и сказала:
— Ты не должна была нас видеть. Поспи.
И прежде, чем прекрасные тонкие пальцы женщины легли на глаза Лораны, эльфийка разглядела лица мужчин — тот, что в белой мантии, был холодно-красив, то была недосягаемая красота, красота льда, в отличие от женщины, чья красота источала тепло. Тот, что в чёрной мантии, имел гротескную внешность, однако в ней тоже была своя красота. То была та самая красота зла. Лицо мужчины удивительно сочеталось с Рощей и с Башней. Он был частью этого… или это всё было частью него.
«Три Бога Магии!» — хотела вскрикнуть Лорана, но не смогла. Она уснула, и последней её мыслью было то, что она ничего не вспомнит, когда проснётся, потому что на то воля Солинари, Лунитари и Нуитари.
Рейстлин понял, что ему надо делать. Это было самоубийством, но другого выхода он не видел. Его силы не бесконечны, он не может просто отмахиваться от Стража, как от надоедливой мухи. Вот только он не был уверен, что и это сработает… что ж, следовало попробовать, поскольку больше всё равно ничего не оставалось.
Маг рванулся за Кровавым Камнем. Секунда — и артефакт у него в руке. Он прислонил его к своему собственному сердцу. Молодого волшебника захлестнули воспоминания… пять лет кошмаров…
Рейстлин почувствовал, как стремительно слабеет. Жизнь уходила из него, как вода через сито. Сзади послышался звук упавшего тела. «Это Лорана. Мёртвая», — подумал Рейстлин. Ему стало жаль эльфийку, тем более умершую от рук каких-то зомби. Но следовало подумать и о себе. Он с величайшим трудом оторвал от себя Камень — было чувство, что артефакт прилип к его сердцу. Едва держась на ногах, маг швырнул его так далеко, как смог.
Эффект оказался таким, каким и ожидал Рейстлин — Страж почувствовал живую энергию и бросился к Камню. Он повёл себя точно голодная псина. И тут-то волшебник понял, что он не один. Он обернулся и увидел Трёх Богов Магии.
— Неплохой поступок, Рейстлин Маджере, — сказал Солинари.
— Мы подумали, что ты совершаешь хорошее дело, и решили тебе помочь. Но, как ты понимаешь, это вотчина Нуитари, — пожала плечами Лунитари.
Бог Чёрной Луны лишь оскалился:
— У тебя всё равно нет нужного заклинания, чтобы развеять Стража по ветру, хотя, должен признать, идея с Камнем была интересной. Наверное, не всякий смертный бы догадался.
Рейстлин покорно ждал, что скажут три кузена. Похоже, они ждали в ответ чего-то от него. Маг был так слаб, что с трудом соображал.
— Ты неплохо думал с самого начала, — подсказала Лунитари.
— Посох Магиуса? — удивился Рейстлин, едва ворочая языком. — Но он не помог мне.
— Заклинание не то, — со скучающим видом отозвался Солинари.
Волшебник посмотрел на Стража, понимая, что сейчас тот сообразит — его снова обманули. Третьего шанса точно не будет. Рейстлин вздохнул… и вдруг в голове у него появились слова заклинания, которых, он мог бы поклясться, он не знал прежде. Он направил Посох Магиуса на Стража и произнёс эти слова.
Ударила струя яркого света, затем послышался шипящий звук — и когда Рейстлин осмелился открыть глаза, он увидел, что Стража распылило по маленьким призрачным песчинкам.
Рейстлина уже не заботили ни Боги Магии, ни Лорана. Он упал на холодную землю, понимая, что умрёт от слабости. Слишком много он потратил энергии…
Лорана проснулась так резко, будто бы кто-то крикнул ей в ухо. Она вскочила на ноги, не понимая, что она делает на земле. Когда она увидела распластавшегося рядом Рейстлина, она подумала, что их сразило одним и тем же заклинанием. Волшебник был бледен — это было заметно даже сквозь золотую маску, на которую была похожа его кожа.
— Рейстлин, — позвала его эльфийка. — Рейстлин, очнись! Ты живой?
Его глаза открылись и вновь закатились. Зрелище было бы диковинным, учитывая необычность его глаз, если бы Лорана так не волновалась за мага. Ей сейчас было не до шуток.
— Рейстлин, — девушка чуть потрясла мага, слегка похлопала его по впалым щекам. Со стоном он очнулся, и взгляд его остановился на Лоране.
— Живая, — только и сказал он. — Значит, надо полагать, ты ничего не помнишь.
— Я всё помню, — возразила эльфийка, помогая волшебнику подняться.
Он позволил себе холодную язвительную улыбку. Рейстлин поднял с земли Посох Магиуса и пошёл к воротам Башни. Лоране ничего не оставалось, кроме как пойти следом.
Останков Стража больше не было. А в замке ворот торчали ключи. Рейстлин усмехнулся и забрал их. И направился к выходу из Шойкановой Рощи.
— Мы разве не пойдём туда? — обескуражено спросила Лорана.
— Туда? — маг указал за спину. — Нет, девочка, не сейчас. Позже. Я тебе обещаю, — он снова усмехнулся и, опираясь на Посох, продолжил путь.
Лорана обернулась на Башню и застыла в немом удивлении. Минареты вернулись на свои места, всё, что когда-то осыпалось, обвалилось, треснуло — всё вновь стало выглядеть, как в далёкие времена. Башня выглядела так, словно её только что построили. Красивая и злая, как чёрная магия.
— Ты идёшь? — недовольно спросил эльфийку Рейстлин. — Или предпочтёшь умереть от страха? На Роще всё ещё проклятие Нуитари.
Лорана поспешила за магом. Он, нагнав его, снова споткнулась о корень дуба. Рука Рейстлина, вовремя удержавшая её, не дала девушке упасть.
— Ты неплохо справилась, — похвалил он эльфийку.
Лорана выдавила из себя улыбку. Она шла, вцепившись в единственное живое, что было в этой Роще — в руку Рейстлина. Здесь было страшно… но Палантасская Башня притягивала её. Эльфийка надеялась, что волшебник исполнит своё обещание, и они и вправду там побывают.

Сообщение отредактировал Лин Тень - 13-10-2010, 14:39


--------------------
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Лин Тень >>>
post #53, отправлено 23-10-2010, 0:24


Товарищ генерал
*******

Сообщений: 3127
Откуда: Башня Теней
Пол:женский

Взмахов катаной: 1573

Двойники


Автор: я (Лин Тень)
Бета: тоже я (Лин Тень)
Название: «Двойники»
Дисклеймер: герои принадлежат Маргарет Уэйс и Трейси Хикману
Рейтинг: G
Тип: джен, AU, OOC Фистандантилус
Жанр: нечто абстрактное
Размер: виньетка
Герои: Рейстлин Маджере, Фистандантилус, Карамон Маджере
Размещение: только с моего разрешения. Вначале связаться со мной и получить разрешение и условия. Уже потом что-то размещать.
Пометка: немного абстрактная зарисовка, но отражает суть, как мне кажется. Это видение автора, который не считает, что Фистандантилуса надо обязательно ненавидеть.


Небольшая комната была полутёмной и захламлённой. Вся мебель покрылась толстым ковром пыли, пахло мышиным помётом и старостью. Единственное окно было заставлено какими-то стульями, нагромождёнными друг на друга, к тому же стекла давно не было — его заменяла паутина. Когда-то эта комната, возможно, была красиво обставлена, здесь уютно горели свечи и пылали дрова в камине, на столе лежали таинственные книги и свитки, которые только и ждали, чтобы их кто-нибудь открыл и прочёл…
А теперь всё это превратилось в хлам и никому не нужную ветошь. И лишь единственный предмет оказался не тронут временем.
Юноша лет шестнадцати сделал шаг по направлению к странному предмету. Это было похоже на… на зеркало, да пожалуй, именно на него, поскольку в нём в полной мере отражалось всё запустение комнаты. Но только это было очень большое зеркало и с весьма занятными украшениями: пять драконьих голов, располагавшихся полукругом, все они имели разный цвет. Голова чёрного дракона была в справа внизу, синего — повыше, белого — в центре сверху, а зелёного и красного — слева. У всех пяти голов пасти были раскрыты, будто бы чудовища кричали.
Юноша приподнял подол мантии, чтобы не споткнуться обо что-нибудь и не сломать себе шею, и осторожно пробрался через стопки обветшалых книг и поломанной мебели. Он подошёл к диковинному зеркалу, и увидел там себя. Ну конечно же, а кого ещё он там мог увидеть? Уж точно не своего брата... Хотя всё чаще молодому человеку казалось, что лучше бы в зеркале возникло другое лицо. Ну почему они так непохожи?
Но постойте!
Молодой человек пристальнее, насколько позволял тусклый свет, кое-как просачивающийся в окно, посмотрел на своё отражение. Большие глаза с длинными ресницами, тонкие губы, прямой нос, худое бледное лицо, чуть вьющиеся длинные каштановые волосы… Что-то не так.
Глаза! Они стали карими!
— Быть того не может… — прошептал юноша. Он с утроенным вниманием начал рассматривать себя в зеркале.
Нет, определённо, он изменился. Его тело было более мускулистым и сильным. Нет, конечно же, он не сделался таким, как брат, но самому себе теперь нравился ощутимо больше.
— Просто здесь темно, — горько усмехнулся молодой человек, опуская глаза. — Здесь просто слишком темно, и я не могу узнать правду. И вижу то, что хочу видеть.
Он вновь поднял глаза на необычное зеркало и присмотрелся — надежда, полузадушенная здравым смыслом, всё же теплилась в нём. Юноша твёрдо для себя решил выяснить, кто кого обманывает: он — себя, или реальность — его.
И увидел, что отражение точно рассматривает его в ответ.
Отражение моргнуло. Юноша отпрянул от зеркала. Отражение с удивлением посмотрело на него… такое впечатление, что оно тоже думало, что смотрит в зеркало!
Молодой человек почувствовал, что твёрдая почва действительности уходит из-под ног. Чтобы как-то опомниться, чтобы понять, кто из них двоих — настоящий, юноша протянул руку к зеркалу. Он должен убедиться, что стекло твёрдое и прочное!
Отражение тоже протянуло руку к стеклу…
И руки встретились.
Рука отражения была тёплая и живая. А вот стекла не было. Его здесь никогда не было.
Потому что это было не зеркало.
Это были Врата.
Рейстлин в ужасе смотрел на своего двойника… нет, это был не его двойник! Это был человек, живой и настоящий, просто удивительно похожий на него самого, который оказался по ту сторону этих странных Врат. А за ними была точно такая же комната. Поэтому Рейстлин и перепутал Врата с зеркалом.
Реальность менялась на глазах. Теперь комната, которая начиналась за Вратами, исчезла. Молодой маг увидел странный серо-бурый пейзаж, загнутый горизонт и розоватое небо. Теперь стало совершенно ясно, что никакое перед ним не зеркало. Это дверь куда-то… куда Рейстлин не хотел идти.
Юноша, находящийся по ту сторону Врат, смотрел на Рейстлина с не меньшим удивлением.
«Интересно, что видит он? — подумал маг. — А вдруг он видит, что вот этот жуткий пейзаж — по мою сторону?». Рейстлину стало жутко, его охватила какая-то паника, он сильнее вцепился костлявыми пальцами в руку «двойника».
И почувствовал ответ — молодой человек тоже сильнее схватился за его руку.
Поднялся неизвестно откуда взявшийся ветер, загрохотал гром, засверкали молнии. «Двойник» практически одновременно с Рейстлином протянул вторую руку. Они стояли, жмурясь от ветра и вжимая головы в плечи от раскатов грома. Оба схватившись за то единственное, что ещё было живым.
Рейстлин боялся оборачиваться. Он не хотел увидеть, что комната, в которой он стоял до этого, превратилась в такую же пустыню, как и там, за Вратами… А то, что комнаты больше не было, было очевидным — через несколько минут полил дождь.
Он окрасил развевающиеся одежды магов в ярко-алый цвет.
Затем посыпался град, и мантии юношей стали чёрными. Ветер стал шквальным, магов сносило, градины больно били по лицу. Они стояли, крепко схватив друг друга, тем самым и удерживаясь на ногах.
«Кто же он? — думал Рейстлин. — Он действительно здорово похож на меня! И… я чувствую, что он очень сильный. Если я вообще могу судить об этом, то, наверное, он станет великим архимагом. Кто же он?..».
«Кто же он? — думал Фистандантилус, теряясь в догадках. — Он так похож на меня! И я не уверен, что смог бы победить его… похоже, он действительно силён. Кто же он такой?».
Сильный порыв ветра швырнул юношей в разные стороны, они полетели в бесконечную темноту…

Рейстлин дёрнулся в своей кровати. Он судорожно всхлипнул, и тело его затрясла крупная дрожь. Захотелось закричать, но пропал голос.
— Рейст? — Карамон вскочил со своей кровати и подошёл к брату. — Тебе опять приснился кошмар?
Молодой маг не ответил. Он никак не мог отойти ото сна.
— Я зажгу свечу, — Карамон обернулся к столу и ловко поджёг фитилёк маленького огарка, которому присвоил гордое имя «свеча». Затем он сел на край кровати брата.
— Нет, — прошептал, наконец, Рейстлин и сглотнул. — Это был не кошмар… это… это был просто сон. Странный сон… — маг натянул на себя одеяло, но он не мог согреться — его колотило не от холода.
Юный волшебник протянул руку к брату, тот охотно ответил на пожатие. Некоторое время близнецы просто молчали — Карамон сидел со свечой, а Рейстлин лежал на кровати. В конце концов, Рейстлин прикрыл глаза и прошептал брату:
— Карамон… ты посторожи немного, ладно?
— Конечно, Рейст.
Буквально через несколько минут послышалось ровное дыхание младшего брата. Карамону оставалось только удивляться — уже несколько лет Рейстлин не кричал по ночам и не просил его посторожить. Карамон думал, что у брата это прошло, осталось в детстве, когда он показывал близнецу тени кроликов на стенах.
Оказывается, нет. Оказывается, всё это время Рейстлину продолжали сниться кошмары, только он не подавал виду, чтобы не выглядеть маленьким и слабым.
Карамону стало нехорошо от мыслей, что это может вообще не пройти. А он об этом даже не узнает. Не узнает, как его брат мучается…
Юноша поставил свечу на стол и устроился поудобнее. Двигался он осторожно, чтобы не разбудить брата. Карамон не собирался спать — он обещал посторожить.
Он посторожит.


--------------------
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Sunset >>>
post #54, отправлено 23-10-2010, 0:34


Sunset Priest
****

Сообщений: 266
Откуда: Msk
Пол:мужской

Drops of the Rain: 421

Нехорошие вы люди, плюсов на вас не хватает..))


--------------------
"Caressing an old man
And painting a lifeless face
Just a piece of new meat in a clean room
The soldiers close in under a yellow moon
All shadows and deliverance
Under a black flag
A hundred years of blood"

The Cure
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Лин Тень >>>
post #55, отправлено 23-10-2010, 0:37


Товарищ генерал
*******

Сообщений: 3127
Откуда: Башня Теней
Пол:женский

Взмахов катаной: 1573

Sunset, *смутилась*

Ничего, вы мне уже один поставили smile.gif С меня хватит, как говорит Утеха XD

Главное, что понравилось.


--------------------
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Лин Тень >>>
post #56, отправлено 9-12-2010, 12:59


Товарищ генерал
*******

Сообщений: 3127
Откуда: Башня Теней
Пол:женский

Взмахов катаной: 1573

Только одна ночь


Автор: я (Лин Тень)
Бета: тоже я
Название: "Только одна ночь"
Дисклеймер: герои принадлежат Маргарет Уэйс и Трейси Хикману, я взяла их с целью сотворить AU
Предупреждение: таймлайн несуществующий. Внимательный читатель поймёт, что этого эпизода никогда не могло бы быть
Рейтинг: G
Тип: гет, AU
Пейринг: Рейстлин/Крисания
Жанр: романтика
Размер: мини
Герои: Крисания Таринская, Рейстлин Маджере, Даламар Арджент, Карамон Маджере, Танис Полуэльф, Тандар
Саммари: Я понятия не имею, о чём ты говоришь, Даламар. И я бы попросила тебя впредь не обсуждать со мной подробности личной жизни человека, которого уже давно нет в живых, — тут Крисания снова не выдержала и повысила тон: — Человека, каким тебе никогда не стать!
Размещение: только с моего разрешения. Вначале связаться со мной и получить разрешение и условия. Уже потом что-то размещать.
Пометки: автор не читал "Tears of the Night Sky" и надеется никогда его не прочесть. Поэтому пишет AU


Пальцы Рейстлина коснулись Крисании. Тонкие изящные пальцы, которые могли быть такими нежными, а могли быть цепкими, могли причинять боль. Волшебник откинул со лба прядь волос жрицы и осторожно провёл рукой по щеке Крисании.
— Она не умерла, — прошептал он. — Еще не умерла...
Его голос... как бы она хотела слышать его всегда! Как бы она хотела, чтобы он прикоснулся к ней ещё раз. Мысли молодой жрицы плыли в тумане, вокруг был мрак, она едва ли понимала, что происходит. Крисания лишь знала, что здесь есть Рейстлин, а значит, опасности не страшны.
— Да, — послышался другой голос, более низкий, хотя и очень похожий по интонациям. Знакомый голос. — Оставь ее. Дай ей умереть в мире!
Карамон! Конечно же, это Карамон. Умирать? Но она не собирается умирать, зачем?.. А может быть, разговор вовсе не про неё?
— Она останется жить, если ты вынесешь ее через Врата, — это вновь Рейстлин, его голос жрица не спутала бы ни с одним другим на Кринне. В сознании Крисании возник образ Рейстлина, и сердце забилось быстрее.
Но почему же темно, как в Бездне?
— Да, она останется жить, — в голосе Карамона слышалась горечь. — И ты тоже, Рейстлин. Я вынесу Крисанию из Врат, а следом за нами придешь ты! — гигант, наверное, был зол. Почему он злится на Рейстлина, что он ему сделал? Если бы только Крисания могла вмешаться... но она не чувствовала в себе сил даже открыть глаза. Она бы объяснила им, что совсем не собирается умирать.
— Спаси ее! — вскрикнул маг. Странно, ведь он никогда не кричал. В его голосе послышались истеричные нотки, как будто бы последняя надежда уходила.
Но зачем, от кого он хочет спасти её, Крисанию?
— Нет, — упрямо ответил Карамон.
Затем что-то произошло, но молодая женщина не смогла бы точно сказать, что именно, поскольку она по-прежнему ничего не видела. Вокруг был только кромешный мрак. Следующая фраза была произнесена Рейстлином уже абсолютно спокойно:
— Возьми Крисанию, возьми вот это и ступай!
Карамон медлил, не отвечая.
— Бери же! — выкрикнул Рейстлин, вновь сорвавшись.
Он закашлялся. Крисания захотела встать, пойти на голос, нужно сейчас же прочесть исцеляющую молитву... но женщина поняла, что не владеет своим телом. Жрица лежала на какой-то жёсткой поверхности, а её рука сама сжимала медальон Паладайна. Крисания забеспокоилась — что же произошло?
— Бери... — выдавил из себя волшебник между двумя приступами кашля. — Когда выйдешь... с той стороны — воспользуешься им, чтобы замкнуть Врата.
Карамон вновь молчал. Как будто бы между ними происходила мысленная беседа, и Крисания слышала половину её — только то, что говорил волшебник.
— Я не лгу! — прорычал Рейстлин. — Я лгал тебе раньше, но не сейчас. Попробуй, и ты сам поймешь. Смотри, я снимаю с тебя замораживающее заклятие. Больше я ничего не могу, и если ты обнаружишь, что я солгал, то можешь меня убить. Я не сумею остановить тебя!
Так вот оно что! Врата... Врата в Бездну. Мысли Крисании начали приходить в порядок. Значит, Рейстлин решил её спасти?.. И поручил это Карамону? Но зачем?
— А теперь торопись, — холодно сказал Рейстлин. — Я помешаю Властительнице последовать за вами, но надолго меня не хватит.
Послышался судорожный вздох Карамона, затем воин убрал меч в ножны.
— Что... что будет с тобой? — хрипло спросил он, опускаясь возле Крисании, чтобы поднять ее на руки.
— Спеши, Карамон. Она идет...
Она. Такхизис.
Воин осторожно поднял жрицу. Голова Крисании прислонилась к широкой груди Карамона, и воин сделал несколько неуверенных шагов. Затем он обернулся к брату.
Рейстлин хочет остаться здесь один, на вечные мучения. Нет!
— Слюнтяй! Идиот! Какое тебе дело до того, что будет со мной! — взорвался Рейстлин. — Уноси ноги, дурак!
"Он же просто хочет, чтобы Карамон поскорее ушёл", — в ужасе подумала жрица.
— Прощай, брат, — тихо сказал воин. Держа на руках Крисанию, Карамон повернулся и пошел прочь.
Нет, она не оставит Рейстлина в Бездне! Лучше она умрёт с ним! Крисании захотелось вырваться из сильных рук Карамона. Ей хотелось кричать, толкаться и брыкаться, но тело непослушное тело висело мешком. Вокруг по-прежнему было темно, и Крисания не могла видеть, что происходит, но в темноте остальные чувства обострились. Чарующий запах роз, всегда окружающий Рейстлина, исходящий от его мантии, удалялся по мере того, как Карамон шагал к Вратам.
Жрице захотелось хотя бы крикнуть, чтобы они знали... чтобы он знал... но она не смогла и этого. Рука женщины по-прежнему сжимала медальон, хотя в этом уже не было надобности.
Порыв ветра заставил волосы Крисании взметнуться. Он принёс с собой причудливую смесь запахов магической лаборатории. Значит, Врата близко.
Нет!
Если бы жрица могла, она бы сейчас плакала.
— Это Рейстлин? — недоумением спросил кто-то. Знакомый голос. Крисания слышала его когда-то давно... в прошлом. Или в будущем? Кажется, этот голос принадлежал тому полуэльфу, Танису.
— Госпожа Крисания, — ответил ему другой. Его она узнала сразу — это был ученик Рейстлина, тёмный эльф Даламар.
— Может быть, она еще жива! — вновь сказал Танис.
— Для нее лучше было бы умереть, — сухо прокомментировал Даламар, и Крисания не могла не согласиться с ним.
— Побудь с ней, Танис, — услышала жрица голос Карамона. — Я должен закрыть Врата.
"Отнеси меня обратно! — хотела крикнуть женщина. — Отнеси меня к нему!".
Вдруг перед мысленным взором Крисании возник прекрасный воин в платиновых доспехах. Если бы женщина могла, она бы упала на колени, но ей было отказано даже в слезах... Паладайн обратился к своей жрице, сказав: "Рейстлин останется там, потому что это единственный способ спасти мир".
"Я знаю, — смиренно ответила Крисания. — Но позволь мне быть с ним!".
"Нет, дочь моя. Ты будешь жить. Но не беспокойся о Рейстлине, я позабочусь о нём".

* * *
— Нет... — прошептала Крисания и проснулась. Было темно, хотя жрица точно знала, что солнце уже встало. Просто она его не видела. Точно так же, как тогда, в Безде, она не видела Рейстлина.
Теперь для Крисании всегда было темно — и днём, и ночью, но это была меньшая из потерь, понесённых ей когда-то. Женщина старалась не думать об этом, но сон упорно возвращался к ней, не давая забывать о прошлом.
Не давая забывать о Рейстлине...
Крисания всегда поскорее старалась переключиться на что-то другое. Вот и сейчас она встала и привычными движениями направилась к умывальнику. Вещи в её комнате всегда стояли на своих местах, поэтому за долгие годы жизни в вечной темноте она отлично научилась ориентироваться и без помощников.
Женщина привела себя в порядок, переоделась и открыла дверь. Тандар, как всегда, ждал свою хозяйку, чтобы отвести её на завтрак. Крисания рассеянно ела, не чувствуя вкуса, всё время думая о том, что она что-то забыла. "Я просто старею. В конце концов, мне уже не двадцать пять лет... Возможно, я действительно что-то забыла. Потом вспомню".
В конце концов, Посвящённая выкинула из головы эти мысли и решила заняться делами. "От этого точно будет больше пользы, — сказала она себе, — чем от глупых самотерзаний".
До обеда Крисания работала. Лето выдалось необыкновенно жарким, и с каждым дневным часом температура всё повышалась, а солнце палило всё сильнее, и каменные стены Храма уже не спасали от жары и духоты. Однако жрицу это не смущало, она выполняла все свои обязанности, меж тем как её помощники — те, кто за неё писал, те, кто читал ей — менялись каждые два часа. Настало время обеда, и молодой жрец робко предложил Крисании поесть. Посвящённая всегда слышала странные нотки в голосе этого молодого человека. Насколько она могла судить, он влюблён. Причём в неё.
"Что ж, значит я неплохо выгляжу для своих лет", — мрачно пошутила жрица. Она-то сама не могла себя увидеть.
От еды женщина отказалась, но велела покормить Тандара. Только когда тигр не стал есть, но выпил всю предложенную воду, женщина заметила, что ему-то хуже всех.
— Прости меня, — улыбнулась Крисания. — Тебе наверняка очень душно в этих стенах. Давай прогуляемся немного, хотя сейчас очень жарко.
Однако выйти они решились только когда солнце уже клонилось к западу. Посвящённую отговорили гулять в обеденное время — можно было запросто обгореть на солнце.
Слепая жрица и её поводырь вышли в сад, окружавший Храм Паладайна. Обычно Крисания прогуливалась по вечерам, но сейчас она прервала работу ради Тандара. По её мнению на улице было гораздо хуже, чем в помещении, но тигру сад нравился больше. Крисания села на лавку, спрятавшись в тени большого дуба. Она думала о событиях, происходящих в мире. Она помнила, что сказали ей Палин Маджере и Стил Светлый Меч. Но Посвящённая даже не знала, как она может помочь.
После часовой прогулки в тени деревьев женщина собралась уходить, как вдруг Тандар зарычал. Крисания обернулась на его рык и тут же почувствовала запах розовых лепестков и тлена. Так пахло от магов, и только от них. Затем Крисания услышала осторожные шаги — маг подошёл достаточно близко, и повеяло лёгким цветочным ароматом, а также какими-то фруктами.
— Даламар, это ты? — спросила Крисания.
— Я восхищён вами, Посвящённая, — послышался знакомый голос тёмного эльфа. — Вы всегда так точно определяете людей! Ведь я ещё даже не успел ничего сказать.
— От всех магов пахнет одинаково, — усмехнулась женщина. — Ну а от эльфов ещё часто пахнет цветами или фруктами, ведь вы не едите мясо. В Палантасе только один эльф-маг, которого я знаю. Что привело тебя сюда, Даламар? Храм Паладайна — не самое приятное место для чёрного мага, насколько я знаю. Палин Маджере и Стил Светлый Меч успешно добрались до тебя?
— Палин Маджере... — протянул Даламар. — О нём-то я и хотел поговорить с вами, Посвящённая. И... не только о нём.
Тандар, поняв, что опасности нет, перестал рычать, но не сводил взгляда внимательных жёлтых глаз с волшебника.
— Что случилось с Палином? — обеспокоенно спросила Крисания.
— Вопрос не столько в Палине... сколько в Рейстлине, — наконец сказал Даламар.
Посвящённая отступила на шаг, белый тигр, почувствовав волнение своей хозяйки, тут же глухо зарычал. Но жрица быстро овладела собой и спокойно сказала:
— В чём может быть вопрос, если Рейстлин мёртв?
— Да-да, конечно же, Госпожа Крисания, я это знаю, — презрительно скривился тёмный эльф. — Не думайте, что я считаю по-другому. Но я хотел у вас спросить — вы ведь хорошо знали Рейстлина. Лучше его знал, пожалуй, только его брат, Карамон, но у меня нет возможности сейчас с ним пообщаться, а потому я спрашиваю у вас. Скажите... у Рейстлина могла быть дочь?
Крисания отступила ещё на шаг, Тандар обнажил огромные клыки, ясно показывая Даламару, что ещё слово — и эльф станет его обедом.
— Что... — жрица задохнулась от гнева и волнения, кровь отхлынула от её щёк. — Что ты... Что за... — она была не в силах разговаривать, ей вдруг захотелось приказать Тандару, чтобы тот порвал глотку наглому эльфу. Но тут же Посвящённая взяла себя в руки и ответила ледяным тоном: — Я понятия не имею, о чём ты говоришь, Даламар. И я бы попросила тебя впредь не обсуждать со мной подробности личной жизни человека, которого уже давно нет в живых, — тут Крисания снова не выдержала и повысила тон: — Человека, каким тебе никогда не стать!
Даламар, судя по всему, был смущён и озадачен:
— Госпожа Крисания, я прошу меня простить, я совсем не имел в виду...
— Я тоже прошу меня простить за возможные грубости, но я не желаю говорить на эту тему, — перебила его жрица, останавливая в себе готовящийся вырваться наружу поток оскорблений в адрес Даламара. — Мне пора вернуться к моим обязанностям.
Посвящённая кивнула волшебнику и направилась в Храм, ведомая своим верным тигром. Судя по тому, что она не слышала шагов, Даламар так и остался стоять посреди тропинки.
Остаток вечера прошёл быстро, Крисания даже не помнила, что именно она делала, потому что в душе она очень сильно злилась на тёмного эльфа. И её по-прежнему преследовало чувство, что она что-то забыла. Наскоро поужинав, она решила побыстрее лечь спать, чтобы забыть обо всём.
Только войдя в свою комнату, Крисания поняла, что же она забыла.
Она забыла помолиться!
Крисания кинулась на пол, на колени, и принялась шептать молитву Паладайну. Она просила прощения за свои поступки, за сегодняшние слова и мысли в адрес Даламара, за свои сны... Паладайн ответил ей. Но ответ этот послышался как будто бы эхом через сеть пещер. Или словно она заткнула уши ватой.
— Что же случилось? — прошептала жрица. — Что произошло? Или... происходит?
Женщине ничего не оставалось, кроме как совершить вечерний туалет и лечь спать. Сегодня был воистину ужасный день. Худшего у неё давно не было. Крисания ворочалась в постели и не могла уснуть. Было очень жарко — ни одно дуновение ветерка не проникало сквозь открытое окно — к тому же разговор с Даламаром никак не шёл из головы.
В конце концов, Посвящённая встала и, накинув плащ поверх ночной сорочки, подошла к двери. Тандар ждал её в коридоре. "Всё равно уже поздно и меня вряд ли кто-то увидит", — подумала жрица и спустилась в сад, чтобы немного пройтись и успокоиться. Доверившись тигру, Крисания бродила по дорожкам, постепенно приводя свои мысли в порядок. Снова прокрутив в голове разговор с Даламаром, она поняла, что Палин был лишь предлогом для заведения беседы. Эльф хотел задать этот дурацкий вопрос... да, в конце концов, какая ей разница? Рейстлин давно умер... Очень давно...
Земля не успевала остывать за ночь, и всё же после заката становилось легче. Ночной воздух приятно ласкал кожу.
— Тандар, здесь есть кто-нибудь? — тихо спросила женщина у своего поводыря.
Тигр быстро и бесшумно осмотрел территорию, пока его хозяйка стояла возле лавочки. Через пару минут зверь вернулся к хозяйке, судя по тому, что он не рычал и не был взволнован — здесь никого не было. Крисания с наслаждением сняла плащ и присела на лавочку. Рядом журчал ручей, сегодня должна была светить серебряная луна Солинари. Посвящённая представила себе сад, залитый восхитительным светом, будто бы расплавленным серебром, и на душе стало легче.
Женщина не смогла бы сказать, сколько она просидела, упоённо дыша запахами сада. За это лето многие деревья успели погибнуть, а трава высохла, хотя жрецы и служители храма прилагали все усилия для сохранения растительности. И всё же, даже поредевший, сад был великолепен. В нём ещё было немало живых деревьев, которые давали тень, днём спасая от беспощадного солнца, а ночью создавая причудливый узор на земле.
Крисания поудобнее устроилась на лавочке, откинулась и подняла голову. На небе сейчас наверняка ни облачка, видны все созвездия. Жрица попыталась представить себе, как сейчас выглядит созвездие Платинового Дракона, но от этой мысли её отвлёк звук. Что-то упало на землю — видимо, это был плащ, который она неаккуратно повесила на спинку лавочки. Тандар, мирно лежавший доселе у ног женщины, вскочил, намереваясь подать хозяйке её вещь, ведь без помощи своего верного тигра она, возможно, долго будет шарить руками в пыли и искать плащ.
Однако, вскочив, зверь зарычал. "Здесь кто-то есть, а я в таком неподобающем виде!" — подумала Крисания. Ей сейчас очень не хотелось быть замеченной, и она приказала Тандару вести себя тихо. Обычно он слушался указаний хозяйки, но сейчас...
Но сейчас зверь, издав жалобный, захлёбывающийся звук, начал пятиться, пока не упёрся в лавку. Тело тигра было напряжено, хвост поджат. Крисания не успела даже удивиться поведению своего верного поводыря, потому что в тот же миг почувствовала запах розовых лепестков, смешанный с запахом тлена.
О нет, только не Даламар снова! Только этого ей ещё не хватало для завершения "замечательного" дня!
Послышались шаги. Осторожные, вместе с тем решительные. По остаткам жухлой травы шуршала мантия — в ночной тишине это было отчётливо слышно. Запах роз также приближался, он смешивался с лавандой, сандалом, можжевельником... Было совершенно очевидно, что ночной посетитель увидел Крисанию и идёт прямо по направлению к ней.
Тандар меж тем замолчал, продолжая пятиться, пока не забился под лавку.
Жрица встала, вытянувшись в струнку. Она откинула волосы с лица и сказала громко:
— Уходи! Я не хочу с тобой разговаривать. Если бы у меня были глаза, я бы сказала, что не желаю тебя видеть, да простит меня Паладайн.
Крисании было неуютно стоять в одной ночной рубашке перед тем, кто обладает явным преимуществом — глазами. Однако она была на своей территории. Хотя в Храм может войти каждый, это не означает, что она будет разговаривать с тёмным эльфом о таких глупостях!
Кажется, её слова возымели действие. Шедший остановился на полушаге. До Крисании долетели какие-то горькие запахи неизвестных ей трав и сушёных кореньев...
Это не Даламар...
— Прости меня, Палин, — нервно рассмеялась Посвящённая, чуть покраснев, — я спутала тебя с Даламаром, и...
Она не договорила, поскольку поняла, что снова ошиблась. Это не Палин Маджере.
Тандар жалобно, почти по-кошачьи мявкнул (Крисания никогда бы не поверила, что тигры так умеют, как, впрочем, никогда бы не поверила, что такой огромный зверь может поместиться под лавкой) и забился ещё дальше.
Широко распахнутые слепые глаза Крисании смотрели точно туда, где был тот, кто пришёл к ней. Не Даламар. Не Палин. Хотя от него тоже пахло розами.
— Рейстлин... — губы жрицы беззвучно прошептали это имя, как будто бы волшебник мог исчезнуть от звука голоса. — Ты... мёртв...
Тут же она представила себе язвительную улыбку на его лице. Через секунду она услышала тихий смех:
— Вряд ли. Скорее, я не совсем жив.
На лице жрицы отразилось недоумение, и он пояснил:
— Лишь на время. На очень-очень короткое время.
Крисания порывисто вздохнула и почувствовала, что ноги не держат её. Она опустилась на лавочку. Рейстлин сел рядом.
— Зачем? — тихо спросила Посвящённая. — Зачем...
— Я здесь не для того, чтобы просить... — начал было волшебник явно заготовленную фразу, но женщина перебила его:
— Зачем ты спас меня тогда?
Это сбило Рейстлина с толку. Она видела его мысленным взором — худощавая фигура, чёрная мантия, кожа с золотым отливом и необычные золотые глаза со зрачками в форме песочных часов. Сейчас волшебник смотрел на неё, чуть склонив голову.
— Спас тебя? — наконец, промолвил он. — Я спас мир. От себя самого, — Крисания молга бы поклясться, что он сейчас поджал губы. — Это был единственный выход.
— Я знаю, — кивнула Посвящённая. — Но ведь ты мог... оставить меня там, и я бы умерла, разве не так? Ты ведь знаешь, что я заслужила это, и...
— Нет, не заслужила! — резко перебил её маг, повысив голос. — Ты заслужила это, — он коснулся её глаз, и жрица подалась вперёд. — Но не смерть. Ты знаешь, за что ты была наказана, и ты знаешь, за что наказан я. Мы получили своё. Каждый из нас, не так ли?
Крисания вхлипнула, против воли полились слёзы. Пальцы Рейстлина, такие нежные и ласковые, стёрли солёные дорожки с лица Посвящённой. Волшебник приблизился к ней, она чувствовала тепло его дыхания на своей щеке:
— У нас есть одна ночь, Крисания. А потом я уйду. И больше мы не увидимся. В мире происходят страшные события, после которых либо никого из нас уже не будет... либо я всё равно уйду. Уйду туда же, откуда пришёл.
— Но как...
Рейстлин приложил палец к губам жрицы. "Только одна ночь", — подумала она, и слёзы вновь выступили на ресницах.
Чарующая роза, дурманящая лаванда, пряный можжевельник, сладкий сандал, горькая мать-и-мачеха, свежий лимон... и едва слышный запах тлена...

Сообщение отредактировал Лин Тень - 9-12-2010, 13:03


--------------------
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Kina Inewat >>>
post #57, отправлено 9-12-2010, 15:17


Плыву по течению
****

Сообщений: 438
Пол:женский

Рассекла волн на лодке: 1134

Вот это да... Я прослезилась rolleyes.gif
Сейчас перечитываю ЧБ и меня опять раздражает Крисания. Да, она меня всегда раздражает, когда находится в стадии "гордой наивности".
А это прочитала и хорошо так стало... Сейчас растаю... wub.gif


--------------------
user posted image
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Лин Тень >>>
post #58, отправлено 9-12-2010, 15:20


Товарищ генерал
*******

Сообщений: 3127
Откуда: Башня Теней
Пол:женский

Взмахов катаной: 1573

Kina Inewat, рада, что понравилось. А Крисания - потрясающий персонаж, один из тех, который УЧИТСЯ, поэтому да, ничего удивительного, что в начале она бесит. Зато я вот просмотрела ДЛП - она ведь стала очень мудрой женщиной!

Моё самолюбие тешится от того, что ты прослезилась smile.gif


--------------------
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Лин Тень >>>
post #59, отправлено 10-12-2010, 13:29


Товарищ генерал
*******

Сообщений: 3127
Откуда: Башня Теней
Пол:женский

Взмахов катаной: 1573

Благодарности: Огромнейшее, необъятнейшее спасибо Alcyon за иллюстрацию к фанфику

user posted image

Сообщение отредактировал Лин Тень - 10-12-2010, 13:30


--------------------
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Лин Тень >>>
post #60, отправлено 10-12-2010, 13:42


Товарищ генерал
*******

Сообщений: 3127
Откуда: Башня Теней
Пол:женский

Взмахов катаной: 1573

Геймеры


Автор: я (Лин Тень)
Бета: тоже я
Название: "Геймеры"
Дисклеймер: герои принадлежат Маргарет Уэйс и Трейси Хикману, я взяла их с целью сотворить AU
Предупреждение: на Кринне провели Интернет. Как-то так вышло, не знаю, как. Наверное, это были гномы-механики
Рейтинг: G
Тип: гет, AU
Пейринг: Рейстлин/Крисания, Даламар/Китиара (малозначимо)
Жанр: экшн, юмор, пародия
Размер: мини
Герои: Рейстлин Маджере, Даламар Арджент, Крисания Таринская, Циан Кровавый Губитель (Глокоус), Элистан, Китиара Ут-Матар
Саммари: Тот не нашёл ничего лучше, чем ответить:
— Это цианово. Наверное, он забыл...
— Циан не ест бананы, он дракон, мать твою эльфийку!

Размещение: только с моего разрешения. Вначале связаться со мной и получить разрешение и условия. Уже потом что-то размещать.


Рейстлин проснулся от протяжного звука колокола, эхом пронёсшегося через всю Башню. Было темно, как в Бездне (архимаг вчера закрыл ставни, потому что начало ощутимо холодать), что могло означать только одно — сейчас ещё ночь. Какой самоубийца среди ночи пошёл через Шойканову Рощу и — что самое странное — дошёл до Башни?!
Волшебник быстро поднялся, но тут же ударился обо что-то и упал обратно на подушку. Из глаз посыпались искры. Рейстлин бы не удивился, если б сейчас начался пожар от этих искр, но ему дела до всего этого не было — слёзы боли покатились по щекам, хотя архимаг и зажмурился. Тихонько подвывая, Рейстлин ощупал свой несчастный лоб — на нём вскочила горячая шишка размером с карамонов кулак.
Колокол продолжал надрываться, напоминая, что тревогу никто не отменял.
— Растерзай тебя Такхизис пятью пастями... — простонал величайший архимаг Кринна, Властелин Прошлого и Настоящего, понимая, что придётся встать и проверить, что стряслось (хотя он был абсолютно уверен в одном — на данный момент стряслась его голова!). Он не мог бы точно сказать, к кому было обращено ругательство, однако Рейстлин определённо был зол.
Осторожно и медленно — на этот раз — поднявшись, волшебник нащупал, обо что же это он ударился. Посох Магиуса! Но что он делает здесь, почему поставлен в распорку и не даёт ему пройти? Архимаг со злостью вынул свой посох из выемки в стене с одной стороны и из-за ножки кровати с другой.
Неприлично ругаясь (вот сейчас-то Великий и Ужасный припомнил своего брата и сестрицу, которые всегда были не дураки выбраниться по-солдатски), Рейстлин нацепил мантию (наизнанку) и хотел было уже выйти на лестницу, но как только он положил руку на дверную ручку, дверь открылась, и в тёмную комнату со скоростью хорошего скакуна влетел Даламар... врезавшись прямо в Рейстлина.
Клубок из чёрных мантий покатился к противоположной стене.
— Ша... ла... фи... — пролепетал эльф, заикаясь.
— Слезь с меня, идиот! — Рейстлин скинул с себя ученика.
— Там... там...
Колокол вновь зазвонил.
— Да знаю я, пошли быстрее!
— Но шалафи...
Рейстлин его уже не слушал — он, наконец, добрался до двери и вышел на лестницу. Тёмный эльф обречённо шёл за ним.
Архимаг быстро спускался по крутой винтовой лестнице без перил. Здесь горело лишь несколько магических светильников, так что почти всё пространство оставалось в полумраке. Но Рейстлина это не смущало. Он одной рукой придерживал длинные полы мантии, в другой нёс Посох Магиуса, отстукивая ступени. Даламар с самым несчастным видом тихонько, по стеночке, брёл следом, стараясь не отставать.
Вдруг на особенно тёмном промежутке дороги нога Рейстлина скользнула... и волшебник, не удержавшись полетел в зияющую чёрную пропасть. "И почему я не пошёл магическими коридорами?" — пришла в голову запоздалая дурацкая мысль.
Властелин Прошлого и Настоящего просто не мог позволить себе так глупо умереть, поэтому он прочёл заклятье левитации. Внизу было темно и очень холодно, Рейстлин собирался уже поскорее выбираться отсюда, как вдруг что-то тронуло его за мантию.
— Хозяин... — просипело это "что-то". — Хозяин...
Архимаг поморщился — кто выпустил живчиков? Ну, ясно кто, Даламар, конечно же! Мантию теперь надо стирать... Пробормотав ещё несколько слов на магическом языке и взмахнув посохом, Рейстлин полетел вверх и удачно приземлился у основания лестницы.
— Почему живчики бродят по Башне, как по своему дому, раздери тебя Чемош? — взорвался архимаг, прикрикнув на своего ученика, который испуганно жался к стене.
— Н...н-н-о... шалафи... — пробормотал эльф. — Это и есть их дом...
— Их дом — в подвале, а если они будут разгуливать свободно, то, пожалуй, он станет твоим домом, — пригрозил Властелин Прошлого и Настоящего Даламару, для верности ещё и указав длинным пальцем вниз, где находился подвал. — А это что такое, объясни мне? — он аккуратно оторвал от подошвы своего сапога банановую кожуру и начал трясти ею перед изящным точёным носом эльфа.
Тот не нашёл ничего лучше, чем ответить:
— Это цианово. Наверное, он забыл...
— Циан не ест бананы, он дракон, мать твою эльфийку! Фруктами здесь питаются только двое — ты и я. Поскольку этого не делал я, то...
Рейстлин занёс руку, но колокол ударил вновь, и Великий и Ужасный решил, что оставит Даламара на потом. В конце концов, наказать своего ученика он успеет всегда.
Волшебник кинулся к двери, чтобы открыть её и узнать, наконец, кто же среди ночи пробрался через непроходимый заслон Шойкановой Рощи.
— Шалафи, нет, стойте!
Поздно. Рейстлин открыл дверь.
Со звериным рычанием на него бросилось нечто белое, архимаг лишь успел услышать: "Теперь ты мой!!", а потом всё померкло, и высветились буквы "GAME OVER".

* * *
Рейстлин снял с головы шлем-очки и выдохнул. Он протёр глаза, зевнул и поставил прибор для погружения в виртуальную реальность на стол.
— И почему я вечно проигрываю ей? Я же величайший архимаг всего Кринна! — удивлённо сказал он.
— Шалафи, — Даламар, сидящий рядом, тоже снял шлем-очки и посмотрел на своего учителя. — Вы позволите мне сказать, почему вы проигрываете?
Рейстлин недовольно нахмурился и забарабанил пальцами по столу. Даламар предлагал это уже вторую неделю. И вторую неделю оказывался послан куда подальше. Но теперь... он больше не стерпит надсмехательств! Он представил себе статус Посвящённой в ICQ: "А я снова победила Рейстлина Маджере!". Или, того хуже, она поменяет аватар в скайпе, поставив туда скриншот из сегодняшней игры! Ну уж нет. Лучше пусть Даламар ему скажет... хоть это тоже унизительно, но хотя бы не настолько.
Даламар благодарно кивнул и начал:
— В игре есть несколько ловушек, такие как ваш посох, живчики, кожура от банана. Вот смотрите, — Даламар взял "мышку" и прокрутил действие игры обратно. — Вот. "Мантия наизнанку: класс брони -2". То есть вы мало того, что наносите себе повреждения, вы ещё и уменьшаете свой класс брони. И каждый раз ловушки...
— Разные, — мрачно перебил эльфа его учитель. — Я знаю. Стал бы я попадаться на одну и ту же удочку дважды.
— Ну так... — Даламар робко посмотрел на Рейстлина. — Может, всё же прочтёте мануал?
Властелин Прошлого и Настоящего угрюмо свёл брови, но всё-таки ответил:
— Давай сюда...

* * *
Крисания металась по комнате, как ужаленная, радостно распевая молитву Паладайну. Затем она выбежала в коридор и быстро добралась до покоев Элистана. Она даже не озаботилась сделать более приличную мину — просто вбежала в комнату старого жреца и стиснула его в объятиях.
— Элистан, я сделала это, да! Я снова сделала его!
— О да, — с улыбкой сказал мужчина. — Ну я рад за тебя.
Посвящённая, всё ещё подпрыгивая от радости, вновь выбежала в коридор. "Пора бы её замуж отдавать... — подумал Элистан. — А то подсела она на эти онлайн-игры. Вот только за кого? Кто её возьмёт-то? Геймершу несчастную?".

* * *
Дракон Циан Кровавый Губитель прилетел в Палантасскую Башню Высшего Волшебства, но, как оказалось снова только для того, чтобы застать своего учителя и этого недомерка-эльфа за компьютерной игрушкой. Глокоус (а Циан сейчас принял эльфийское обличие) раздражённо хлопнул по столу изящными ладонями, но добился только того, что чёрный, как смоль, ноутбук подпрыгнул. Ни Рейстлин, ни Даламар не пошевелились. Они даже не видели его, нацепив эти дурацкие очки и вновь играя в свою игру.
"М-да, — подумал дракон, наблюдая молчаливую картину. — Никогда не думал, что скажу это, но... похоже, жениться ему надо. Только вот на ком? Не на этом же паршивом сильванести! Нужна какая-нибудь красивая женщина, которая отучит его играться в тупые игры!".
Тут Рейстлин вздохнул и снял с головы эту штуку, похожую то ли на очки, то ли на шлем.
— Слушай-ка, Рейстлин, — обратился Глокоус к архимагу, пока тот снова не полез в какую-нибудь игрушку.
— А? — одновременно отозвались оба чёрных мага, подпрыгнув в креслах. Они только что заметили красивого эльфа, стоящего посреди комнаты. — А, это ты, Циан, — кивнул Рейстлин. — Что ты хотел?
— Это не я хотел, — ядовито отозвался дракон. — Это ты хотел, помнится. Богом там хотел стать, нет? Или я уже ошибаюсь? Были у тебя такие планы?
Рейстлин зевнул и потёр глаза:
— А, богом... да, точно. Ну конечно хотел, я и сейчас хочу.
— Я вижу, — сквозь зубы процедил Циан, но никто этого не услышал.
— Опять проиграл... — огорчённо произнёс Властелин Прошлого и Настоящего, переключая внимание на игру.
— Ну шалафи, — елейным голосом пропел Даламар, — не расстраивайтесь... Вы её победите, обязательно!
— Её? — поднял брови Глокоус. — Кого это — её?
Даламар и Рейстлин переглянулись. Затем Властелин Прошлого и Настоящего с лицом, выражающим полнейшую незаинтересованность, ответил:
— Да так, жрица одна, Посвящённая Паладайна. Крисания.
Глокоус вежливо кивнул, но ничего не сказал. Зато в голове дракона родился коварный план...

* * *
Элистан проклинал тот день, когда в Храм провели эту богомерзость под названием Интернет. Теперь все его надежды посыпались прахом, потому что молодая жрица Крисания, которой он рассчитывал передать свой пост, просто обезумела от онлайн-игр. И с кем она играла, подумать только? С каким-то чёрным магом!
Элистан понял, что пора брать дело в свои руки. Был один большой плюс в этом самом интернете. Перед ним открывались широчайшие возможности, чтобы... выдать Крисанию замуж! Авось, быстро бросит свои глупости, когда муж захочет выполнения прямых супружеских обязанностей!
У Элистана был свой ноутбук с беспроводной сетью. Он быстро вошёл на сайт знакомств и зарегистрировался там, написав в графе "имя" - Крисания, а в графе "фамилия" - Таринская. Также он разместил некоторую информацию о своей подопечной, указав, что она любит играть в онлайн-игры и не против излечиться от этой зависимости.
Что сильно удивило Элистана — ответ пришёл сразу же, хотя и была глубокая ночь. "Нет, я понимаю, что ночью стоимость услуг меньше, но чтобы так сразу пришёл ответ...". Элистан открыл электронное письмо... и чуть не упал со стула!
Оно было не от кого-нибудь, а от Рейстлина Маджере! Он писал, что ищет себе пару, несколько зависим от онлайн-игр и хотел бы избавиться от этой досадной неприятности. Дальше следовал текст о том, что Крисания очень красивая и Рейстлин был бы совсем не против с ней встретиться, если, конечно, милая дама не против. "Хм, странный витиеватый стиль," — досадливо подумал Элистан. Он уже хотел было закрыть письмо, но потом вдруг прошептал:
— Два геймера! Что может быть лучше! Да и потом — я ведь знаю Рейстлина. Ему можно доверять.

* * *
Циан, удобно устроившись за ноутбуком Рейстлина, улыбнулся, когда пришёл ответ. Он не сомневался, что эта Крисания, кем бы она ни была, клюнет.
"В библиотеке", — написал Циан и нажал кнопку "отправить".
"Я приду", — тут же пришёл ответ.
Глокоус зевнул. Следовало уже идти спать, но сегодня дракон был так доволен собой, что он решил сделать ещё одно дело. "Почему бы и нет?" — решил он, и снова нажал на кнопку регистрации, после чего ввёл данные Даламара.
Ответ пришёл быстро:
"Я тя щас быстро от геймерства отучу!
Кит.
ЗЫ: Шоб сегодня был дома, я приду".
Глокоус тихо рассмеялся. Больше всего в жизни он ненавидел соламнийцев и сильванести...

Сообщение отредактировал Лин Тень - 10-12-2010, 13:54


--------------------
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
1 чел. читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)
0 Пользователей:

Ответить | Опции | Новая тема
 



Рейтинг@Mail.ru
Текстовая версия Сейчас: 17-02-2020, 14:54
© 2002-2011. Автор сайта: Тсарь. Директор форума: Alaric.