Здравствуйте Гость ( Вход | Регистрация )

 
Тема закрыта Новая тема | Создать опрос

> "Проза-2007", конкурс

Горация >>>
post #1, отправлено 17-09-2007, 9:48


...Искатель философского камня...
*****

Сообщений: 625
Пол:женский

год рождения: 1919

Правила литературного конкурса «Проза - 2007»

1) Прием работ начинается с понедельника, 24 сентября , и продлится четыре недели.
Последний день приема конкурсных работ – понедельник 22 октября.
Принять участие в конкурсе может любой желающий, зарегистрированный на форуме Утеха.ру.

2) На конкурс принимаются произведения в любом жанре, соответствующие теме, размером 7000-15000 знаков с пробелами.
Работы высылаются мне почтой по адресу Goracia-tk@mail.ru с пометкой «конкурс» или через форумскую почту.

3) Во вторник, 23 октября конкурсные работы будут представлены на суд читателей и членов жюри, без указания авторства.

4) Конкурсные работы будут оценены членами жюри по десятибалльной шкале по трем пунктам: стилистическая форма, отражение темы и оригинальность, после чего подсчитывается общий балл.

5) Голосование членов жюри будет закрытым. После того как проголосовали все члены жюри, желающие читатели могут высказаться в теме по поводу представленных работ. Затем объявляются итоги голосования и распределяются места путем подсчета заработанных очков.

жюри:
Клер
DiVert
Тореас
sinobi
Shelma


6) Кроме того, посредством опроса будет определена номинация «Выбор читателей».

7) Тема конкурса будет оглашена в понедельник, 24 сентября.


В случае, если я по какой либо технической причине не смогу продолжать конкурс, обязанности ведущего переходят к Клер.

Сообщение отредактировал Gorac - 22-10-2007, 11:33


--------------------
И муха имеет селезенку...
литературный портал "Сочинитель.ру"
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Горация >>>
post #2, отправлено 24-09-2007, 8:29


...Искатель философского камня...
*****

Сообщений: 625
Пол:женский

год рождения: 1919

Итак... Как звучит известная фраза: "Поехали"!

Тема конкурса - Звездопад.


--------------------
И муха имеет селезенку...
литературный портал "Сочинитель.ру"
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Горация >>>
post #3, отправлено 1-11-2007, 13:07


...Искатель философского камня...
*****

Сообщений: 625
Пол:женский

год рождения: 1919

Итак, все сроки вышли, и мне приходится с прискорбием процитировать общеизвестную поговорку, которая гласит: «Первый блин комом». Ну, собственно, это вовсе не повод биться головой об стену, потому что какой-никакой, но он все же получился))) этот самый блин… Тем не менее, не могу не отметить, что наш любимый форум населяют довольно ленивые авторы) но… эта всенародная лень лишь прибавляет уважения к тем, (не побоюсь этого слова) героям, которые, не смотря на войну в Ираке, глобальное потепление и повышение цен, все же нашли время для свидания с музой. Все вы большие молодцы.

А теперь, собственно, пора перейти к поистине гомерическому изобилию конкурсных работ, которые, подобно несметным полчищам царя Менелая у ворот Трои, штурмовали мой почтовый ящик.





№1

ЛУНА В ДРАКОНЬЕЙ ПАСТИ

Не верь, не надейся…


1

Чрезвычайно клыкастая тварь цвета позеленелой бронзы сидела в нескольких метрах от меня, выгнув дугой длинную змеиную шею и разинув пасть.
Зрители улюлюкали.
Я перебросил копье с затупленным острием в правую руку, левой смахнул пот со лба, очень липкий и очень холодный пот.
Зрители продолжали улюлюкать. Чрезвычайно клыкастая тварь смотрела на меня большими желтыми глазами навыкат. Смотрела тоскливо и зло.
— Давай, давай, козий сын! — неожиданно прозвенел в моем мозгу ржаво-металлический голос дракона. — Начинай! Или предпочтешь, чтобы я самостоятельно прибил себя? Скажем, тройное сальто, изящный пирует и… башкой об камень, ммм?
Зрители улюлюкали. Дракон смолк, ощерился и выпустил в небо струйку раскаленного пара. Даже с приличного расстояния я почувствовал, как горяч был тот пар. По коже побежали мурашки. А могли и волдыри…
— Твоя мать спала с козлом…!
Это я и сам знал. Терпение подходило к концу. Зрители кричали.
Я покрепче ухватился за копейное древко, сплюнул в песок и бросился в атаку. Отчаянный вопль «аааааа!» заставил меня сбавить темп, крупная дрожь сотрясала тело. Я не сразу понял, что вопли принадлежали мне…
Плохой день всегда заканчивается плохо.
— ААААААААА!

2

Я проснулся от острой сигаретной недостаточности. Эта, в отличие от сердечной не убивает, хотя жизнь портит основательно, как муха в пиве или дыра в носке. Солнце за окном давно уже встало, и жиденький свет проникал в спальню сквозь неплотно зашторенные гардины. Лежа в постели, я наблюдал за солнечной лентой, ползущей по стене, и думал о том, что же такое хорошие я пил вчера ночью, что сегодня утром мне так плохо. Память была нема, точно белорусский партизан. В горле пересохло.
Борясь с адским головокружением, я поднялся на ноги. Прошелся по комнате, глянул в зеркало, чертыхнулся и двинулся на кухню. Пить, срочно пить. И курить.
Сигарет не нашлось. В холодильнике было пусто. Я опять выругался и с силой захлопнул дверцу. И лишь тогда заметил записку. Отодрав ее от стенки холодильника, я начал читать:
«Если ты видишь это послание, значит, успел проснуться. Искренние поздравления! Плохо тебе, дорогой друг? Знаю, что плохо и не сочувствую, потому что пить надо меньше, а спортом заниматься больше.
Еды в доме нет. (Соленые огурцы ты сожрал на прошлой неделе. Вот теперь и грызи локти!) Впрочем, советую обернуться….»
Я обернулся. На столе стояла трехлитровая банка с маринованной капустой. Не огуречный, но все-таки рассол…
«Нашел? Умничка. Ну-с, начнем-с. Утоли, дружочек, жажду, дуй в ванную, умывайся, брейся, чисти зубы и вспоминай. Вспоминай. Вспоминай! Вспомнил?
Тогда прощаюсь.
С любовью, твоя совесть».
Дальше была подпись. Моя собственная.
Дрожащими руками я поднял неподъемную банку. Сделал несколько отвратных глотков. Живот успокоился, тошнота исчезла. И тут я вспомнил.

3

Сидели у Кольки. Пили. Я, как истинный герой, пил много с остервенением, словно завтра по всему миру запретят выпускать шнапс, зато практически не закусывал. Танечка – моя девушка, сидела рядышком, тесно прижавшись остренькой коленкой к моему бедру, и смотрела, смотрела… Смотрела влюблено, по-щенячьи широко распахнув влажные глаза, темно-синие. Ее волосы пахли «Мандарином со специями», губы красным полусухим. Лицо у меня горело, язык заплетался. Не пропуская ни единой рюмки, я похвалялся будущими подвигами, жадно глотая слова и окончания.
— Расскажи! Расскажи еще раз, как это все случилось? Как ты узнал о том конкурсе?
— Это не совсем конкурс, — возмущался я.
— Ну, пожалуйста, котеночек! — взмолилась Танечка, краснея.
Я рассказал, выпил… и память превратился в белорусского партизана.


4

Я шел с работы. Усталый, голодный, несчастный. Жутко хотелось есть и спать. Я и не заметил, когда дорогу мне преградила молоденькая девчушка-агитатор в оранжевой разлетайке. От этих агитаторов последнее время спасу не было. Они торчали на каждом углу, замерзшие с пустыми глазами и отчаянным желанием поскорее избавиться от проклятых листовок, чтобы прогулять в кабаке дневную выручку в несколько сотен рублей. Моя девчонка оказалась настырной и, пожалуй, самой обязательной. Я дважды пытался ее обойти, а она дважды опережала меня на шаг.
— Здравствуйте, молодой человек! — заговорила агитаторша. — Вы герой? Нет?
Заученная речь противно резала слух.
— Вы мечтали в детстве о славе и подвигах?
По правде, в детстве я мечтал об игрушечном экскаваторе и бесконечном запасе печенья.
— Тогда наше предложение для вас! Компания «Звездный Эскорт» предлагает вам уникальный шанс прославиться на весь мир и осуществить незабываемое путешествие на Луну! Проявите свои героические качества… Э..ээ, — девчонка запнулась, откашлялась и продолжила. — Сразитесь с драконом и увековечьте свое имя! Держите…
И в моей руке очутилась синенькая листовочка с россыпью глянцевых звезд на обороте. Уделив бумажке ровно столько внимания, сколько обычно уделяется грязному окурку в луже, я двинулся дальше. Листовку сунул в карман.

5

О чем я думал, не помню. И боюсь, не вспомню никогда.
Будучи мальчишкой, я, конечно, играл в войнушку и размахивал деревянным мечом. Но среди героев себя не видел. В моей крови напрочь отсутствовали красные дьяволята, заставляющие человека бросаться в пекло и спасать принцесс от чудовищ, или чудовищ от принцесс. Я любил шахматы, вареную картошку с майонезом и плюшевого зайца Назара. Как-то не по-геройски, да?
С хрустом поглощая салат из помидор, я изучал листовку. Изучал, изучал, изучал…

6

Потом была нудная медицинская комиссия. Молодая тонкокостная докторша тыкала в меня холодными пальцами. Улыбалась. Она любила свою работу. Я, скрипя зубами, терпел. Всегда знал, что участь героя – не сахар. Но, Боги! Сколько из меня выкачали крови – подлецу дракону ничегошеньки не осталось! Проверяли на все: от язвы желудка до глистов. Я терпел. Потому что мне хотелось на Луну, хотелось стиснуть Танечку в охапку, усадить в кресло звездолета и смотреть в ее щенячьи глаза, вдыхать аромат «мандарина со специями»…
А еще слава. Слава не бывает лишней…
Тонкокостная докторша мяла живот, стучала по коленям молоточком. Я думал о Луне, драконах и красном полусухом…


7

— Сашенька! Сашенька! Какой ты у меня молодец! Я горжусь тобой! Я тебя люблю!
Танечка чмокнула меня в губы. Помада сластила. Я улыбался.
— Значит, тебе повезло? И мы полетим на Луну? Ох, надо позвонить маме…
— Рано еще. А так, меня выбрали. Завтра пойду убивать дракона.
Я улыбался.
— Не представляешь, какую мне пришлось пройти медкомиссию! Такое впечатление, что глиставых и страдающих бегункой драконы не едят… Травятся что ли?
Танечка рассмеялась и снова меня поцеловала.

8

Чрезвычайно клыкастая тварь цвета позеленелой бронзы сидела в нескольких метрах от меня, выгнув дугой длинную змеиную шею и разинув пасть.
Зрители на трибунах улюлюкали.
Место для рыцарского поединка было выбрано удачно. Огромный стадион, трибуны, искусственная пещера, напитки и закуски бесплатно. Тотализатор.
Песок скрипел под ногами. Я стоял с копьем на перевес, жутко смешной в своем псевдосредневековом доспехе. В хундсгугеле было жарко. Пот слепил, похмелье билось о виски, волнами раскатываясь по телу.
— Твоя мать спала с козлом!
Терпение подходило к концу. Зрители кричали.
Я покрепче ухватился за копейное древко, сплюнул в песок и бросился в атаку. Отчаянный вопль «аааааа!» заставил меня сбавить темп, крупная дрожь сотрясала тело. Я не сразу понял, что вопли принадлежали мне…
Плохой день всегда заканчивается плохо.
— ААААААААА!
Чрезвычайно клыкастая тварь оскалилась, ловко уходя вбок от моего копья. Острие лишь чуть задело правую лапу чудовища, не оставив следа. Дракон выпустил в небо струйку пара. Раскаленного, жалящего пара.
Я понял, что кричу. Понял, что скован параличом.
Бац!

9

— Александр Владимирович, вам не о чем беспокоиться, — пухленький мужичок в дорогом костюме пожал пухленькими плечиками. — Риск минимален. Дракон не может вас убить. Но и вы в свою очередь постарайтесь сильно его не калечить.
Я кивнул.


10

«— Ты боишься высоты?
— Честно?
— Желательно.
— Боюсь и всегда боялась. Боялась упасть и никогда больше не подняться… Ужас! А ты? Боишься?
— Не-а. И тебе нечего бояться. Глупая! Мы же звезды, мы никогда не упадем…»

11

Я очнулся в пещере. Я понял, что это пещера дракона, потому что так и должна выглядеть пещера дракона. Кругом было темно и пахло, как в давно не чищеном кошачьем туалете. Узкая треугольная голова чудища смотрела на меня желтыми глазами. Я отчаянно пытался поверить в слова директора фирмы, что дракон не может меня убить. Интересно, у дракона были те же сведения, что и у меня, или тварь проходила другой, специальный инструктаж…? Черт подери, в какое глупое положение я попал! Безмозглый мальчишка захотел приключений, объелся слив из чужого сада, заработал пару розог и недельный понос. Одно пока что радовало: я был цел и невредим, при руках, ногах, но без копья.
В следующий раз, когда пойду на дракона попрошу гранатомет.
— Привет, паршивый заморыш и сын козла, — приветствовало меня чрезвычайно клыкастое чудовище. — Артхырвырпармартхаррррр!
Я закричал. Истошно, с чувством и знанием дела, потому как действительно был исключительно напуган.
— Умница. Теперь у нас есть несколько минут на беседу. Вонючие дармоеды из «Эскорта» сюда не сунутся. Они сообщили, что я не в праве тебя прибить? Вижу по морде, что сообщили. Шутники, да?
— ммммм….
Дракон уселся на песок, положив голову на передние лапы. Было в его позе что-то грустное, даже отчаянное. Я позволил себе приподняться на локтях.
— Ничего не понимаю, — пробубнил я. — Выходит, ты меня убьешь?
…«Мандарин со специями»… Красное полусухое… Танечка!
— Может и убью. Может и не убью. Не поверишь, сколько раз мне задавали этот вопрос! Особенно пикантно он звучит из уст «зеленых» и защитников всяких редкостей, когда вымирающий вид начинает жевать их ногу.
Я тихонько сглотнул.
— Но меня всегда интересовало вот что – почему в каждом городе найдется болван-романтик, который готов у году тщеславию и бабьей юбке вспороть мне брюхо? На Луну охота али девку потискать?
Я молчал. Дракон попался красноречивый. Может и не заметит, как я уползу?
Позорно, однако шкура стоит дороже чести.
— Угу, и первое и второе. А знаешь, что ты увидишь на луне? Не знаешь? Кратеры? Пыль? Хрен! Мою тетю Валю и дедушку Петю! Помнишь армстронгово «АААААА! Я их вижу! Вижу!!!» Кого они видели, по-твоему, а? Меня! Меня и мне подобных…
Дракон попался не только красноречивый, но и сумасшедший…
— А как же астрономы? — вяло поинтересовался я, сдвигаясь в сторону.
— В… кхм, к черту твоих астрономов, астрономию и квашеную капусту, которую ты ел на завтрак. Знаешь, почему «Эскорт» придумал этот дурацкий конкурс «убей дракона – полети на Луну»? Знаешь, почему тебя подвергли куче тестов? Не знаешь? А я знаю. Они набирают драконоборцев! Крепких, сильных, здоровых имбицилов. Перебили нас здесь, хотят перебить там, на родине. Чтобы поселиться самим и жить долго и счастливо. Красиво, правда?
— Не красиво, — ответил я. — Но почему ты это все говоришь мне?
— Потому что от идиотов у меня бывает несварение желудка.
— Извини, конечно, но я тебе не верю…
Я заметил выход из пещеры. Зрители улюлюкали…
— Не веришь? Ты когда-нибудь видел звездопад? В курсе, что это такое? Метеориты, болиды и прочая чушь? Ничего подобного! Это мы – драконы, мы! Раньше мы постоянно летали на Землю, даже жили здесь. Но ваши узколобые дебилы решили, что мы – зло! А мы не зло! Не задумывался, почему звездопад всегда считался добрым знамением? Загадай желание и лишишься невинности… бла, бла, бла… Потому что мы исполняли эти желания, когда не были еще ценным мясом и красивой чешуей… А теперь… — Дракон вздохнул. — Ты седьмой за этот месяц, кто пытается меня убить… И знаешь, я тебе это позволю….

12

Я сидел дома и боролся с похмельем. Вчера, вернулся с Луны. Там было красиво. Хотя большую часть времени я провел в коматозном состоянии, присосавшись к бутылке… Видел Звездопад. Понравилось. И Танечке тоже…
А что с драконом, хотите спросить вы? Так он и есть Звездопад – это его имя….







№2

Кузя

«Ты победишь, потому что ты обязан победить!»
Чуйков В.И. Листовка-памятка снайперу.



Младший сержант Сергей Николаевич Кузнецов, для своих просто «Кузя», знал, где достать бинокль. Новенький «динстглас», с превосходными цейссовскими стеклами и, даже, наверное, почти не грязный.
Была только одна загвоздка – вожделенный предмет находился в руках врага.
Мертвого, убитого Кузей, фрица.

Эту безлунную упоительно звездную ночь 11 августа 1944 года сержант Кузнецов встречал в составе стрелкового корпуса 3-й армии 1-го Украинского фронта в польских лесах близ Сандомира. На их участке уже больше недели царило относительное затишье. Заняв плацдарм на правом берегу Вислы, армия собиралась с силами, готовясь по первому приказу двинуться вперед, - проводились учения, подвозилось горючее, готовилась к переходу техника. Враг пытался контратаковать, но, после провала нескольких наступательных операций, сил у него, по большому счету, не оставалось.
Кузнецову улыбнулась удача. В августе 1944 г у щуплого восемнадцатилетнего недоростка шансов попасть на передовую было не слишком много, а уж у такого дохленького, как Кузя, - вообще никаких. Тощий даже по военным меркам, бледный заморыш в протершемся саржевом пиджаке с подкатанными рукавами не вызывал в окружающих никаких чувств, кроме жалости и желания сунуть корку. Начальник райвоенкомата хорошо знал его отца - пятидесятилетнего «прохвессора» в скрепленных проволокой очках, и мать - хрупкую, как тростинка, «училку», кутающуюся в застиранную кофточку. «Эвакуированные» - это только звучало чуть лучше, чем «беженцы».
А повезло ему в том, что на фронт Кузя все-таки попал, причем, совершенно неожиданным образом. То ли необходимость рождала таланты, то ли привычка астронома-любителя к ночным наблюдениям вытренировала, но… сын академика Кузнецова оказался прирожденным стрелком. Инструктор снайперской школы майор Прохоров, прошедший Зимнюю войну, только божился и чертыхался, когда подопечный брал в руки винтовку. Так, по пуле на цель, полагалось класть только финнам и сибирякам, якутам, грузинам, казахам - кому угодно, только не тщедушным вчерашним школьникам!
Прохоров весь извелся, пытаясь найти подвох. За время учебы с Кузи сошло семь потов и было снято три шкуры. С него спрашивали больше, чем с остальных курсантов, к нему придирались, иногда требовали невозможного, но… Кузя так и не дал повода себя отчислить.
Младший сержант горько прикусил губу. На протяжении последних трех лет ему постоянно приходилось кому-то что-то доказывать, но после немилосердной прохоровской муштры думалось, что он был готов ко всему. Он ошибался. Попасть под начало Буракина оказалось намного хуже.
Кузя почувствовал, как от обиды сами собой сжались кулаки. Снайпер Кузнецов лишился бинокля по собственной инициативе, в неблагоприятных условиях, на грани видимости, распознав, подманив отблеском линзы и успешно, как ему казалось, упокоив немецкого стрелка – Кузя был слишком хорошо обучен, чтобы высунуться проверить. Приданный его участку солдат-наблюдатель Иван Плотников засвидетельствовал факт устроения засады, как и факт выстрела, но окончательно подтвердить ликвидацию могли только разведчики капитана Мальцева, отправившиеся брать языка.
В их отсутствие донесение младшего сержанта выслушали, разбитый бинокль с застрявшей в нем пулей изъяли, и… отправили «героя» чистить картошку. Щеки Кузи покрылись румянцем. С точки зрения капитана Буракина, необстрелянный новичок вроде Кузнецова, был годен, разве что, отбывать наряды на кухне, и заведомо не мог справиться с тем, чем хвастался.
Кузя тяжело вздохнул. Не то, чтобы он торопился рисовать звездочку на приклад – незаслуженное недоверие и насмешка мучили хуже зубной боли. Разнос, учиненный ему побледневшим трясущимся от негодования командиром, был всего лишь еще одним проявлением личной неприязни, несправедливым и унизительным, но… почему-то именно сегодня на душе было особенно противно. И суть дела была даже не в самих по себе эпитетах, а в том, что ради выстрела Кузя пожертвовал другой своей мечтой.
Мало кто из товарищей понял бы его мучения, но сейчас, вечером 11 августа бинокль был нужен как воздух. Эта ночь должна была стать особенной. На нее ожидался пик персеид, и сын астрофизика Кузнецова никак не мог упустить такую возможность. Он обязан был это увидеть. Не ради славы, не ради того, чтобы внести вклад в науку – а для себя.
Наблюдения регулярных метеорных потоков были в семье Кузнецовых традицией, праздником, почти ритуалом – всем, что олицетворялось для Кузи словами «мир», «дом», «семья», всем, от чего он оказался оторван и о чем не хотел забывать,- и сейчас ему отчаянно нужна была волшебная сила, заключенная в этих воспоминаниях. Надо было снова хоть ненадолго почувствовать себя просто Сережкой Кузнецовым, - старостой школьного астрономического кружка, пионером-отличником, беззаботным и любопытным, - и чтобы не слышать канонады, не видеть сполохов осветительных ракет, не смотреть в бессильной досаде, стиснув ладонями именной карабин, как уходит на задание группа Мальцева… Надо было помечтать о будущем, о новой эре, когда вырастут города на Луне и Марсе, и человек отправится дальше, к звездам. Когда восстанет из руин родная Пулковская обсерватория, и снова соберутся вместе друзья по секции, теперь уже студенты - физики, математики, инженеры… Кузя знал – такой день обязательно настанет, но только после войны. А он был молод и увлечен, и ждать не было мочи, и хотелось приблизить свой праздник хоть одним выстрелом…
…По-хорошему, новый бинокль следовало просить у Буракина. Кузя отрицательно покачал головой: весь комсомольский актив не уговорил бы его сделать это до возвращения разведчиков.
Быстро темнело. Младший сержант стиснул зубы, сдерживая стон. Факт оставался фактом: в результате собственных продуманных действий Кузя остался без средства наблюдения. Раздобыть новое вовремя можно было только одним способом… и для успеха следовало поторопиться, пока труп фрица не уберут.
У него были все шансы справиться. Маленький, щуплый и юркий, он мог пролезть там, где другой бы застрял, и спрятаться там, где его точно не стали б искать. Отрезок нейтральной полосы впереди был его зоной ответственности, - Кузя знал на ней каждый камень, каждую травинку, каждую борозду, кочку и пень. От нечего делать у него были составлены и выучены наизусть карточки выстрела с любой мало-мальски возможной снайперской позиции, он знал, где были вырыты укрытия и поставлены мины. Он легко мог обойти часовых.
Кузя задумался. Принимать решение надо было сейчас. Вытащив из кармана, он погрыз хвостик морковки, заел сахаром. Он бы не пошел на авантюру ни на каком другом участке, но этот был словно создан для него. Триста метров по прямой, - всего лишь четыреста, если воспользоваться наиболее безопасным маршрутом…
Дождавшись команды «отбой», Кузя подкинул тяжелый карабин тихо посапывающему во сне Плотникову. Азартно облизнув пересохшие губы, младший сержант привычно подкатал повыше слишком длинные рукава, осторожно выбрался из траншеи и, предварительно измазав глиной все, что могло случайно блеснуть, пополз к примеченному ранее небольшому пригорку. Там он быстро скользнул глазом по местности, «змейкой», от себя, как учили – все было тихо, все было на месте, ничего лишнего не наблюдалось.
Что-то беспокоило – младший сержант мысленно хлопнул себя по лбу. Он почти что забыл. Кроме бинокля, у убитого им фрица следовало поискать эмблему в виде рыси на арбалете, и, если такой значок обнаружится, непременно его забрать.
Тихонько кивнув самому себе, Кузнецов нырнул в заросли.

Шелестя листьями, качались на ветру ветки, стрекотали цикады, зудели комары. Кузя успешно миновал минное поле, и теперь осторожно залег в борозде, пережидая, пока опустится осветительная ракета. Он чувствовал, как стучало в груди сердце, пульсировала в висках кровь, сводило от напряжения руки. Несмотря ни на что, разум его оставался холодным и чистым, как на учениях, а движения четкими и уверенными. К собственному удивлению, он совсем не боялся, будто его безумное предприятие было ничем иным, как игрой.
Прикрыв глаза, Кузя представил себе топографическую карту. С чувством внутреннего удовлетворения младший сержант убедился, что не просчитался и не заплутал. Нужная ему точка находилось уже не слишком далеко. Оставалось, не наделав ошибок, преодолеть оставшиеся сорок метров. Он пополз.
В небо взлетела следующая ракета – Кузя притаился, одновременно осматривая местность. Пока что он продвигался слишком медленно, а времени было в обрез. Если он хотел вернуться с победой, следовало рискнуть.
Спасительные кусты сворачивали влево. Дальше начиналась выжженная земля: несколько воронок, отмеченных по краям изломанными березовыми стволами, комья вывороченной с корнем травы, одинокий, чудом сохранившийся куст репейника, гордо поднявший к небу уцелевший цветок, - потом ровный, без единого укрытия, хорошо просматривающийся участок до самой немецкой траншеи. Теперь все зависело от того, правильно ли Кузя определил положение убитого относительно ориентиров.
Ракета погасла, следующая еще не успела подняться. Воспользовавшись секундой, младший сержант, как ящерица, скользнул на животе к расщепленному еловому пню…

Все складывалось очень даже удачно. Мертвец находился там, где ему было положено. Кузя присмотрелся – в свете ракеты сверкнул снайперский значок.
Он уже вознамерился, не мешкая, забрать интересующие его трофеи и отползти обратно, когда вдруг рядом почудилось легкое движение, будто стоящий на страже репей тихонько качнул головой. Времени на раздумья не было – не боясь более демаскироваться, Кузя прыгнул и замахнулся ножом. Лезвие вошло в плоть. Не дав раненому закричать, он упал сверху, ударил еще раз, по шее, – противник издал странный булькающий звук и обмяк. Руки залила теплая жидкость. В небо поднялась следующая ракета. Со стороны немецкой траншеи на Кузю изумленно смотрели несколько солдат.
Младший сержант не помнил, как вскочил на ноги и рванул по ничейной полосе в сторону своих. Он знал, что у него было несколько секунд, прежде чем, справившись с замешательством, враги начнут стрелять ему вслед, несколько секунд, пока взлетит очередная ракета, несколько секунд, пока фрицы отвлекутся на раненого товарища. Десять шагов, двадцать, тридцать…
Что-то царапнуло по ноге. Кузя упал. На четвереньках заполз в кустарник, скатился в небольшую ложбинку. Сзади и слева заработал пулемет.

Проснувшийся от выстрелов Иван Плотников плакал в голос. Его Кузя бежал по ничейной полосе, не прячась. На счастье, где-то сбоку сориентировался автоматчик, поливая огнем противоположный окоп. Кузя поскользнулся на траве, упал, отполз, снова побежал - Ивану казалось, что вместе с парнишкой поднималось и падало его сердце.
Капитан Буракин открывал и закрывал рот, наверное, что-то кричал. Слышно не было.
Мальцев задумчиво прикусил губу. Неискушенному наблюдателю могло показаться, что, ошалев от стрельбы, Кузя заметался. Командир разведчиков строго сдвинул брови – под огнем противника парнишка добежал до минного поля, и теперь одну за другой обходил смертельные ловушки.
Его следовало встретить и хорошо расспросить.

- Что на тебя нашло?! Хоть бы о матери подумал! О Ваньке! Обо мне! Как бы я на тебя похоронку писал, диверсант ты наш доморощенный?!
Свернувшись калачиком, Кузя обеими руками прижимал к животу добычу. Он боялся открыть глаза. Последняя осветительная ракета, выпущенная своими, была слишком яркой.
- Ну что же с тобой случилось? – всхлипывающий Буракин все сильнее бил по щекам безучастного к его усилиям мальчишку. В свете фонаря, поднесенного Плотниковым, мелькнули кровавые пятна на гимнастерке. Зрачки командира расширились от ужаса.
- Это не его. – Мальцев отодвинул товарища в сторону.- Кузя? Покажи нож.
Кузя не реагировал. Его трясло мелкой дрожью.
Младшего сержанта под руки отвели к землянке. Вынули стиснутый в кулаке значок – в бинокль Кузя вцепился так, что отобрать его можно было только сломав пальцы. Иван Плотников принес откуда-то бинт, йод и чистую воду, и, разрезав штанину, промыл и перевязал оставленную пулей царапину.
Кузя ничего не просил и не оправдывался. С ним пытались завести разговор - он не отвечал. Не было ничего такого, что он мог бы сказать. Он сидел, где его оставили, на лавке, и на лице его было написано странное умиротворение.
Он знал, что в это самое время в землянке у него за спиной трое товарищей пытались найти объяснение и придумать наказание, но… ему действительно было все равно. Он так долго ждал этого часа, так много ради него совершил. Каждая минута приближала звезды.
Небо прочертила яркая полоса. Кузя вздрогнул, вытащил из кармана листок и карандаш. Подняв бинокль, он принялся что-то записывать. Губы его слабо шевелились.
Его друзья сейчас смотрели с ним вверх.

14.08.1944
«…Удалось сделать наблюдения персеид. Инструмент- "Dienstglas», 6x30, Carl Zeiss Jena. Время 11/12 августа, с 10:30 до 01.45. Место и результаты сообщу, когда война кончится. Меня переводят в разведчики. Это потому, что я знаю немецкий язык.
Свидимся. Выслал вам денежный аттестат.
P.S. – Убил двух немцев ради бинокля. На ремне нацарапано «Йохан Хофмейстер». Хоффмейстеров много, и я помню, что Того Самого звали Карлом. Второй был слишком молод, почти мальчишка. Надеюсь, имя «Йохан» тебе ничего не говорит?»








№3

Виновный


В семнадцать сорок пять в окне четвертого этажа радостно проголосила девочка:
― Смотри! Смотри! Камни с дерева падают! А ты мне говорил, что камни не растут на деревьях!
Отец отвлекся от плиты и выглянул в окно. Из березовой кроны вылетел один камень и упал на асфальт, затем второй: красивый, белый, - ударившись, он высек искры.
Среднее техническое образование говорило Сергею Игнатьевичу, что ничего просто так не бывает, но расстраивать больную дочку ему вовсе не хотелось. К тому же с улицы не доносилось ни брани, ни каких-либо восклицаний. Только щебетали птицы, и у подвального магазинчика газовал грузовик, у которого на синем тенте было выведено оранжевым: «Звездопад». Решив, что ничего плохого не случиться, если приукрасит, отец проговорил:
― А ты разве не знала, когда мы видим, что падают звезды, на самом деле это камни падают на землю.
― Они ведь могут кого-нибудь убить, или кто-то их направляет? ― вопросила стоящая на табурете девочка в розовой пижаме.
― Конечно, ― Сергей Игнатьевич перевернул шипящие на сковородке котлеты. ― Вот выздоровеешь, и ты сможешь управлять звездопадом.
― Правда?
Отец открыл крышку эмалевой кастрюли и потыкал ножом содержимое:
― Как и то, что картошка уже готова. Ты ведь будешь кушать пюре с котлетой?
Девочка демонстративно кивнула и сползла вниз, усевшись за столом.
Тем временем, пока Сергей Игнатьевич с дочкой ужинали, из соседнего подъезда, переваливаясь с ноги на ногу, вышел бывший директор «Горхозторга» - тучная Вера Давидовна. Она сносила все, перекладывая на подъезд материнскую заботу, которую не спешила растрачивать в зрелости. Какова же была ее ненависть, когда она - политрук всех местных бабушек – увидела мальчика в черном спортивном костюме, бросающего камни в крону плакучей березы!
― Ты чем занимаешься?! ― раздался во дворе командирский голос Веры Давидовны.
― Птенца хочу, ― в ответ послышался равнодушный альт.
― Ах ты, зараза! Поганец маленький! Вот погоди у меня! Вот вызову милицию!
С этим воплем Вера Давидовна, невзирая на гипертонию, поковыляла к мальчику.
Поездка в милицию не входила в планы Виталика, поэтому он удрал, скрываясь в соседних дворах. Вера Давидовна подошла на то место, где стоял мальчик, и взглянула на березу – гнезда не было. Затем, размышляя о нынешнем воспитании детей, она начала убирать разбросанные камни, воображая небольшую клумбу, на которую станет собирать деньги. Один камень ей очень понравился, она взяла его в руки почувствовала обжигающее тепло. Еще подумала, раз этот с природным треугольником из бурых вкраплений, она положит его на самое видное место в декоративной пирамидке, и обязательно острым концом вверх, как символ огня.
С чувством выполненного перед жильцами долга, Вера Давидовна, уставшая, вернулась в квартиру на первом этаже. Она расположилась в своем кресле, подле окна, и включила телевизор. Заканчивались новости:
«…Это все новости к шести часам вечера на двенадцатое августа. О погоде на завтра вам расскажет Анна. Анна? Здравствуйте, Катя. Спешу напомнить, что завтра в семь сорок пять жители европейской части страны смогут наблюдать удивительный звездопад, самый большой за последние годы. Спонсор нашего выпуска…»
Вера Давидовна почувствовала головокружение и жар. Она хотела дотянуться до телефона, чтобы вызвать «Скорую», но сознание заволакивалось туманом, уводя бывшего директора «Горхозторга» в небытие. Из последних сил она повернула голову к окну, за которым проезжал грузовик с надписью «Звездопад». Голос комментатора заглушил ее предсмертные хрипы. Толстые руки безвольно свисли с подлокотников.
Из сложенных в пирамидку камней, вырвался один, самый красивый, с треугольником, и откатился к дороге.
После ужина в квартире Сергея Игнатьевича раздалась прерывистая трель. Оставив малышку доедать котлету, отец поднялся из-за стола и поспешно вышел в коридор, где на старой тумбе находился белый, под цвет обоев, телефон.
― Да, ― ответил Сергей Игнатьевич.
― Белодворцев? ― спросили с другого конца провода.
― Да.
― Это вас беспокоят из поликлиники. Здравствуйте.
― Здравствуйте.
― Сегодня мы получили результаты анализа крови вашей дочери и, если появятся вторые симптомы, лекарство для девочки уже приготовлено в аптеке. По-возможности заберите. До свидания.
― Хорошо.
Он медленно положил трубку. Постоял, обдумывая положение вещей, а затем вернулся к дочери, отгоняя наваждение.
― Это дядя Олег звонил?
― Виталька балуется, ― грустно проговорил Сергей Игнатьевич.
В это же время Виталик вышел из магазина, подбрасывая пятирублевую монетку. Мимо него прошел Димка «Плавун». После Рок-фестиваля ему жутко хотелось кушать. В ушах звенело, а из головы не выходили хрипящие крики солиста приезжей группы «Stella Morbi*». Димка шел, насвистывая ритм, который он хотел подобрать на своей акустической гитаре. Он не приметил, как в нескольких метрах от него выстроились другие мальчишки, разминая костяшки кулаков. Один из них разогнался и ударил Димку ногой в живот. Следом подступали вторые и третьи. Первый удар сделан. «Плавун» упал, показал слабость, невнимательность – на улицах такое не прощают. Но лишь первый хотел врезать ему по лицу, Димка, словно очнувшись, помчался назад, через соседний двор. Он обернулся - мальчишки гнались за ним.
Тогда Димка побежал вдоль серого кирпичного дома, решая то, как он собирается избавиться от преследования. Может ему залезть на березу? Впереди он заметил белый камень, лежащий в стороне от остальных. Теперь есть чем обороняться, подумал Димка. У широкой проезжей части, он переложил холодный камень в правую руку и развернулся, встречая недругов.
Увидев, как подъехал к остановке автобус, мальчишки развернулись и ушли. Димка взглянул на камень, спасший ему жизнь, и улыбнулся. Его привлек темно-бордовый треугольник. Как же он подойдет к его коллекции интересных камней! Ему не хватало лишь такого камня, белого, красивого, с перевернутым треугольником - символом воды.
Нарушая правила дорожного движения, на пешеходном переходе затормозил грузовик, на синем тенте которого красовалась надпись «Звездопад». Это была рабочая машина его отца. Когда дверца кабины открылась, Димка обрадовался и подбежал.
― Залезай, ― раздался усталый голос Романа Николаевича.
«Плавун» вскарабкался в кабину.
― Что это за камень? Выбрось немедленно!
― Он мне жизнь спас.
― Сколько раз мне повторять, пока не научишься бить кулаками – не берись за посторонние предметы.
Сожалея, Димка разжал пальцы – камень ударился о бордюр со всплеском искр и перевернулся.
Утром, в семь тридцать пять, в квартире Сергея Игнатьевича уже горел желтый свет советских лампочек. Дочке с каждой минутой становилось хуже. Появился жар, кашель не переставал ни на секунду. В семь утра градусник показывал тридцать семь и восемь, в тридцать пять минут восьмого ртутная шкала приближалась к тридцати девяти. Сергей Игнатьевич впопыхах собирался в круглосуточно работающую аптеку. Он послал бы Виталика, но тот оболтус уже куда-то ушел.
Сергей Игнатьевич подвинул кровать к окну и потушил свет, чтобы хоть через стекло девочка увидела обещанный по телевизору звездопад. Сам же, накинув легкую куртку, помчался в аптеку, молясь всем известным ему святым и богам, чтобы дочке к его возвращению не стало еще хуже. Впереди, между березами, просматривалась широкая дорога, заполненная автомобилями.
В то время, когда Сергей Игнатьевич мерил первый раз температуру у дочери, в двух кварталах от него - в спальне родителей Димки - слышались вздыхания, тихий скрип постели; однако «Плавун» дрыхнул, рассматривая во сне полюбившийся камень. Будильник давно уже прозвонил, но водитель грузовика не хотел вставать, он упивался ласками своей жены, которая всеми усилиями не желала отпускать его от себя. Прошло еще полчаса, пока их осенило: он опаздывает!
Второпях Роман Николаевич собирался на работу. Оставалось чуть больше двадцати минут, а ему необходимо появиться на проходной Базы не позже восьми часов. (Фирма «Звездопад» может лишить его аванса за такую оплошность.)
Наспех поцеловав жену, Роман Николаевич выбежал из квартиры, боготворя сына, который накануне уговорил его оставить личный автомобиль у подъезда.
В семь сорок пять, когда большая часть города разглядывала в ясном небе огненные черточки звездопада, Роман Николаевич, мчался на работу по крайней правой полосе – самой свободной. Мимо него проносились ожидающие автобуса или маршрутки люди. Все они вглядывались в удивительное небесное представление, загадывали желания.
Роман Николаевич, тоже решил загадать желание, он нагнулся вперед и взглянул на небо из-под лобового стекла, которое в эту же секунду затянулось черным и разлетелось на сотни крошечных осколков. Машину повело в толпу на остановке. Люди с криками разбежались, но бессознательный Роман Николаевич продолжал давить на педаль газа, пока автомобиль не врезался в березу во дворе, где еще вчера Виталик бросал камни.
Сам Виталик подошел на автобусную остановку к восьми часам и увидел «Скорую», «Милицию», осколки лобового стекла, труп мужчины средних лет, а во дворе под березой дымился автомобиль.
― Что произошло? ― спросил мальчик у старушки, торгующей семечками.
― Ой, милок, что же за случайности в жизни случаются. Бежит человек, о камень споткнулся и под машину попал.
― А вы его знаете?
― Отчего ж не знать. Отец твой. Небось, в аптеку бежал.
― А виноват кто?!
― Не знаю, внучек. Судьба, наверное.
Виталик осторожно подошел, чтобы рассмотреть злополучный камень. Он был белый, с бурыми вкраплениями в виде треугольника, обращенного вверх. Мальчик задрожал - этот камень, который он бросил; этот камень, который убил его отца.
Виталик слезно посмотрел на небосвод – желанные звезды исчезли.

* Stella Morbi – Звезда Падучей (болезни), лат.







№4

Рождение Пегаса

1

Я родилась. И сразу же попыталась встать. И, конечно, упала.
- Милый, неуклюжий, мой же-ребенок…
И тут же уперлась во что-то большое, живое и теплое…
- Мама?
Что-то горячее и влажное обожгло мой нос. Но как это было приятно!..
- Мама!
Внутри меня с бешеной быстротой забилось ЧТО-ТО.
- Что это, мама?
- Что, дочка?
- Стучит! И бухает! Прямо вот… вот… вот… вот… - я попыталась показать, где именно, но это оказалось не так-то просто.
- Здесь? – на помощь пришла мама.
- Здесь!
- Это твое сердце.
- А какое оно, это Сердце?
Я родилась!

2

Сначала я видела только смутные очертания в полумраке стойла. Потом появились белые паутинки. Я очень любила гоняться за ними, но ни разу не смогла их поймать. И всегда очень грустила, когда они снова уходили через небольшое отверстие наверху.
- Мама, куда они уходят?
- Домой, - улыбалась мама.
- Куда домой?
- На небо. К маме.
- У них тоже есть мама?
- Конечно, глупенькая. У каждого есть мама.
- А какая она – их Мама?
- Она такая большая. И яркая. И теплая. И ласковая…
- Как ты?
- Как солнце.
- Мама, покажи мне солнце…
- Оно там, в небе. Высоко-высоко. До него не добежать и не допрыгнуть. Оно обнимает всех. И каждому дарит его маленькую радость. И становится так хорошо! Так хорошо! Как дома.
- Я хочу домой! В Небо!

3

Потом вдруг одна из белых паутинок упала в воду. Нам приносили ее каждый день какие-то странные существа. У них нет копыт. И они совсем не умеют ржать. И ходят только на задних ногах – ужасно неудобно. Я пробовала!
Мама почему-то страшно нервничает, когда они заходят к нам. Хотя ничего плохого они нам не сделали. Они оставляют еду и воду, чистят стойло – и уходят. До следующего раза.
Но часто-часто, когда их вроде бы нет, я чувствую, что они рядом. И слышу, бывает, какие-то странные звуки – какие бывают, когда опустишь нос в воду и начинаешь дуть. Главное, дуть изо всех сил! И вода начинает со мной говорить! По-моему! По-лошадиному!
Тогда и раздаются за дверью эти странные звуки.
Потом вдруг одна из белых паутинок упала в воду.
- Мама! Мама! Смотри!
Вода блестела и переливалась невиданными красками. Столько цветов я не видела ни разу в жизни!
Шаг вперед – и всё очарование пропало. Вода снова стала мутной и тусклой.
Шаг назад –
- Мама! Мама! Смотри!
Шаг вперед –
- Мама, куда они пропали?
- Кто, дорогая?
- Ну, они!
Шаг назад –
- Вот они! Смотри! Снова!
Шаг вперед –
- Пропали! Пропали!
- Они не пропали, дочка. Они всё время были там. Просто ты их не видела.
- Как же так, мама?
- Просто некоторые вещи можно увидеть только с определенного расстояния. Отойдешь подальше – увидишь. Чуть ближе – исчезнет. Точнее, тебе покажется, что исчезнет. Но оно всё время будет там.
- Если я подойду совсем близко, я увижу что-то другое?
- А ты попробуй.
Шаг вперед. Шаг. Шаг. Шаг.
- Мама!
- Кто это?
- Где?
- Там! Внутри! На меня смотрит!
Мама улыбнулась:
- Та маленькая симпатичная головка?
- Да.
- Это ты.
Я в задумчивости обошла вокруг ведра с водой. Молочно-белая головка с красивыми ореховыми глазами пристально вглядывалась в меня.
- Нет, мама. Это не я.
- Почему?
- Я же здесь. Не могу же я быть и там, и тут одновременно.
- Милая моя, это то – как ты выглядишь со стороны.
- Как это, со стороны, мама?
- Как вижу тебя, например, я.
- Значит, ты видишь меня совсем не так, как я?
- Конечно, глупенькая. Ведь я – это я. А ты – это ты. И ты никогда не будешь мной, а я – тобой. Смотри!
Мама подошла ко мне, и там, внизу, виднелось теперь две головы: маленькая, молочно-белая, с ореховыми глазами и еще коротенькой гривой, и большая, с глубокими черными глазами, белая-белая, как паутинка…
- Видишь? Там внутри наше с тобой отражение.
- Что такое – отражение – мама?
- То, что ты видишь там, когда подходишь близко-близко.

4

Оказывается, отражение есть у всех. У неба и солнца. У птиц и зверей. У трав и деревьев. Даже у маленьких жужжащих насекомых. У мамы. И у меня.
Мое собственное отражение не расстается со мной.
- Мама! Мамочка! Смотри! Я ее догоняю!
- Маленькая моя доченька! Ты же бегаешь за собственной тенью!
- А тень – это как отражение? – остановилась я.
- Почти, - сказала мама. – Только тень одного цвета, а отражение – разных цветов.
- Что ты, мамочка! – сказала я, внимательно вглядываясьь себе под ноги. – Моя тень не такая!
И я побежала. И Тень показала мне темно-серые камни. Темно-зеленые листья. Темно-красных жуков. Темно-коричневые деревья. Темно-синюю воду.
Надо мной – ярко-синее небо и ослепительное солнце. Под ногами – земля. Во все стороны, насколько хватает глаз, - воздух, живительный и настоящий.
Мешало только одно: протянувшиеся друг над другом деревянные брусья, за которыми суетились бескопытные существа. Мама говорила, они называют себя «человеками». Или как-то по-другому – я забыла.
«Счастливые. Они вольны идти, куда им захочется», - думала я, заключенная в тюрьму из деревянных брусьев. Потом снова забывала о них, и играла.
А ночью мне снилось великое синее небо. И меня снова ласкало дыхание солнца. И голос шептал:
«Хочу домой! В Небо!..»

5

Я грежу небом. Небом я грежу. Грежу я небом. Небом грежу я. Я – небом – грежу.
- Я хочу летать!
- Что?
- Я – хочу – летать.
Мама улыбнулась.
- Мама, почему мы не летаем?
- Не умеем.
- А научимся?
- Обязательно. Когда-нибудь, когда ты подрастешь…

6

Нашу «тюрьму» расширили. В ней появилось несколько новых вещей. И огромное бревно примерно посередине площадки. Я его никогда раньше не видела. И запах у него какой-то странный.
- Мам, а что с этим делать?
Мама разбежалась, оттолкнулась от земли, и … ПОЛЕТЕЛА! Сердце замерло от восторга.
- А у меня получится?
- Попробуй!
Я специально отошла подальше и долго переминалась с ноги на ногу.
- Ну? Что же ты?
И я побежала! Там, по ту сторону бревна, меня ждала мама!
- Мама!
И я полетела!
- Я ЛЕЧУ!!!

7

Мне часто снится, что у меня есть большие белые крылья. И я лечу – высоко-высоко! И солнце не обжигает меня! Но целует – горячо и влажно. И ветер не обижает меня! Но обнимает - ласково и нежно. И небо не прогоняет меня! Но поет - тепло и любяще. МАМА.

7 января – 22 февраля 2007







№5


Звездопад.

Сизые сумерки окутали мшистые кочки, шершавые стволы деревьев, колючие кусты шиповника и малины. Сойки, малиновки и зяблики постепенно замолкали, засыпая на ветках и передавая эстафету совам и козодоям. Проснулись сверчки и бодро застрекотали в кустах, мохнатые ночные бабочки захлопали в воздухе пушистыми крыльями. ...
Бархатные объятья ночи раскрылись для Иннокентия Тимофеевича, и он татью нырнул между разлапистой елью и двумя обнимающимися берёзами. «Всё-таки сейчас необычно тёплый для России октябрь»,- подумал он и беззвучно раздавил позднего комара на щеке. Только не шуметь, он слишком долго готовился. Сколько книг пришлось прочесть, теоретических, хрестоматийных, электронных, сколько форумов и сайтов перелопатить – уму непостижимо. Он одолел труды Блаватской, Павловой и Кораблёва, заграничные же исследователи не устаивали – очевидно, только русские имеют в своей привычке докапываться до сути. Пенсионер растерял всех друзей из-за своего страстного увлечения, которое скрашивало его и без того безрадостные дни. Но теперь он знал, как осуществить то, что он задумал, то, что было его самой заветной мечтой. Теперь всё должно получиться. После долгих безуспешных поисков он обнаружил подходящее место в лесу, а именно безлюдное, которое местные считали заколдованным и проклятым, свято верили, что здесь пропадают и гибнут, а потому опасались приближаться к нему. Иннокентий Тимофеевич с благоговением нашёл как нельзя более подходящий холм внутри идеально круглой поляны, на склонах которого росли три ольхи. Старичок стал регулярно и тщательно ухаживать за ним: аккуратно подрезал ветви кустов, убрал весь лесной мусор, принёс свежей, плодородной земли и посадил ландыши, синие колокольчики и самые красивые фиалки, что смог найти. Оставалось дожидаться слухов в окрестностях. И спустя два года они действительно поползли. Жители соседних деревень рассказывали об НЛО, странном свете и голосах, вещавших что-то на непонятном языке, в проклятом месте. Иннокентий Тимофеевич вздохнул с облегчением - полдела сделано, и принялся составлять гербарий для магического ритуала. Тем же летом он собрал и засушил незабудок, которые могли помочь исполнению желания, девясил для привлечения фейри и несколько четырёхлистных клеверов для защиты. И вот, заранее соорудив для себя укрытие из толстых веток недалеко от холма, в ночь с тридцатого на тридцать первое октября, когда по прогнозам метеорологов ожидались обильные звездопады, упорный искатель засел в своём шалашике и, нервно рассасывая валидол под языком, теребил волшебные травы на дне литровой банки. Сначала он проклинал себя за то, что не взял фонарика или хотя бы не установил каких-нибудь скрытых прожекторов, потому что всё небо затянули облака, и видимость снизилась почти до нуля, но потом, поднялся ветер и разогнал тучи. Луна, чистая и свежая, как спелая дыня, прекрасно осветила место обзора, и пенсионер вздохнул с облегчением. Крупные звёзды высыпали на чёрном сафьяне небес, хитро перемигиваясь и загадочно искрясь.
Пару раз старичок начинал дремать и, проснувшись, со сверхъестественным ужасом протирал тряпочкой очки и сквозь линзы бинокля вглядывался в очертания таинственного холма. Но пока шумели только ночные птицы да грызуны, а заколдованное место неизменно пустовало. Иннокентий Тимофеевич взглянул на часы: фосфорные точки на циферблате показали, что полночь миновала тридцать минут назад. Однако, они непунктуальны, расстроился было он и опустил голову. И тут откуда не возьмись сверкнула молния. Пенсионер с жадностью приник к окулярам и благоговейно замер. Луна неожиданно вспыхнула белым и пустила толстый луч в центр холма. Столб света изогнулся и превратился у своего основания в лестницу. Миг - и со ступенек на землю ступила маленькая прозрачная женщина в длинном платье, опоясанная венком из свежих одуванчиков. Волнистые каштановые волосы, перевитые вереском, спускались до самых икр, лицо, как успел разглядеть Иннокентий Тимофеевич, было бледным и привлекательным.
-Вот же...- прошептал он. - А где же мои фейри?
Луч пропал, а незнакомка протянула руки к луне и начала тихо петь. Наблюдатель промокнул платочком пот со лба: древние слова сильно напоминали ему ритуальную языческую молитву кельтов. На холме появился высокий трон из какого-то белого материала и женщина, закончив песнь, села на него. Затем, она взмахнула правой рукой и сквозь её пальцы стали видны длинные тонкие нити, идущие от искусственного спутника Земли. И с каждым взмахом в ночном воздухе рождались неземные звуки, от которых у старичка в шалашике побежали мурашки. Незнакомка играла на луне, как на арфе и пристально смотрела куда-то вверх, будто чего-то ждала. Иннокентий Тимофеевич поднял бинокль и обомлел: звёзды десятками срывались с небосклона и яркими самоцветами падали вокруг колдовского холма. Обратив свой взор обратно, он торжествующе улыбнулся: упавшие небесные тела немного поднимались над жёлтой травой и превращались в маленьких человечков, сантиметров двенадцать в высоту. Невыразимо прекрасные, они были мужчинами и женщинами в разноцветных средневековых платьях с элегантными прозрачными крылышками. Их было много, сотни две, может быть, а может и больше. Становясь фейри, они, не переставая гомонить на своём странном языке, выстраивались вокруг холма, брались за руки и вели хороводы, которых в конечном итоге получилось сразу пять. Первый, самый маленький, шёл вокруг трона, второй чуть ниже и так далее, до конца склона.
-Боже, я всегда подозревал, что они - дети небес, - прошептал пенсионер, пытаясь запомнить каждую деталь.
А фейри тем временем начали петь под необыкновенную лунную музыку, и Иннокентий Тимофеевич нажал кнопку диктофона. Волшебные голоса зачаровали его настолько, что с трудом он сдержал желание подпеть им. Ему показалось, что он даже начал различать слова их языка, и он напряг слух, насколько это было возможно.
- Мы дети звёзд, дети звёзд, нам неведома печаль ...- пели фейри, а дивная музыка плыла по поляне, околдовывая лес нежным туманом. – Мы всегда поём о том, как сладка ночная даль...
- Какие они совершенные, - шептал безнадёжный пенсионер, - божественно идеальные, поэтичные, высокохудожественные и одновременно естественные...
И внезапно ему в голову пришла дикая мысль. Вытащив из банки четырёхлистный клевер, он зажал его в кулаке и, выбравшись из укрытия, по-пластунски пополз к вожделенному холму. Каждую секунду он замирал на холодной земле, обливаясь потом от страха, но фейри не замечали его – клевер делал своё дело. Подкравшись, наконец, к ближайшему хороводу, пенсионер одной рукой достал банку с травами, а другой схватил проходящего мимо фейри и быстро сунул в приготовленную тару, судорожно захлопнув капроновой крышкой. Он приготовился к тому, что разразится гром, последует наказание, и закрыл лицо руками, но ничего не произошло. Осмотревшись, Иннокентий Тимофеевич обнаружил, что всё пропало, как и не было и холм пуст и гол. Но это уже не имело значения, ведь у него теперь есть собственный фейри, отчаянно бьющийся о стены прозрачной темницы. Старичок поднёс банку к глазам: маленькое существо мужского пола ругалось и забавно колотило кулаками по стеклу. Пенсионер довольно ухмыльнулся и полетел домой на крыльях счастья, прижимая к сердцу заветную добычу...
Иннокентий Тимофеевич упал на кровать и долго смотрел в потолок невидящим взглядом. Он видел не белую извёстку, жёлтую из-за тусклого света торшера, а сыплющиеся искрами звёзды и маленьких фейри, идущих в хороводе вокруг Лунной Леди. Он был предельно счастлив в то утро и не заметил, как уснул.
А вечером, когда он включил диктофон, в записи оказался лишь досадный шум леса. Тогда он достал на свет божий литровую банку, чтобы детально изучить добычу, в ней ничего не оказалось. Несчастный пенсионер охнул и засеменил к аптечке. Уже рассасывая валидол, он разочарованно опустил руку с банкой вниз, и там что-то звякнуло. На самом дне он заметил какой-то мелкий камешек и достал большую лупу, чтобы лучше рассмотреть его. А, хорошенько разглядев, изумлённо откинулся на спинку стула, с минуту помолчал, а затем расхохотался: стекло увеличило крохотный кукиш, отлитый из чистого золота.







№6

ПОСЛЕДНИЙ ЗВЕЗДОПАД

Когда прозвенел звонок последней пары, я почувствовал, что мне стало еще хуже, еще тяжелей еще больней. Это была не физическая боль. С ней я бы смог справиться, не замечать, не чувствовать. Сжать в кулак, стиснув зубы. И всё! Но то, что происходило сейчас, было мне не подвластно. Душевную боль нельзя вот так успокоить, собрать все чувства и просто выбросить. Забыть, вычеркнуть из жизни, возможно, самые лучшие моменты которые произошли со мной.
Я немного посидел за партой ни о чём не думая, смотря на доску, всю исписанную формулами и теоремами.
Наталья Владимировна стала вытирать доску. Она преподавала у нас давно, и ученики относились к ней с уважением, хотя с нами она не церемонилась и вела лекции довольно таки жестко. Надписи начали таять и расплываться под рукой учителя. Вытирая последнюю надпись, она посмотрела в мою сторону и спросила:
-Андрей, ты хотел о чём-то спросить?
-Нет, нет, я уже ухожу, - ответил я , выдавив из себя улыбку, быстро встал и начал собирать вещи.
-У тебя всё нормально?
Спросила меня учительница, когда я уже выходил из аудитории.
Я немного замялся, но утвердительно ответил:
-Да, всё хорошо!
-А то, ты какой то бледный, Андрей, ты случайно не заболел? - спросила она меня.
Я помотал головой и вышел в коридор. Я шел быстро, ничего и никого не замечая. Не хотелось ни с кем разговаривать и, тем более, что-то кому-то объяснять.
Объяснять, что меня бросила девушка, в которой я души не чаял. И строил грандиозные планы на ближайшие годы.
«Наверное, глупо, да и не по-мужски как-то. Не хочу быть жалким - подумал я и еще больше ускорил шаг.
Я пришел домой поздно, около десяти вечера. Странно, но никого в квартире не было. Тут я вспомнил, что мама обещала подменить подругу в родильном отделении и что это уже третья её бессонная ночь. На зеркале в коридоре мама оставила записку, что ужин в холодильнике, а деньги на карманные расходы у меня в комнате, как обычно возле фотографий на письменном столе.
В квартире была тишина, и только слабое урчание холодильника доносилось с кухни. Есть мне не хотелось, поэтому я сразу пошёл к себе в комнату.
Включив свет, и подойдя к письменному столу; я обнаружил возле рамок с фотографиями сто рублей. Чтобы не забыть, сразу положил их в карман.
Взяв одну фотографию и удобно раскинувшись на кровати, которая занимала практически всё свободное место в комнате. я стал пристально рассматривать этот снимок, на нем была красивая пара. По-крайней мере, так все говорили. Это был я и Настя - темноволосая девушка с прекрасными светло-карими глазами, и ослепительной улыбкой, которую украшала маленькая родинка в уголке ласковых и улыбчивых губы.
- Как же мы были счастливы, - прошептал я, обращаясь к радостным лицам на фотографии.
На меня нахлынула волна нежных воспоминаний и окутав меня тёплыми и не забываемыми моментами наших встреч, лёгкой и теплой струйкой проникла мне в самое сердце. Стало вновь хорошо и тепло на душе. Отложив фотографию на кровать, я оглядел комнату: Настя была повсюду, она смотрела на меня искренними и невинными глазами. Пытаясь сказать, что всё кончено. Фотоснимков на стене висело много, все они небольшого размера, но я замечал каждую мельчайшую деталь её прекрасного лица.
Как мы праздновали новый год, веселые и беззаботные катаемся вместе с детьми на ледяной горке. Отдых на море, и как она меня затащила на эту яхту ? Ну, а это мы прошлой осенью с друзьями ездили в лес, за грибами. И мы с Настей нашли самый большой гриб. К сожалению это оказалась поганка. Вот мы смеялись потом!!!
Я почувствовал, что во мне что-то надломилось. Стало как-то не по себе, словно обдуло ледяным ветром. Небольшая дрожь пробежала по спине, и я подумал, что не смогу жить без неё, что жизнь больше не имеет смысла. Задыхаясь от этой мысли, я сел на кровать, стал жадно глотать воздух, из глаз потекли слезы. Несколько секунд я сидел как оцепеневший и таращился в пол. Вытирая слёзы руками, я быстро поднялся и решительно пошёл в другую комнату. Возле кровати стояла тумбочка, я знал, что оно было там. Уже несколько лет мама страдает бессонницей, у нёё всегда было это лекарство. Я взял небольшой прозрачный пузырек, практически полностью заполненный маленькими белыми таблетками. Вернувшись к себе в комнату, я сел на край кровати, задумчиво посмотрел на лекарство. Открыл крышку и высыпал всё содержимое к себе на ладонь. Зажав пустой пузырек в правой руке, а таблетки в левой, я поднял голову и посмотрел на одинокую лампочку, которая слабо освещала комнату и пульсировавшим светом как бы смеялась над тем что я собирался сделать. Я почувствовал себя еще более одиноким и еще более несчастным. Странная белая пелена окутала мои глаза и еще больше - мой разум. Не знаю, сколько времени я провёл в таком состоянии. Но очнулся от телефонного звонка. Поставив бутылёк на письменный стол, я неторопливо достал из кармана брюк мобильный телефон.
-Андрюха, привет это Славка! Ты чего не берешь трубку, я уже минут пять звоню? Мы тут шли мимо твоего дома, смотрим - свет горит, значит, не спишь еще.
-Ну и что? - ответил я грубо, даже выкрикнув в трубку
-Да нет, ничего, просто хотел тебе напомнить, сегодня же звездопад. Такое не часто бывает и погода хорошая. Может, пойдешь с нами в парк.
-Нет, - сухо и безразлично ответил я.
-Ну, нет, так нет. Ну, если надумаешь - звони, мы будем в парке, недалеко от тебя. Пока.
-Пока, всё таким же тоном ответил я.
Положив трубку на кровать, я отодвинул занавеску и открыл балконную дверь. С улицы подул свежий воздух, немного прохладный, но для октября еще не достаточно холодный. Я шагнул на балкон. На полу лежало несколько желтых листьев и еще какой то мусор, который занес сюда ветер. На улице было темно, одинокий фонарь возле дома только слабо освещал детскую площадку во дворе. На улице никого не было. В доме напротив горело лишь несколько окон. На балконах стояли люди и их темные силуэты смотрели на небо, о чем-то разговаривая между собой. На последнем этаже стояло несколько молодых девушек, звонкий и радостный смех которых разносился по всему двору. Не обращая на них внимания, я поднял голову и тоже уставился на чёрное и холодное небо, усыпанное яркими звездами. Казалось можно просто протянуть руку и достать горсть драгоценных камней, переливающихся разными цветами от ярко желтого до пурпурного Я заметил на горизонте первую упавшую звезду; след, который она оставила, был похож на тонкую золотистую нить, тут же исчезнувшую во мраке. Постояв минут двадцать, я насчитал около восьми маленьких искорок вспыхнувших на ночном небе. Еще через пару минут я заметил еще одну. Прямо у меня над головой, пролетела красная и необычайно яркая звезда. Неожиданно она остановилась, и замерла прямо напротив моего дома, а точнее - напротив моего балкона. Померцав некоторое время, она потихоньку стала приближаться в мою сторону. Я не смог сдвинутся с места, свет загипнотизировал меня, оторвать глаз от неё было практически невозможно. Яркое свечение как бы проникало сквозь моё тело. Приблизившись чуть ближе, я увидел что она совсем маленькая, размером с небольшую пуговицу. Звезда замедлила движение где-то в метре от меня. Я почувствовал, как в груди кольнуло сердце. Еще раз и еще, как будто кто-то зжал его в руке. Я стал пятиться назад к открытой двери, пытаясь отдернуть занавеску, путаясь в ней, я с грохотом упал на спину едва не ударившись головой о край кровати. Маленькая красная точка всё еще светилась напротив моего окна. Я вскочил и с грохотом закрыл балконную дверь. Вдруг, я увидел, что звёздочка исчезла, а на балконе стояла рыжеволосая девушка. От неожиданности я отскочил от двери. Мы пристально смотрели друга на друга, я потихоньку, как бы на цыпочках, стал подходить к окну. Боль в сердце немного утихла, но до конца не отпускала. Глядя на меня сквозь стекло, девушка улыбнулась, но всё так же молча продолжала стоять на балконе. Потянувшись к дверной ручке и не отводя взгляда от ночной гостьи, я открыл дверь. Петли старой рамы немного скрипнули. Нужно было что-то говорить, но я был испуган, поэтому язык никак не хотел меня слушаться.
-Здравствуй, Андрей! - сказала она спокойным и приятным голосом, войдя в комнату.
Я промолчал, потому что не знал, что ответить. Но, немного подумав, я всё таки нерешительно спросил:
-Мы знакомы ?
-Это сложный вопрос… И ответ будет тоже не из легких, особенно для тебя, - ответила девушка.
-Почему же? - удивленно спросил я.
-Потому, что мы еще не встретились. Она опять улыбнулась.
В комнату ворвался холодный осенний воздух, и её роскошные рыжие локоны стали развиваться на ветру. Она убрала их с лица, и я только сейчас заметил, как она красива. Я почувствовал, что знал её всю свою жизнь, я понял, что именно её видел в своих снах. И что возможно это был не человек вовсе - а самый настоящий ангел. Я переспросил:
-Ты говоришь, что мы должны были встретится? Но, мы уже встретились, - сказал я уверенно.
-Нет, Андрей, - твердо ответила она.
-Мы должны были бы встретится следующим летом в парке, недалеко от твоего дома. У нас была бы замечательная семья и двое детей. Мальчик и девочка.
Она опять улыбнулась, но улыбка была совсем не радостной.
-Постой так ты что же из будущего? - удивленно спросил я.
Она ничего не ответила, взяла меня за руку и, посмотрев в глаза, тихо, еле слышно сказала.
-Тебе пора идти!!!
Отпустив мою руку, она сделала пару шагов назад. Лампочка вдруг неожиданно потухла, стало темно, я не понимал что происходит. Пытался что-то сказать, или даже закричать но это было бесполезно. Как будто у меня отняли голос или просто выключили звук. Я не слышал самого себя, кругом была мертвая тишина, пугающая своей чернотой и леденящим ужасом. От страха я покрылся холодным потом. Девушка постояла еще немного, слабый свет, исходящий от неё, стал понемногу затухать. Она отвернулась и ушла в черную всё пожирающую пустоту. Через мгновение я её уже не видел. Я пытался пошевелиться, но ничего не получалось. Ноги стали погружаться в очень вязкую и холодную жижу .В руке у меня внезапно что то засветилось, я раскрыл левую ладонь и увидел маленький но очень яркий камешек. Это была именно та звездочка, которую я видел, которая позже превратилась в прекрасную девушку. Эта звездочка, вспыхнув несколько раз, стала гаснуть.
-Нет! - закричал я. - Ну пожалуйста, свети, пожалуйста! - закричал я.
Через несколько секунд звезда погасла и на руке остался лишь серый пепел, который сдул легкий, но очень холодный ветерок.

(Эпилог)

Уже рассвело, к утру погода испортилась, шел осенний моросящий дождь. Возле дома уже стояла милицейская машина, у подъезда несколько человек разговаривали шепотом. Скорая остановилось напротив этих людей, они перестали разговаривать и пристально посмотрели на человека в белом халате, который вышел из машины. Пройдя мимо, он окинул их безразличным взглядом, и не спеша, зашел в дом. Поднявший на четвертый этаж, он прошёл в квартиру. Сотрудники милиции расспрашивали о чём-то соседей. Дверь в комнату была открыта. Человек в белом халате прошел в небольшую комнату, вспышка фотоаппарата на секунду ослепила его. Человек в форме сделал еще один снимок и вышел из комнаты. На кровати лежал молодой человек. Его бездыханное тело лежало как то не уклюже. немного свесив ноги. Возле него были разбросаны несколько фотографий. И маленький пустой пузырёк. Дверь на балкон была открыта, и с улицы дул слабый холодный ветерок.

Сообщение отредактировал Gorac - 1-11-2007, 13:27


--------------------
И муха имеет селезенку...
литературный портал "Сочинитель.ру"
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Горация >>>
post #4, отправлено 8-11-2007, 11:21


...Искатель философского камня...
*****

Сообщений: 625
Пол:женский

год рождения: 1919

Итак, судьи проголосовали, и я открываю тему для всеобщего обсуждения.
Тех, кто желает высказаться, прошу оставить аргументированное мнение по каждому из шести конкурсных рассказов.
«Немых» читателей милости просим в опрос по конкурсу.

Сообщение отредактировал Горация - 8-11-2007, 11:22


--------------------
И муха имеет селезенку...
литературный портал "Сочинитель.ру"
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Тореас >>>
post #5, отправлено 8-11-2007, 14:43


Кавайный терминатор
*****

Сообщений: 576
Откуда: Третья столица
Пол:мужской

Любимых женщин: 1181
Замечаний: 2

На мой взгляд по сумме параметров, самой лучшей из представленных работ оказался рассказ "Кузя".
У автора присутствует и стиль, и оригинальность в должной мере. Тема конкурса также не затерялась в хитросплетениях мыслей.
Добавить бы еще логичности персонажам...

Всем авторам желаю дальнейших успехов и творческой реализации!

С уважением, Тореас


--------------------
Приходит время вечных шутов. Время для нас!
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
DiVert >>>
post #6, отправлено 10-11-2007, 1:17


членю на синтагмы
******

Сообщений: 1970
Откуда: Та-Мери
Пол:нас много!

синтагм: 5856

Выставляя оценки, уже на, собственно говоря, четвёртом рассказе задумалась с сомнением: способна ли я оценивать оригинальность? Мне почему-то почти всё кажется уже когда-то прочитанным. Но проблема, наверное, лишь в том, что ничего нового написать невозможно в принципе, зато можно написать что-то банальное, и я очень рад, как читатель, как будущий исследователь литературы и как автор, что среди участников конкурса не заметил почти ни одной банальщины, которую было бы неприятно читать.
Это общие слова, частности - когда будут вывешены оценки.

Сообщение отредактировал DiVert - 10-11-2007, 1:18


--------------------
А в рай твой, Алексей Федорович, я не хочу, это было бы тебе известно, да порядочному человеку оно даже в рай-то твой и неприлично, если даже там и есть он!

user posted image
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
amyki >>>
post #7, отправлено 10-11-2007, 12:18


Младший помощник искателя философского камня
***

Сообщений: 184
Пол:женский

найдено камней: 1912

Вот и я решила не относить себя к молчаливым читателям, а высказать свое мнение по поводу этих замечательных творений.
Во-первых, хотелось бы сказать спасибо Горации за то, что затеяла этот конкурс, за то что дала шанс побороться разным талантливым дарованием нашего форума, во-вторых, спасибо жюри, всем тем людям, которые подошли можно сказать с профессионализмом к делу, смогли дать реальную обоснованную оценку чужому творчеству. Ну, и конечно, спасибо авторам, тем, кто смог потратить свое драгоценное время на творчество, кто не побоялся принять участие.
Еще хотелось бы сказать что «первый блин НЕ всегда комом» Я нахожу, что все в принципе удалось, ну а во второй раз я почти уверена и участников конкурса будет гораздо больше, и разброс тем оригинальнее, и вообще все будет по-другому, и по-своему особенно.
Теперь по существу…
Я не могу выделить абсолютного фаворита конкурса, но хотелось бы поделиться своими впечатлениями.

1. Луна в драконьей пасти
Могу сказать, что это произведение написано, по крайней мере, в оригинальном стиле, маленькие части-главы, законченность и логичность повествования. Еще понравилось то, что сложно разобраться во времени происходящего. Вроде бы и будущее, но в то же время с переплетением какого-то эпоса. Наверно минусом можно бы было назвать только то, что автору просто не хватило места развернуться, граница в количестве слов как мне кажется, стало каким то камнем преткновения, из-за этого меньше описательности, больше действий и повторений. Но в принципе первый рассказ оставил приятное впечатление.

2. Кузя.
Это законченный рассказ, со своим стилистическим образом. Понравилось очень многое, и стиль описаний, и передача чувств героя, и такая связь, как что-то светлое и родное, напоминание о доме, о традициях в страшное время войны. И все же после прочтение этого рассказа осталось странное ощущение ожидания чего-то большего. В целом могу сказать, что я бы дала наверно достаточно высокую оценку этому произведению.

3. Виновный
Сложный рассказ, такое быстрое переплетение событий, странное стечение обстоятельств, злополучный камень, который так много отнял … Тяжело судить этот рассказ, я бы сказала, что он тоже оригинален и по-своему интересен. Может быть звездопад здесь показан с той стороны, что звезды умирают-падают, что с каждой звездой уходит чья-то жизнь, и вовсе это не романтичное зрелище. В общем, рассказ тяжелый, и индивидуальный. И наверно этому рассказу я бы тоже поставила высокую оценку, не смотря на всю трагичность.

4. Рождения Пегаса.
Очень чуткий, наполненный эмоциями рассказ, со своей оригинальностью и стилистикой. Немного тяжеловато читается, прерывисто, это обусловлено скорее тем, что все произведение строится на диалоге. «Рождения Пегаса» представляет собой очень интересный взгляд на тему «звездопада», с присущей сентиментальностью и волшебностью, нежностью и грустью. Все то, что наверно и должно быть в рассказе на эту тему.

5. Звездопад
Если честно я ждала именно чего-то такого, почему-то была уверена что будет такое произведение. Мне понравилось, и позабавила концовка. Милое и оригинальное произведение, и описание леса очень сильно погружает во всю эту волшебную звездно-лунную обстановку. Сказочность и мистицизм переплетаются в какой-то свой своеобразный стиль.

6. Последний звездопад.
Об этом рассказе сложно писать что-то определенное, могу сказать что тронул, что-то печальное и душевное, что наверно не должно было все так кончится... Честно признаться, такой концовки рассказа не ожидала. Грустно, и как-то уж, правда, трагично.
Но может на то он и есть «последний звездопад».

За сим все. И еще раз всем спасибо.


--------------------

Программист - индивидуум, потерпевший достаточно много неудач в нормальных профессиях, чтобы стать специалистом в области программной инженерии.
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Горация >>>
post #8, отправлено 12-11-2007, 11:31


...Искатель философского камня...
*****

Сообщений: 625
Пол:женский

год рождения: 1919

Итак, полагаю, что пора закругляться, тем более, что дискуссия по поводу работ совсем не блещет многословием. Тем не менее, я думаю, что многим все же интересно узнать, как распределились голоса нашего уважаемого жюри, и кто скрывался под конкурсными номерами.


sinobi

№1
ЛУНА В ДРАКОНЬЕЙ ПАСТИ

Первое произведение навлекло на себя больше всего придирок.
Оригинально, несомненно. Идея захватила. Очень интересные мысли проскальзывают. Атмосфера… пожалуй, соответствует задумке – учитывая, сколько главный герой пил, воспоминания идут урывками. Но кажется, что чего-то он недовспоминал. Очень сумбурно и местами нелогично, вызывает вопросы. Эпиграф ничего не добавил к тексту. Он вообще ни при чем. Может быть, объем не позволил и текст был порезан в угоду требованиям конкурса, ввиду чего потерял стройность, не знаю. Только и хотелось бы именно, чтобы не было так сжато. Звездопада достала возня с «героями»? А чем его зацепил именно этот парень? И почему, если дракона зовут Звездопад, то имена его тети и дедушки – Валя и Петя? Не хватает чего-то, очень не хватает. Огрехи-то в тексте, большей частью, довольно обидные. Их можно было бы легко избежать. Некоторые нарекания на лексикон. Грамматические ошибки покоробили. И некоторые накладки, на мой взгляд, с реальностью. Персонажи вели себя, как будто в этом мире, что ни день – то драконы появляются, или прочие чудеса по улицам пешком ходят. Хотя, вроде бы, этого быть не должно. Отшлифовать бы как следует, и получится что-то в духе Шекли.

оригинальность 9
отражение темы 10
стилистическая форма 6
Итого: 25



>>что же такое хорошие я пил вчера ночью

и вообще с грамотностью не все ладно…

>>Память была нема, точно белорусский партизан.

Не сильна в особенностях партизан разной национальности, поэтому смысл сравнения от меня ускользнул.

>>адским головокружением

Больше похоже на смешение слов из «адской боли» и «дикого головокружения». К головокружению скорее пойдет динамичное определение.

>>я поднял неподъемную банку

так поднял или банка неподъемная? о_О

>>рассказал, выпил… и память превратился в белорусского партизана.

Кто превратился? «Память» «превратился»?

>>хотелось стиснуть Танечку в охапку

«стиснуть в охапке» или «схватить в охапку»?

>>— Твоя мать спала с козлом…!
Это я и сам знал.

Когда становится понятно, что он не какой-нибудь мифический получеловек-полукозел, возникает вопрос, почему он так реагирует?

>>Загадай желание и лишишься невинности… бла, бла, бла… Потому что мы исполняли эти желания

Данный отрывок вызвал долгое зависание со звуком «эээээ» в мозгу. Может, стоило бы порезать первое предложение? Не вижу в нем смысла.

>>Ты седьмой за этот месяц, кто пытается меня убить… И знаешь, я тебе это позволю….

А как же:

>>Но и вы в свою очередь постарайтесь сильно его не калечить.

Да, на самом деле не убил он дракона, но ведь и не должен был?



№2
Кузя

стилистическая форма, отражение темы и оригинальность
Десятка.
По всем пунктам. Очень понравилось, читать одно удовольствие. Свою высоту автор установил на первом абзаце и держал планку до последнего. Военное дело мне чуждо, в силу чего не могу оценить (досто)верность специфических терминов. Но атмосфера передана, ровность текста (в плане лексики и смысла) сохранена от и до. Все замечательно. Даже не взирая на некоторую циничность главного персонажа. Не могу ни к чему придраться.

Итого: 30.



№3
Виновный

Оригинальность слабовата. Смысл не очень ясен. Тяжеловато воспринимается суть написанного. Звездопад… Роли его не видно. Водителя отвлек? И не совсем понятно, в чем его связь с камнем, которому уделяется большая часть внимания. Сам же текст без огрехов.

>>он нагнулся вперед и взглянул на небо из-под лобового стекла, которое в эту же секунду затянулось черным и разлетелось на сотни крошечных осколков.

Что тут произошло? Он об руль ударился или по какой-то другой причине сознание потерял?

Оригинальность 7
Отражение темы 7
Стилистическая форма 10
Итого: 24




№4
Рождение Пегаса

Приятное произведение. Но не очень захватывающее.
Тема конкурса «Звездопад». В «Рождении Пегаса» же про звезды нет ни слова. По стилистике зацепиться не за что.

Оригинальность 7
Отражение темы 0
Стилистическая форма 10
Итого: 17




№5
Звездопад.

Приятный, забавный и занятный рассказ. Активный дедушка. Вроде пенсионер, а по форумам лазает, нло гоняет… Очень понравилось представление читателю природы, вышло живописно, и устаревшее слова «тать» вписалось в этот колорит четко и ровно. Только «перелопачивание форумов» рядом с этим выглядело смущающе. Впечатлили фейри. Но все-таки акценты смещены именно на ловлю существ, мистику и паранормальности.

Оригинальность 8.
Соответствие теме 8.
Стилистика на 10.
Итого: 26




№6
ПОСЛЕДНИЙ ЗВЕЗДОПАД

Идея не слишком оригинальна. Но украшена через звездопад. Текст простоват и бедноват. Сразу бросаются в глаза проблемы с запятыми, одинаковые слова в близко стоящих предложениях.

>>Как мы праздновали новый год, веселые и беззаботные катаемся вместе с детьми на ледяной горке.

Кривовато выражена мысль.


Оригинальность 6.
Соответствие теме 8.
Стилистика 7
Итого: 21.



Клер

№1
«Луна в драконьей пасти»

Итак, что хочется сказать? Понравилась идея, что звездопад – это драконы=) Здорово, правда!
Теперь по сути. Вообще сюжет очень даже, однако, конец, честно говоря, удивил и не в лучшую сторону. Все так реалистично, ни капли сантиментов, здоровый стеб (особенно про зайца Назара) и вдруг в конце такие, извините, «сопли». Причем от кого? От дракона!! С чего такие откровения? С чего длинные речи? Ведь главгерой – всего лишь седьмой за месяц. Седьмой! Для дракона это – тьфу=) И главное, что осталось непонятным – почему именно главгерою дракон разрешает себя убить? Чем главгерой такое заслужил, в чем проявил себя и т.д.? Неясно…

Стилистика – 7
Отражение темы – 4
Оригинальность – 6
Итого: 17



№2
«Кузя»

Мне понравилось. Это честно=)
Хорошая идея, без претензий на что-то невероятное и это как раз и подкупает. Симпатичный главный герой и мне, например, очень понятно его желание заполучить бинокль даже ценой смертельной опасности. Ему искренне сопереживаешь, надеешься, что задуманное все-таки удастся. Здорово реализованная задумка. Автору – респект=)
P.S. Знаменитого немецкого астронома все-таки звали не Карл, а Куно Хофмейстер=)).

Стилистика – 7
Отражение темы – 10
Оригинальность – 9
Итого: 26



№3
«Виновный»

Впечатлений, честно говоря, мало. Некий невнятный намек на мистику (или фатум, или просто нелепое стечение обстоятельств), обилие героев, кажущееся излишним в таком небольшом произведении, чересчур много описательных предложений. Возможно, автор торопился. Возможно – не дорисовал замысел сам для себя. Возможно….впрочем, сие мое ИМХО=)

Стилистика – 3
Отражение темы – 5
Оригинальность – 3
Итого: 11



№4
«Рождение пегаса»

И при чем тут Звездопад? (ой-ой, уже чувствую, как сейчас меня обвинят в скудости воображения и неспособности понять метафоры=)) Ну что же, если обвинят – соглашусь. Но раскрытия темы все равно не увидела. Соответственно, и оценка за оригинальность невысока.
Стиль неплох. Хотя опять же – он хорош для произведений целиком построенных на эмоциях, а не там, где есть четко оговоренная тема.

Стилистика – 6
Отражение темы – 3
Оригинальность – 4
Итого: 13



№5
«Звездопад»

Честно говоря, все это можно было описать в юмористическом ключе. Так, чтобы читатель схватился за животики и угорал до самого конца. А так…все это сугубо мое мнение, но чего-то здесь не хватает. Какой-то искры, какого-то всплеска – глубокой идеи или чего-то еще.

Стилистика – 5
Отражение темы – 5
Оригинальность – 5
Итого: 15



№6
«Последний звездопад»

Произведение оставило ощущение слащавости и робкой попытки надавить на жалость. Жалости не возникло, да и честно говоря, излишняя мелодраматичность вообще не в моем вкусе. Подчеркиваю – в моем, ибо все это лишь ИМХО.

Стилистика – 4
Отражение темы – 8
Оригинальность – 2
Итого: 14



DiVert


№1
Луна в драконьей пасти

Конечно, я стараюсь быть объективной, но построение меня смущает, скорее, по личным, дырку над ними в небе, причинам. Хотя, не скажу, что оно как-то портит задумку. Все с этим делом хорошо. Добавлю ещё, что поведение героя мне немного странным в некоторых местах. Лично мне показалось, что мысли расходятся с делом не в рамках противопоставления, а именно в рамках разветвления. *интересно, насколько я адекватно изъясняюсь?* Страх приземлённый. Возможно, так должны бояться люди, но мне почему-то хотелось большего. Я имею в виду страх не смерти, а жизненный. "Убей дракона" – и герой проходит медкомиссию, и мысли о славе, которая не бывает лишней, в тексте закрываются мыслями о вине и глистах, от которых травятся драконы. И тому подобное. К тому же, я абсолютно не осознал, что случилось с драконом Звездопадом. Конец, при своей заслуженной лаконичности, невнятный.
А собственно, почему нет?) История Звездопада, как никак. Я сторонник свободной реализации темы, только раз такое дело, что конкурс – надо, чтобы она читалась) Она читается.
Ну кто только на Луне не жил…

В качестве "пары слов на тему" – да, так и действуют современные агитаторы. На Луну зашлют даже самого домоседа. Страшно представить.
Что понравилось… Передача позиции. В некоторых местах она удачно перескакивает с персонажа не внешний взгляд в рамках буквально одного абзаца. Лёгкая рваность композиции это удачное чередование ликвидирует с лихвой.
И такое, не знаю, заметное ли автору, но мне заметное разрушение романтизма ^^.

Стилистическая форма 8
Отражение темы 10
Оригинальность 8
Итого: 26



№2
Кузя

Построение некоторых фраз выбивает из колеи. Но целостность рассказа на высоком уровне, как мне кажется.
Не буду оригинальной. Звездопад. А ради звёзд люди на что только не способны.
Самой по себе оригинальности я не вижу, в том понимании, которое туда вкладываю, однако, возможно, это проблема понятий. Так что не хочу при этом сказать, что рассказ сер или неинтересен. Даже, напротив, на мой взгляд, он стоит среди лучших, отправленных на конкурс. Люди многое готовы сделать ради чего-то, что они любят больше всего на свете. Хоть ради звёзд, которые, в общем-то, чихали на Великую Отечественную войну, пожалуй.

Дополнение к оценкам. Не знаю, где на оси от плюса к минусу расположить такую особенность, которая, на мой взгляд, здесь имеется, отнести её к нейтральным или к положительным. Поэтизм сменяется почти документальностью. Но это не смущает при чтении. Читать было приятно.

Стилистическая форма 10
Отражение темы 10
Оригинальность 7
Итого: 27



№3
Виновный

Можно было бы разбить текст на части. Не успеваешь следить за тем, как герои меняются, от одного к другому. Связь в целом показана удачно, но иногда не успеваешь проследить, когда взгляд меняется. Несметное множество деталей, многие из них удачны, но не вижу веских причин к такой детализации. С той стороны, что взгляд наивного читателя блуждает и теряется. Однако интересные моменты есть. Мальчик возраста нашего Виталика вряд ли так рассеянно отреагировал бы на смерть отца. Негармонично вышло. И есть ещё некоторые моменты, которые вышли негармонично.
Могу проследить связь надежд, которые дарит звездопад, о котором рассказывает дочери отец, через ряд ассоциаций (новости, грузовик, группа) к печальному финалу, когда звёзды уже не помогут. Но очень смутно и на заднем плане темы превратностей судьбы. Поэтому лично мне ассоциации кажутся притянутыми за уши.
Этого я не стану отнимать. Оригинальность на месте.

Комментарий.
Камень кажется одушевлённым и разумным. Это – очень интересная мысль, которая так и прослеживается. Он сам выскакивает, плюётся искрами, выбирает себе место, где быть, и приносит несчастья. Амулет наоборот, с идеей "откуда-то свыше". Даже если кто-то управляет таким "звездопадом", камень всё равно может кого-нибудь убить.

Стилистическая форма 6
Отражение темы 7
Оригинальность 9
Итого: 22



№4
Рождение Пегаса.

Наивность персонажа, с которым отождествляется автор, определённо переходит и на качество текста. Вообще я поставила бы и меньшую оценку, но между маленькой и наивной лошадкой и стилистикой текста, построением на диалоге, есть гармония.
*удручённо* 0. Тема неба, возможно. Но звёзд и их падения?..
Наивность не может быть оригинальна.

Небольшой комментарий к рассказу. Люди не могут представить себе ничего прекраснее полёта – те, кто не боится высоты ^^. Мечты романтиков о крыльях и тоска "рождённых ползать". Немудрено, что у лошадей то же самое.
Такой трогательный и чувствительный рассказ. Невольно проникаешься, но я в данный момент должен судить объективно, не поддаваясь чувствам, тем более, сама считаю, что чувство – не лучшее, что есть в человеке).

Стилистическая форма 6
Отражение темы 0
Оригинальность 6
Итого: 12.



№5
Звездопад

Конкурс – дело сравнительное. Шероховатости в стиле здесь меньше всего меня дёргали при чтении.
Сложно комментировать высший балл по данному пункту. Откажусь от такой нагрузки)
Дядечка интересный, такой не слишком юный натуралист.)

Захотелось задать вопрос автору. Я не силён в кельтской мифологии (кажется, фейри – они оттуда), но всё, что читал про этих существ – то, что они не слишком добрые, хотя вроде как определённую пользу иногда приносят, а их красота всегда имеет изъян.) Но зачем эти существа понадобились нашему пенсионеру? Загадка?)

Стилистическая форма 10
Отражение темы 10
Оригинальность 9
Итого: 29.



№6
Последний звездопад

Конец, надо сказать, убил рассказ окончательно. Фразы друг за другом идут неплавно, глаз цепляется. Иногда появляется красивая строчка, но тут же рядом целые абзацы пересказа, в котором короткие предложения отнюдь не создают атмосферу. Тут мешается ещё и односторонность описания: я то. Я сё. Я. Много надо шлифовать и работать над стилем. К тому же, этот главный персонаж ну совершенно плоский.
Нет, конечно, звездопад тут имеется. Это одно из преимуществ данного рассказа.
Звезда, которая превращается в девушку… Суицид от неудачной любви… Ну это просто верх оригинальности…

Стилистическая форма 4
Отражение темы 7
Оригинальность 0
Итого: 11.




Тореас

№1
Луна в драконьей пасти

Повествование рваное, неровное. Тема звездопада явно притянута за уши. Она появляется как пресловутый рояль из кустов. Поначалу в достаточной мере ироничный рассказ перетекает в несколько неудачную на мой взгляд концовку. Нет ни огня, ни разудалой веселости. Очепятки, и пунктуацию необходимо подправлять. Оригинальность отчасти присутствует.

Стиль написания 5
Отражение темы 5
Оригинальность 6
Итого: 16



№2
Кузя

Мдемс. Конечно, тараканов в голове хватает у всех. Но чтоб рисковать жизнью ради взгляда на персеиды, при этом размышляя, что «…он был молод и увлечен, и ждать не было мочи, и хотелось приблизить свой праздник хоть одним выстрелом…»
Логика у такого смышленого интеллигентного паренька отсутствует напрочь, похоже. И с ножом еще забавнее. Когда он на курок нажимал и фрицев убивал, настолько сильно разнится, если всадить противнику нож в горло? Убийство не перестает от этого быть убийством.

Стиль написания 8
Отражение темы 8
Оригинальность 8
Итого: 24




№3
Виновный

Искусственные диалоги и отвратный «хэппи-энд». Зачем столько смертей ненужных? Причем они описаны автором с таким спокойствием, что кажутся в порядке вещей. Нет ни трагизма, ни сожаления. Так же в рассказе не хватает ни начатости, ни законченности. Что-то промежуточное с претензией на то, что когда-нибудь разрастется во что-то большее. Ведь не объяснено, откуда взялся этот приносящий несчастье камень и тд и тп…

Стиль написания 6
Отражение темы 5
Оригинальность 7
Итого: 18



№4
Рождение Пегаса

Что-то у меня стойкое ощущение, что либо я где-то уже читал сей опус, либо нечто подобное точно видел… Слишком большой упор сделан на эмоции, но тем не менее не хватило этого упора. Не цепляет. И что-то раскрытие темы потерялось…

Стиль написания 5
Отражение темы 4
Оригинальность 5
Итого: 14



№5
Звездопад

Смешно… я тоже хочу себе такой же кукиш ))) Убрать перегруженные по смыслу предложения, пошлифовать... И приемлимое чтиво получится. А то начало было чересчур информативным, грузило. А ведь рассказ то с претензией на иронию. Не должно в нем быть такого счастья.

Стиль написания 7
Отражение темы 7
Оригинальность 8
Итого: 22



№6
Последний звездопад

Мде… простите, отврат... Заштампованные фразы. Избитая тема. Самоубийство. Глюки перед смертью…

Стиль написания 5
Отражение темы 5
Оригинальность 4
Итого: 14




Shelma


№1
ЛУНА В ДРАКОНЬЕЙ ПАСТИ

Стилистическая форма. Местами очень красиво и органично, слова так и льются – зачитаешься! Иронично. Увы, не всегда и не везде. Некоторые фразы откровенно режут слух (возможно, только мой), что сильно портит общее впечатление.
Отражение темы. Довольно необычно и оригинально. Странно. Мало. Для меня – мало.
Оригинальность. Что есть, то есть. Оригинально)
В целом вот что: не могу сказать, что мне не понравилось. Идея неплоха. Исполнение в некоторые моменты – тоже. Но, увы, - в некоторые.

Стилистическая форма. 8
Отражение темы. 9
Оригинальность. 9
Итого: 26



№2
Кузя

Стилистическая форма. Превосходно! Либо зрение и чутье меня подводят, либо здесь нет ни одного недочета. Нигде не запнулась, чесслово!
Отражение темы. Тема отражена целиком и полностью, даже и добавить нечего.
Оригинальность. Казалось бы – звездопад. Обычный такой звездопад. Но как лихо закручено, а? Переживала за младшего сержанта до последних абзацев.
На мой вкус, это лучшее произведение на этом конкурсе.

Стилистическая форма. 10
Отражение темы. 10
Оригинальность. 10
Итого: 30



№3
Виновный

Стилистическая форма. Все бы ничего, но диалоги кажутся до ужаса наигранными и ненастоящими. Хочется кричать: «Не верю!» Плохая игра актеров по неплохому сценарию.
Отражение темы. Словно чего-то не хватает… Раскрыть бы чуть глубже.
Оригинальность. Оригинально, ничего не скажешь. Так оригинально, что прочитаешь раз 10 – а все равно до конца ничего не поймешь. Поле для фантазии оставлено огромное))
Из-за исполнения теряется хорошая идея. Эту бы задумку – да расширить до рамок фантастической повести в иной стилистической форме.

Стилистическая форма. 9
Отражение темы. 9
Оригинальность. 10
Итого: 28 баллов



№4
Рождение Пегаса

Стилистическая форма. Слишком просто. Возможно, такова была задумка: мир глазами ребенка (ой, простите, жеребенка). Но слишком сладко. Приторно.
Отражение темы. Возможно, я чего-то не поняла. Но где здесь звездопад?
Оригинальность. Присутствует. Очень даже.
Не зацепило. Совсем.

Стилистическая форма. 8
Отражение темы. 5
Оригинальность. 8
Итого: 21



№5
Звездопад

Стилистическая форма. Неплохо, но маленькие недочеты препятствуют полностью погрузиться в атмосферу волшебства. Особенно интересно, с каких пор Луна стала искусственным спутником Земли
Отражение темы. Присутствует))
Оригинальность. Где-то уже что-то подобное было. Фэнтезийность нынче в моде.
Я не знаю, как оценить это произведение. Совсем не знаю. После первого прочтения захотелось поставить довольно высокий балл. С каждым последующим он снижался. И все же…

Стилистическая форма. 8
Отражение темы. 10
Оригинальность. 8
Итого: 26 баллов



№6
ПОСЛЕДНИЙ ЗВЕЗДОПАД

Стилистическая форма. Ой-ой-ой… Я не буду комментировать, хорошо? Подробности могу разъяснить автору в личке. Если пожелает)
Отражение темы. Звездочка присутствует.
Оригинальность. Оригинальности не увидела. Только штампы…
Сказать больше нечего.

Стилистическая форма. 5
Отражение темы. 7
Оригинальность. 4
Итого: 16 баллов


Спасибо всем участникам!)



Общая сумма баллов:
№2. «Кузя» Frelasien - 137
№5. «Звездопад» Rianna - 118
№1. «Луна в драконьей пасти» Аурелика де Тунрида - 110
№3. «Виновный» Дени де Сен-Дени - 103
№4. «Рождение пегаса» trivera - 77
№6. «Последний звездопад» maki - 76



Итак, как уже стало понятно, нашим победителем является Frelasien!
Мнение жюри полностью совпало с мнением читателей.
Поздравляем!!!

(медаль на грудь чуть позже)


--------------------
И муха имеет селезенку...
литературный портал "Сочинитель.ру"
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Frelasien >>>
post #9, отправлено 12-11-2007, 14:30


A Lady
***

Сообщений: 131
Откуда: State of Twilight
Пол:женский

Don't let them win: 236

Ох... неужели это я, и это все обо мне???

Возможно, я предпочла бы занять любое место, и чтобы было больше работ - и пусть эта мысль поможет преодолеть тяжелый приступ звездной болезни.

А на самом деле, победа, наверное, в другом. Не в том, на каком я месте, а в том, что кому-то рассказ понравился. И в том, что каждый из высказавшихся по-своему проник в его суть. smile.gif

Спасибо всем, очень большое!

Rgds
Fran



--------------------
There the road begins
Where another one will end
Where the four winds know
Who will break and who will bend... © Manowar
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
2 чел. читают эту тему (2 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)
0 Пользователей:

Тема закрыта Опции | Новая тема
 



Рейтинг@Mail.ru
Текстовая версия Сейчас: 26-05-2019, 14:34
© 2002-2011. Автор сайта: Тсарь. Директор форума: Alaric.