uteha.ru Dragonlance Цитадель Олмера Мир Dragonlance


Темы форума:



Rambler's Top100
  Поиск по сайту:   Карта сайта   Версия для печати   

Интервью с Антоном Кругловым (Саруманом)


Интервью с Антоном Кругловым, композитором фэнтези-мюзикла «Последнее испытание» 


Антон, пообщавшись с участниками проекта, я поняла, что никто из них не увлекался Сагой всерьез. Вы тоже прочитали книгу «по диагонали»? 

— Нет, я читал по горизонтали. Пожалуй, я единственный, кто увлекался Сагой. Мне было 22 года, когда я читал первых «Драконов осенних сумерек» и это казалось мне увлекательнейшим чтением. Помню, октябрь, скамейка в сквере, умирает бедняга Флинт и слезы наворачиваются на глаза. А как я переживал измену Таниса Лоране! Каков гад, думал я, такую девушку предал. Эх, молодость, молодость… Да, я увлекался Сагой, и одинаково любил добродетельного Стурма, харизматичного Таниса и утонченного Рейстлина. Хотя пожалуй нет, Рейстлина я любил меньше всех, меня раздражал его кашель и постоянное нытье.  

Вы участвовали в игре «Кринн» вместе с Мириам

-Да, доводилось играть два раза Рейстлина. На первой из них поиграть не удалось, это был «Мокрый Крин», настоящее наводнение. А в следующем году немного поиграл. Вылез из Бездны, побродил по полигону в жару в черном балахоне, и был растерзан, испепелен и «дезинтергирован» целой стаей разноцветных драконов.

Мириам была очаровательной Крисанией. Эмоциональной и жертвенной. Первые годы знакомства для меня она оставалась именно Крисанией, настолько ей подходил этот образ. На этой же игре мы познакомились и с Федором Воскресенским, он был Речным Ветром. Я понятия не имел тогда, что он будет серьезным певцом, впрочем, как и Мириам. Кстати, мою любовь к этому миру подтверждает еще один выезд на игру, уже в 2004 году, где я был Пар-Селианом. Я всегда ездил только на игры по любимым книгам. 

— И там вы решили с Мириам написать мюзикл? 

— На «мокром Кринне», отсиживаясь на даче у Паши «Тура», да. Наши версии относительно серьезности изначальных намерений немного расходятся. Мириам привезла на игру неплохую песню «Судьба», даже можно сказать замечательную песню, эпилог «Испытаниям Близнецов» и мы с Леной ее пели на радость игрокам. У меня к тому времени была в работе еще одна песня «Холодная как сталь». Вот я и подумал, а не приспособить ли ее к сюжету. Попробовали, вроде получилось что-то. Итак, стало уже две песни. А тут друзья начали требовать еще, и мы решили написать цикл песен про Рейстлина и Крисанию. Именно так, никакой не мюзикл. Но Лена выдала «на гора» десяток интересных текстов буквально за месяц, и процесс пошел, постепенно усложняясь. 

— Но если в первый месяц было написаны сразу десять песен, почему тогда вы трудились десять лет, как протекал творческий процесс? 

— О, это сложный вопрос.

Лена уже тогда была прекрасным автором текстов, а я только начинал работать в этом жанре. Я мог сделать только три песни из ее десяти, и замер из-за недостатка умения.

Пришлось заниматься композицией и гармонией, это заняло много времени. Кстати, написать хорошую тему к одной из важнейших песен (арии Крисании «Глаза в глаза»), которую Лена написала в 1998 году, я сумел только через 10 лет. Вот как.

Творческий процесс тормозился нами с Леной по очереди. Она из тех людей, которые горят и творят. Ей нужно вдохновение, желательно позитивный настрой, условия. Поэтому, она выдала много песен вначале, я «проспал» ее позитивное время, она занялась своей группой, а я «проснулся», и говорю: «Лена, пиши!». А она: «Не могу, дорогой, жду вдохновения». Я начинаю дергать ее, прессинговать, она начинает реагировать, мы ссоримся, миримся и так далее. Потом фазы совпадают, мы пишем «Легенду» и замираем снова на полгода. Бывали моменты, когда я писал что-то хорошее один, и оно было настолько хорошо, что Лена загоралась и быстренько правила текст, так появились «Испытание Огнем» и «Армия». А бывало, что текст был настолько музыкален, что я загорался и писал музыку за час, например «Изида» или «Ария Рейстлина». Вот так мы и работали.

Ну и конечно драматургия. Вы представить себе не можете, как сложно вычленить «линию» из такой книги. Она ужасна в этом плане. Минимум полтора года мы переписывались по поводу драматургии. Обычно было так: Лена присылает мне сценарий, я его читаю, нахожу что он «слишком замороченный», сокращаю, правлю, мы опять деремся за свои позиции, десять раз правим, а через три месяца я сравниваю полученное с первым вариантом Лены и нахожу, что тот лучше! Но это не мешает мне в следующий раз все повторить. Однако, эти изыски не прошли зря. Слушатель обязательно заметит, как разнится первая часть мюзикла (которая представляет собой отдельные песни, уже после объединенные в сюжет), со второй частью, написанной по четкому сценарному плану. 

— Как я понимаю, помимо творческих сложностей были еще и производственные. Как долго изготовляется такой продукт в смысле записи? 

—Это невозможный по сложности и объему процесс.

Человеку со стороны понять это сложно, здесь я встречаю сочувствие в основном у музыкантов, хоть раз в жизни записавших приличный альбом. Посудите сами. Написали мы с Леной песню. Далее, я ее аранжирую недели две-три и несу на студию. Если в ней задуманы «живые» партии, то приглашаю музыкантов, жду их, записываю. Потом вокалисты. Это особые люди, творческие, их порой трудно отловить. Записался вокалист, делается сведение, слушается, часто перепевается, пересводится. Наташа (Хелависа) перепевала «Легенду Такхизис» три раза, потому что не звучала тональность и мы искали типаж. Лена очень любит перепевать через пару месяцев, потому что прошло время и она стала петь лучше. Даже на последнем этапе, внесение элементов радиоспектакля заняло месяц работы, не считая ожидания профессионального актера на роль Астинуса. Сейчас опять приходится пересводить некоторые старые песни в новом звуке. Замкнутый круг. 

—И как вы с этим справились?

—Упорство. Я умею разбивать большую задачу на фрагменты и заниматься только этой небольшой частью, забывая про общий объем. Очень помогает.  

— Вас устраивают все исполнители в мюзикле?

— Сейчас да, все, кроме меня. А в идеале я считаю, что Карамон должен быть баритоном, Рейстлин рок-певцом, а Крисания эстрадной певицей с поп- рок манерой. Надеюсь, в театрах голоса подберут с учетом этих пожеланий. Однозначно доволен образами Такхизис и Короля-жреца. 

—Ваши любимые вещи в мюзикле?

Вы знаете, все третье действие «Легеда о Вратах», начиная от «Армии» и до «Испытания Огнем». Ни одной слабой вещи, все на одном дыхании слушается. «Изида», «Клинок»… вообще второй диск мюзикла является его украшением и по драматургии и по музыке. Но и в первой части есть интересные вещи: «Ария Рейстлина», «Ария Крисании» (Глаза в глаза), «Диспут», «Гладиатор», «Месса». 
 

— Так получилось, что ваш проект, хоть и был заявлен первым в ролевой среде на Зиланте-98, вышел уже после прогремевшего «Тампля» и «Финрод-зонга». Что вы можете «противопоставить» этим произведениям? 

— Все. Все могу противопоставить!:) Это очень талантливые произведения, написанные на вдохновении, потрясающе пронзительные в некоторых местах, с удивительным слиянием текста и музыки. Труд целого коллектива.

У меня же все сделано иначе, больше от головы (я сейчас о музыке и аранжировке), чем от сердца. Я «алгеброй гармонию поверил». Уверен, у нас будет больше «хитов» на квадратный метр, но по духу, по приближенности к искусству мы, пожалуй, им уступим. Это мое личное мнение. Наш продукт более массовый, есть вещи, которые можно смело ставить в радиоротацию, и далекий от ролевой среды народ их будет слушать. Именно такую цель я себе и ставил как композитор. Другая особенность — это изначальная адаптация проекта к аудиоверсии, присутствие элементов радиоспектакля. Такое никто не делал уже лет двадцать.  

— Какое будущее вашего проекта вы видите?

— Я считаю, что если проект окажется удачным (а это покажет только реакция слушателя), то жизнь его не будет скоротечна. Не знаю, что будет делать продюсер, когда он появится, но сам я намерен обеспечить проекту рекламу, пока позволяют средства и связи. Разошлем в театры, дадим анонс на радио. Для меня это вопрос престижа. 

— Вы упомянули театры. Елена Ханпира сообщила нам, что постановка будет авторской.

— Лена любит сцену, любит эту роль, и конечно хочет ее спеть. Я могу ее понять, хотя лично меня не привлекает участие в постановке. Я предлагаю проект разным театрам, и буду делать это и дальше. Ни с кем пока не заключается эксклюзивный договор, пусть будут разные версии постановок. При этом я бы хотел, чтоб широкая премьера была с финансовыми вложениями, профессиональным кастингом и актерами, живым звуком и адаптацией аранжировок. 

— Вы сразу выложили проект на платное скачивание. Как вы думаете, это принесет плоды?

— Я надеюсь на это. Проект потребовал очень больших вложений. Если некоторые слушатели посчитают его любительским, что ж, найдут в «торренте». А если слушатель посчитает проект достойным внимания, я очень надеюсь, что его не затруднит отдать стоимость двух поездок на автобусе за такую работу. Если он не жлоб. Мы заключили договор с российской организацией защиты авторских прав в Сети, которая будет отслеживать появление мюзикла в свободном доступе и применять санкции. Скачивайте мюзикл на оффсайте, уважайте себя и авторов. Для тех, кто получил проект из «Торрента» будет возможность прийти на сайт и отблагодарить «задним числом». 

— Будет ли выпущен диск?

Да, несомненно. На диске будут два бонус трека, отсутствующих в МР3 версии. Диск по первой части можно ожидать в марте.  

— Вы сейчас выпустили первую часть, когда ждать вторую? 

— Вы знаете, она готова. Просто мы хотим проследить реакцию аудитории. Если нам ничего не удастся получить с Интернет-продаж, то мы не будем стремиться выкладывать вторую часть в Сеть, будем решать ее судьбу. При положительном раскладе, она появится в конце апреля.