uteha.ru Dragonlance Мир Dragonlance Цитадель Олмера Золотая Луна Флинт Танис Мир Dragonlance


Темы форума:



Rambler's Top100





  Поиск по сайту:       Карта сайта    Версия для печати   

Итоги первого Конкурса



Вот и завершился первый Литературный конкурс «Мир Саги о Копье ― это мой Мир». Осталось подвести итоги.

Как это было?

Первой работой, которую прислали на судейство, стало произведение Лин Тень, объемное и очень информативное. Работа была посвящена братьям Маджере,  и в ней автор выстроила события их жизни в хронологический порядок, а также озвучила довольно незаурядные мысли. Ближе к концу срока принятия конкурсных работ в один день пришло сразу два эссе: одно о Пар-Салиане, написанное Asgeth, другое о Рейстлине Маджере, автором которого стала Рей. Оригинальное повествование Asgeth больше всего понравилось судьям своим незабываемым юмором, Рей же удалось приятно удивить членов жюри упоминанием Юнга и архетипов личности, а также раскрытием темы от обратного.

Кто же победил?

С большим отрывом (161 балл) первое место в номинации «Эссе на тему: Мой любимый герой» заняла Лин Тень со своим произведением «Близнецы Маджере и Кринн с ними», второе место в этой же номинации досталось Asgeth и ее любимому белому магу Пар-Салиану (141 балл), последним, но не менее важным, победителем стала Рей и ее бывший любимый герой Рейстлин Маджере (136 баллов).

Конкурсные работы

Первое место 

"Близнецы Маджере и Кринн с ними"

АВТОР - ЛИН ТЕНЬ 

1. Раскрытие темы  - 45

2. Оригинальность - 33

3. Авторский стиль - 36

4. Информативность - 47

Итого: 161 балл

Особое спасибо Asgeth за информацию, мнения и ответы на дотошные вопросы

Близнецы/двойняшки

Однажды в городке под названием Утеха родились 2 мальчика — Рейстлин и Карамон. Братья-близнецы. Я не могу написать о каждом из них, потому что другой всенепременно будет затронут. И поэтому я в данный момент рассматриваю близнецов Маджере как единое целое.

Близнецы или двойняшки? В принципе, нигде в Саге не сказано, имел ли место быть вариант «один человек в двух лицах» (хоть и в сильно изменённых, поскольку Рейстлин много болел в детстве), или имел ли место быть вариант «просто два похожих человека». Это называется однояйцевые и разнояйцевые близнецы. Так вот, нигде не сказано, как же было на самом деле, а цвет глаз Рейстлина — сложно считать аргументом, так как в «Хрониках» они одного цвета, а в «Трилогии Легенд» — другого.

Я считаю, что здесь каждый может думать, как хочет. Мне кажется, что они всё же близнецы-двойняшки, то есть однояйцевые близнецы (один человек в двух лицах). Но сходства в них с годами оставалось всё меньше, причиной тому, как я уже говорила, была болезнь Рейстлина. И, в конце концов, осталось только внутреннее сходство, родство душ.

С физиологией разобрались. А чисто психологически — это один плод, поделённый пополам. И качества характера, рассованные по разным головам. Я достаточно насмотрелась плохой литературы и знаю, что такое штампы. Рейстлин и Карамон привлекли меня именно тем (в первую очередь, когда я ещё мало о них знала), что при, честно говоря, не очень оригинальной идее (большой и не очень хорошо соображающий воин и слабый и умный маг, работающие в паре) получается так нештампованно.

Малыши Маджере

Как известно, Рейстлина спасла Китиара. Она не скрывала этого факта от братьев, так как гордилась им. Получается, что близнецы знали эту историю. Что они чувствовали?

Рейстлин: «Я кому-то чем-то обязан. Более того, я обязан жизнью своей сестре». Эта мысль, вполне оформившаяся на тот момент — мы все прекрасно знаем, что к шести годам наш индиго уже фокусы показывал (на секундочку — это заклинание 0 уровня) — жгла Рейстлина, не давала покоя. Он хотел поскорее уплатить этот долг, чтобы не быть обязанным (позже он всё-таки это сделал).

Карамон: "Я родился большим и сильным. Здоровым. А Рейст маленьким и слабым, больным. В этом виноват я, потому что мы близнецы. Потому что мы были в одной утробе. Я должен защищать его. Следить за ним. Потому что я его брат, я большой, сильный и здоровый, а он маленький и слабый и всё время болеет". Вряд ли эта мысль у Карамона была оформившейся, поскольку его развитие было не таким быстрым, как развитие Рейстлина. Он рос, как нормальный ребёнок. Однако подсознательно (а позже и сознательно) понимал: "Я должен своему брату". Не исключена именно вина перед Рейстлином.

Потрясающе резко общим качеством у близнецов выделяется обострённоё чувство справедливости, что и было показано на примере предыдущих двух абзацев. А также (какофонией голосов Рейстлина и Карамона): я всегда отдаю долги, я дал клятву трём Богам Магии, у меня есть долг перед братом и перед женой, я не предам своих друзей, я не позволю воцариться рабству Такхизис, нельзя трогать маленьких и слабых... не узнаёте?

Почему? Почему такое болезненно-чёткое чувство справедливости? Потому что с ними поступали несправедливо. В особенности это хорошо проявляется на Рейстлине. Ни в школе, ни во дворе (если так можно выразиться про Утеху) его не любили. Девчонки смотрели мимо. Карамон всё видел, интуитивно понимал — это несправедливость. Из-за чего и развил в себе то же самое обострённое чувство справедливости на этой же почве.

Рейстлин и Карамон испытывали потрясающе нежные чувства друг к другу. Цитаты из "Кузницы Души":

— Ты любишь своего брата? — повинуясь внезапному импульсу, спросил Антимодес.

— Конечно, — с нежностью ответил Рейстлин. — Мы близнецы.

Рейстлин поднял руку, отвечая на приветственные крики брата. Он был рад видеть Карамона, рад снова увидеть дружелюбное лицо.


Правда, после этих цитат мы видим, что Рейстлин злится на вопрос о том, нет ли у Карамона таланта к магии, а также что он быстро замечает, что Карамон довольно надоедлив. О чём это говорит? Любовь к брату и к магии я рассмотрю чуть позже, а вот второй случай — сейчас. Это говорит всего лишь о том, что если любовь Карамона — это любовь экстраверта, он не может любить тихо, где-то внутри себя, и не видит ничего плохого в том, чтобы показывать свои эмоции, то Рейстлин интроверт, он даже самому себе подчас не признаётся, что брат на самом деле для него много значит (подробнее в "Драконах Мага Песочных Часов"). И по природе своей (надменной, язвительной, необщительной) он думает, что его брат глуп и надоедлив со своей любовью.

Насчёт того, что Рейстлин якобы "дрессировал" Карамона — цитата из той же "Кузницы Души":

Карамон повиновался. Он всегда слушался приказов своего близнеца. Он с радостью признавал, что Рейстлин — более умный из них двоих. Карамон постепенно привык полагаться на решения Рейстлина во всех случаях, даже во время игр, в которые они играли с другими ребятами, игр вроде «Гоблинский Мяч», «Кендер, Держись Подальше» и «Король под Горой». Из-за своего слабого здоровья Рейстлин не мог участвовать в таких буйных играх, но он внимательно наблюдал за ними. Его живой ум разрабатывал стратегии для победы, которые он объяснял затем своему брату.

Без руководства Рейстлина Карамон часто забивал голы в свои собственные ворота в «Гоблинском Мяче». Он почти всегда становился кендером в «Кендер, Держись Подальше» и неизменно оказывался жертвой продуманных военных действий Стурма Светлого Меча в «Король-под-Горой». Но если Рейстлин был рядом, чтобы напоминать ему, какой конец поля чей, и давать ему хитрые советы, как ввести противника в заблуждение, то Карамон побеждал чаще, чем проигрывал.

Цитата показывает живейший альянс близнецов. Один думает, другой делает. И к «дрессировке» это не имеет отношения. Между близнецами с самого детства протянулась невидимая нить — они могли не разговаривать, например, но всё и так было понятно обоим. И случай с архимагом Антимодесом, когда Карамон не ушёл, пока Рейстлин не отпустил его, выражает также «один думает, другой делает».

А теперь другой случай. Думает Карамон, делает Рейстлин (снова "Кузница Души"):

Неудачная фраза. Рейстлин вздрогнул и посмотрел на их мать. Карамон сделал два неверных шага, положил руку на плечо брата и сильно сжал его.
— Ты не можешь так думать, Рейст! — принялся он убеждать его. — Ты не должен думать, что это твоя вина!
— А разве не моя? — горько ответил Рейстлин. — Если бы не я, Джудит оставила бы нашу мать в покое. Она пришла сюда только из-за меня, Карамон. Она за мной охотилась. Однажды мама попросила меня бросить мою магию. Тогда я удивился, почему она на этом настаивала. Это Джудит подговорила ее. Если бы я только знал…
— Что бы ты сделал, Рейстлин? — перебил его Карамон. Он уселся возле стула, на котором сидел брат, и пристально посмотрел на него. — Что бы ты сделал? Ушел бы из школы? Оставил бы занятия магией? Ты бы и вправду сделал это?
[...]
— Нет, — наконец вымолвил он. — Но я бы поговорил с мамой. Я бы объяснил ей все.
[...]
— Это не имело бы значения, правда, брат? — мягко спросил Рейстлин.
— Ни малейшего, — сказал Карамон. — Никакого значения.
Рейстлин отпустил руку матери. Красные следы его пальцев отчетливо выделялись на ее бледной коже. Он взял за руку брата, и крепко сжал ее. Так они и сидели в тишине, находя утешение друг у друга, пока Рейстлин не посмотрел озадаченно на Карамона.
— Ты мудр, Карамон. Ты знал это?


Рейстлин сидит у кровати матери днями и ночами, не спит и не ест, и не думает о том, что и сам может умереть. Карамон в это время думает о нём. Карамон любит свою мать, об этом написано в "Кузнице Души".

Карамон любил свою мать. Хороший сын был обязан любить мать, а Карамон старался быть хорошим сыном. Но они с матерью не были близки.

Карамон не мог желать матери смерти, он, судя по всему, тоже был огорчён случившимся, но он уже понял, что Розамун обречена. Карамон не относился к матери как Китиара ("сумасшедшая старая ведьма" и прочее). Нет, он, видимо, хотел, чтобы Розамун жила, но он уже понял, что тут бесполезно что-либо делать, и как бы ему ещё и брата не потерять. Вот и получается, что Рейстлин тратит время и силы впустую, пытаясь спасти мать, а Карамон спасает Рейстлина.

Почему так происходит? Почему у умного-разумного Рейстлин вдруг такое неадекватное поведение. Он сводит себя в могилу? А ведь бывало он вообще «спотыкался на ровном месте», ошибался в самых простых вещах — вспомнить хотя бы историю с Гнимшем, Тасом и устройством для перемещения во времени.

Рейстлин феноменально выстраивает логические цепочки, он может, будучи чуть ли не в 10 раз младше своего учителя легко его обмануть, обвести вокруг пальца Стурма, который привык выстраивать стратегию в очередной игре, провести мальчишек в своём классе, разгадать секреты Посоха Магиуса, перехитрить великого волшебника Фистандантилуса (хотя, насчёт этого будет отдельный разговор), заставить танцевать Даламара и Конклав во главе с Крисанией и Тассельхофом и в итоге добраться до Такхизис... и всё-таки стать богом (другое дело, что бог из него преотвратнейший)...

…Но вот этот замечательный умный индиго пасует перед какой-то Мирандой, например. Показывает себя слабаком в сравнении с Карамоном, когда умирает мать. Карамон понимает, что матери уже не помочь. Для него в данный момент важнее жизнь брата — человека, которого ещё можно спасти. И он буквально вытаскивает близнеца из могилы.

Карамон развлёкся с Мирандой одну ночь и дал ей отбой. Рейстлин же отходил от этого так тяжело, что вначале ему захотелось убить их обоих, затем бедного мальчика вообще шатало-мотало-тошнило. И на протяжении всех книг можно видеть, что Карамон более толстокожий (если дело не касается его брата), Рейстлин более чувствительный (но это редко проявляется внешне).

Итак, мы имеем очень умного Рейстлина, однако, прямо сказать, тормозящего в житейских вопросах, и Карамона, который не способен логически решать заумные задачи, однако в житейских вопросах он первый. Первее всех Танисов, Лоран, Стурмов, Тик, Эльхан и прочих. Всего-то дайте ему чуть посидеть в одиночестве — и Карамон выдаст вам решение, причём единственно верное в этой ситуации. Но Карамон обладает ещё одним потрясающим чувством, которым Рейстлин, кстати, не обладает — скромность. И сам Карамон не видит разницы между умом/intellect (Рейстлин) и мудростью/wisdom (Карамон), а также не признаёт в себе наличия большого количества очков последнего. Он говорит про себя:

— Нет, что ты, Рейст, — сдавленно прошептал он. — Ты же меня знаешь. Тупой, как овражный гном, так все говорят. Все мозги у тебя. Но так и должно быть. Тебе они требуются. Мне — нет. По крайней мере, пока мы вместе. ("Кузница Души")

Так все говорят... Ему так кто-то сказал (Китиара, Стурм... ещё какие-то мальчишки, скорее всего), и он поверил. Рейстлин же никому поверит. Он очень рано понял, что он умнее всех своих сверстников и что этим надо пользоваться. Я немного соврала, когда сказала, что скромность у Рейстлина отсутствует. Она есть, но проявляется по-другому.

Женское внимание

С детства худощавый болезненный мальчик был уверен, что он урод. Неодобрительные взгляды сестры, сравнение самого себя с братом и сверстниками, невозможность участвовать в играх, тихое посмеивание за спиной...

И вот, вдруг ему начинают сообщать, что он симпатичный, умный (не "шибко умный", как обычно, с негативным оттенком), необычный, интересный, хороший, красивый... Это вводит Рейстлина в ступор. Причём говорят это ему абсолютно искренне. Мне перечислять все «юбки», которые в своё время увивались за Рейстлином? Между прочим, по подсчётам (http://www.dragonlance.ru/forum/index.php?showtopic=18769), он обогнал и Китиару, и Карамона, и Даламара (и среди них было 2 богини, правда одна из них скорее хотела его замучить...). И попробуйте потом сказать, что он асексуальная личность!

Рейстлин, с малопрокачанной мудростью плюс вооружённый комплексами по поводу внешности (я бы сказала, что это не комплексы, а спокойная уверенность в том, что он урод, и иначе быть не может, в особенности уже после Испытания), теряется и не может понять, а девушка это в шутку или всерьёз сказала. Девушка, соответственно, пытается заигрывать, но у неё ничего не получается (попробуй заигрывать с истуканом, чешущим репу: «Где же здесь подвох? Ну где-то он здесь есть?»). Самый показательный случай — это Иоланта.

Я упоминала, что Карамон чувствовал некую вину за собой, что девушки обращали внимание на него, а не на Рейстлина. И это отлично показано в «Братьях Маджере».

Если проследить по всем книгам, то можно заметить, что тогда как Карамона больше любили всяческие официантки и фермерские дочки (он даже сам это признаёт в «Братьях Маджере»), то на Рейстлина всегда «западали» знатные дамы. Лорана — на секундочку — принцесса Квалинести. Крисания была не последней аристократкой в Палантасе, Иоланта в своём Кхуре тоже была фигурой видной, Эмберил (да, этого не было, но легенда-то существует!) так вообще эрда. Лунитари с Такхизис не обсуждаются, они богини. Даже Бупу, хоть и была овражной гномихой, заметьте, она была там главной. Она заправляла делами, а ежели её не слушались, она просто била. Её слушались даже мужчины — овражные гномы.

Единственной простолюдинкой, которой понравился Рейстлин, была Миранда. Однако её же привлёк и Карамон. Несложно догадаться, почему низшим слоям больше нравился могучий и сильный, пусть и не умеющий быстро соображать, Карамон, а высшим слоям — умный и утончённый Рейстлин, пусть и не способный на то, чтобы пахать поле. Всё дело, естественно, в образе жизни.

Итак, мудрый Карамон и умный Рейстлин. Я не первооткрыватель в этих определениях, признаться. Карамон осознаёт, что ему далеко до ума Рейстлина, но и наличия в себе мудрости признавать не хочет. Рейстлин же знает, что умён, однако уверен, что и с мудростью у него всё в порядке. Из-за чего оба и страдают. Они очень гармоничны вместе, по отдельности же всё гораздо хуже.

Власть и магия

Едем дальше. Говорить, что Рейстлин использовал Карамона — неверно (я пока рассматриваю времена «Кузницы Души», иногда, правда, забегая вперёд). Тут дело несколько в другом. Рейстлин искренне любил брата (цитаты выше), но уже тогда чувствовал, что брат для него не будет главным в жизни. Главным в жизни для него будет магия, и он очень понятно говорит об этом Антимодесу. Ибо для любого мага главное в жизни — магия.

Что же тогда с желанием власти? Ничего. Знаменитая фраза про кланяющихся толстых трактирщиков всего лишь означает то, что Рейстлин хотел быть своим среди своих. Достаточно насмотревшись на мать, которую он очень любил — ведь их сближала ещё и магия — но которую ненавидели все остальные, члены семьи были далеки от неё, а Китиара презрительно бросала "ваша мать", понимая и осознавая ситуацию в целом — не забываем, что была Эпоха Отчаяния, магов презирали, боялись и гнали, а в нескольких десятках миль вообще обосновались бельзориты, которые решили уничтожить всех магов в округе — Рейстлин понял, что не хочет быть таким же, как мать. Он не хочет, чтобы на него смотрели, как на урода, как на сумасшедшего. Он хочет "в свою тусовку". Он хочет туда, где он будет своим. В Вайрет, проще говоря.

Он хочет, чтобы магов уважали, и он хочет быть магом. Это для него важнее всего. И фраза из "Кузницы Души":

— Мне нравится ощущать магию внутри себя. И, — он оглянулся на Отика, хлопотавшего за стойкой, — и когда-нибудь настанет время, когда толстые трактирщики будут кланяться мне.

означает скорее желание магии, чем желание власти. Проще говоря, Рейстлин хочет магократию, как в одной из веток течения истории Кринна. Многие ошибочно связывают эту цитату с желанием власти над Кринном и «Трилогией Легенд», однако это не так. Поскольку в «Трилогии Легенд» Рейстлину нужна была именно божественная власть, о чём он весьма понятно говорит Даламару:

— Я мог бы сделать тебя правителем не только над твоими жалкими соплеменниками, но и над всеми эльфами Кринна. — В раздумье маг пожал плечами. — Я мог бы отдать тебе свою сестру.
Неожиданно отвернувшись от окна, Рейстлин посмотрел в лицо Даламару, который с воодушевлением прислушивался к его словам.
— Но мне все это неинтересно. — Рейстлин опустил занавеску. — Неинтересно. Мое честолюбие простирается гораздо дальше.


Из этого текста понятно, что хочет быть не правителем, которому будут кланяться какие-то там трактирщики. Он хочет быть богом. В «Кузнице Души» же мы видим мальчика, который мечтает стать магом, причём влиться в то сообщество, которое будут уважать на Ансалоне. Проще говоря, чтобы не только ему кланялись толстые трактирщики, а магам вообще. И отчасти поэтому он возносит молитву Трём Лунам, а не из личного эгоизма, как думают многие.

Испытание мага

Стоит сделать остановку на магах и магии, поскольку мне придётся затронуть Испытание Рейстлина. Больной вопрос для всех фанатов, предмет длительных споров, для меня он, однако, предельно ясен.

Итак, Рейстлин очень хочет быть как все. Об этом свидетельствует цитата из «Драконов Мага Песочных Часов»:

Рейстлин осмотрел пустые столы и стулья, воображая магов, сидящих на них, смеющихся, болтающих друг с другом, обсуждающих свои дела. Он видел себя сидящим среди них, разговаривающим и спорящим со своими товарищами. Его бы приняли к себе в компанию те, кто был таким же, как он, и никто не осуждал бы его. Его бы любили, восхищались им и уважали.

Вместо этого он стоял один в темноте со злобным призраком.

Он знает о том, что он очень умный. Однако он самокритичный перфекционист: хочет, чтобы всё было идеально, и первый, кого он винит во всех своих неудачах, это он сам. И вот приходит доказательство его гениальности — письмо из Вайретской Башни Высшего Волшебства. Юный маг начинает чуть ли не по потолку ходить от счастья.

Смотрим дальше — Антимодес как-то спросил Рейстлина, нет ли у Карамона таланта к магии, на что получил взгляд, пылающий огнём. Антимодес доложил обо всём Пар-Салиану, а тот решил, что это можно использовать на Испытании. Никто (!) не в силах вмешиваться в ход Испытания. Кроме Богов Магии, естественно. Ну и Фистандантилуса, но с ним отдельная история.

И вот, близнецы прибывают в Башню. Пар-Салиан всего лишь задаёт Рейстлину тот же вопрос — не имеет ли Карамон таланта к магии. И тем самым поворачивает мысли Рейстлина в нужную ему сторону. Испытание происходит исключительно в голове человека. И если человек искренне верит в то, что у него тяжёлая травма ноги (Юстариус), то остаётся хромым на всю жизнь, или, например, вообще остаётся кучкой гнилой плоти (Трамд Тёмный). Пар-Салиан не вмешивался в Испытание (по причине того, что просто не мог), но он смог дать Рейстлину нужного эмоционального пинка. И Рейстлин, ещё не зная, что представляет из себя загадочное Испытание, отправился на него с такими мыслями: «Я такой юный, но уже прохожу Испытание, я офигенно умён и крут! Скоро я буду настоящим магом, как все они! ...Карамон... у него нет магии! Нет и не было никогда!..».

В результате чего мы видим два этапа Испытания Рейстлина. Вначале рассмотрим первый. Это проверка на вшивость на тему: «Что для тебя важнее — магия или ... (в его случае — друг)?». И Рейстлин, практически не колеблясь, выбирает магию. Могу ему только поаплодировать. Потому что таким образом проверяли ВСЕХ магов. Что важнее — магия или ...? Если ..., то Испытание заканчивалось плачевно, потому что такие маги были Конклаву не нужны (и в данном случае я могу понять Конклав). Потому что сегодня он выберет ..., а завтра станет ренегатом. К слову, Даламара тестировали подобным же образом. У него было Испытание на тему «магия или Сильванести?». Ясно, что Даламар выбрал магию. Иначе мы бы в книжках увидели не черноволосого эльфа, а чёрненькую кучку пепла.

Так что ставить в вину Рейстлину: «Как ты мог ограбить друга?!» считаю просто идиотизмом. Более того, Рейстлин поступил как нормальный взрослый маг, хотя ему было всего лишь 20 лет. Потому что если допустить (теоретически), что в доме Лемюэля действительно хранились книги, то не прав как раз Лемюэль. Он — маг, хоть и не прошедший Испытание, и держит в своём доме такие сокровища, которыми даже не пользуется. К тому же у него нет наследников, кому это можно было бы передать. Каждая магическая книжка, каждый артефакт должен был быть доставлен в Вайрет (Антимодес, морщаясь, привёз какую-то брошку чёрной волшебницы, хотя ему было противно).

Но, конечно же, у Лемюэля книжек не было, и все мы это знаем. Но, как я уже сказала, выбор Рейстлин сделал такой, какой надо. «Магия», — сказал он себе. Поначалу пытался оправдываться, однако, что мне очень понравилось, очень быстро понял, что врёт себе. Быть честным с самим собой — это на самом деле не так-то просто, как кажется.

Вот тут и начинаются сложности с дедушкой Фистом. Не берусь утверждать, что там точно произошло, но намёками показано, что Фистандантилус (а точнее то, что от него осталось) искал себе тело и нашёл его. Значит, всё-таки он мог вмешиваться в Испытание, ведь если оно происходит на другом плане (в мыслях человека), то, собственно, и он обитает там (ну... или почти там). Итого, если тёмным эльфам Рейстлин мог бы сказать: «Ау, ребята, вас нет, а мне всё снится», то на Фистандантилуса это вряд ли подействовало бы. То есть, получается, что выбор у Рейстлина не особенно-то и был — либо ты выбираешь друга, а не магию… и погибаешь, ибо не прошёл Испытание, либо ты выбираешь магию (читай — спускаешься в подвал за книжками) и… становишься носителем Фистандантилуса. Нет, конечно, всегда можно было отвергнуть предложение чёрного архимага. Только для того, чтобы, опять же, умереть.

Теперь о втором этапе — об убийстве брата. Его могло бы не быть, ни у одного нормального мага его не было. А у Рейстлина был. Почему? Пар-Салиан говорит Антимодесу, что он хотел таким образом порвать их связь, но в итоге сам же признаёт, что сплоховал. На втором этапе всплыла вторая мысль, подкинутая Пар-Салианом — а есть ли у Карамона магия?

Рейстлин, раненный, находящийся в некотором шоке от происходящего, видит Карамона, весело распевающего заклинания. И в нём вскипает ревность. Я и так всю жизнь был зависим от него, так теперь у меня отобрали моё единственное превосходство?.. В «Кузнице Души» неоднократно поминается некий огонь, что охватывал Рейстлина, когда он злился — так он едва не набросился на Теобальда, едва не убил вдову Джудит ещё в Утехе. И теперь происходит то же самое — наступает состояние аффекта (вспомним, кстати, что от убийства Джудит его удержал мудрый брат!), и Рейстлин сжигает Карамона.

Куда, как по-вашему, могли определить мальчика, носящего в себе Фистандантилуса и только что убившего своего брата? Исключительно в Чёрную Ложу. Однако, Лунитари (а вернее, красный шар, что заменял её), подмигнула ему. Почему?

Помнится, Паладайну нужен был меч. Паладайн не общается с Пар-Салианом, зато с ними обоими общается Солинари. Поэтому идея «Меча Паладайна» могла принадлежать только Солинари, и никому другому. Бог дал Пар-Салиану подзатыльник. Тот дал подзатыльник Антимодесу, а тот, соответственно, притащил за шкирку Рейстлина Маджере, который обещал стать «Мечом Паладайна» (ну... он, в общем-то, никому ничего не обещал, но его не очень-то и спрашивали...). И вот, Солинари наблюдал за Испытанием, но, увидев альянс Рейстлина с Фистандантилусом, пошёл плеваться и сказал, что ЭТО он в свою ложу не возьмёт ни за что. Нуитари в это время мрачно наблюдал, скривив губы и уже понимая, что ЭТО будет принадлежать ему, однако вряд ли был рад.

И тут — ария Лунитари. Самая красивая из всех женщин Кринна вышла и сказала: «Не трогать. Он хороший. Он нам клятву приносил. Моим будет, может, немного освоится». Поскольку желающих взять к себе больше не нашлось, на том и порешили. Примерно представляя характеры кузенов, а также чуть поспрашивав о механике мира, думаю, это было именно так.

Прямо скажем, алый маг из Рейстлина просто никакущий. Ему изначально дорога была в чёрные, но вряд ли он бы там продержался долго, так как Нуитари не отличается покладистым нравом. У Рейстлина все задатки чёрного мага — властолюбие, гордость, оценка не по морали, а по КПД. Алый же из него, по-моему, ещё хуже, чем белый. Главная особенность алых состоит в том, что они наиболее социально адаптированные, алый маг всегда должен уметь договариваться и примирять. А Рейстлин кто? Асоциальный тип. Он из той породы людей, которые всегда молчат, когда собеседников становится больше одного, однако когда остаётся с кем-то тет-а-тет, может поговорить, и иногда даже откровенно. Если уж на то пошло, его бы самого кто примирил с окружающим миром…

Надежды Лунитари не оправдались. Рейстлин не стал более социально развитым. Хоть он и продолжил испытывать глубокое уважение к богине, он незаконно ушёл из Алой Ложи. Как вы думаете, почему Рейстлин постоянно смотрит на Лунитари в течение всех книг, а она ему подмигивает? Правильно, они разговаривают. У магов это абсолютно нормально — поговорить со своим богом. А у Лунитари — вдвойне нормально. Она вообще любит поболтать. Да и другие боги не брезгуют общеньем с магами. Цитаты:

— Я искала благословения Нуитари на наш план. Бог черной луны не обращает на меня внимания. Я не думаю, что как-то оскорбила его, но если так и есть…
— Нет, Ладонна. Я пытался поговорить с Солинари с тем же результатом, — сказал Пар-Салиан. — Никакого ответа. А ты, мой друг?
Юстариус покачал головой.
— Лунитари не говорила со мной. Это более чем странно, так как богиня обычно любит поболтать даже о тривиальных вещах. Этот наш план является самым опасным предприятием с тех пор как Святая Троица закончила Вторую Драконью Войну, а моя богиня не произнесла ни слова. Что-то не так. («Драконы Мага Песочных Часов»)

Множество ночей мы провели вместе, распив немало бутылок в ее звездном доме, и я ношу ее эмблему на своем сердце. — Он убрал палец с груди Рейстлина, показав на свою, где слева на мантии была вышита эмблема Лунитари, которую Рейстлин раньше не заметил. — Кроме того, я ношу ее медальон на шее.
[...]
— Говоришь, Лунитари говорила с тобой? Ты клянешься?
— Да, Хоркин, — спокойно ответил Рейстлин. — Клянусь именем красной луны. («Братья по Оружию»)


Забегая вперёд, хочу сказать, что социальные навыки Рейстлин в себе всё-таки развил. Но уже после становления чёрным магом. Хм, ну на ком же он тренировался? Ужель на Даламаре...

Вернёмся к Испытанию. Нельзя забывать о таком замечательном факте, что Карамон-то всё это прекрасно видел. Видел второй тур, то есть то, что ему было позволено видеть... то, что ему было обязательно видеть. Какие выводы делают близнецы после всего этого?

Рейстлин: «Так вот он, какой я, на самом деле... значит, я действительно могу убить брата... Мне придётся с этим смириться, потому что я такой, и магия действительно главнее, я осознаю это».

Карамон: «Рейст не виноват, это маги, Бездна их раздери! Маги во всём виноваты!».

Интересная картина получается. Снова они будто половины одного целого. Снова можно видеть мудрость и интеллект. Рейстлин делает по сути правильные выводы, но не осознаёт, что ему буквально сунули их в нос. Карамон же сердцем чувствует, что виноваты маги (в частности, Пар-Салиан, конечно же), но не может объяснить этого и аргументирует это как: «Ну брат же хороший...».

А если посмотреть незамыленным взором, то получится, что правы оба, причём одновременно. Да, Рейстлин может убить Карамона, но если бы не Пар-Салиан, то кто знает, смог бы он это сделать («А разбил бы ты вазу, если бы я не сказала?» © к/ф «Матрица»)? В конце концов, получилось, что Глава Конклава просто занимался выяснением вопроса: «А сможет ли Рейстлин убить Карамона», причём на практике.

Рейстлина больше нет?

С Испытанием почти разобрались. Хочу только отметить один занятный факт, который не обрадует рейстлинистов. Мальчика Рейстлина отныне и навсегда больше нет, как бы ни грустно было это признать. Можно даже чётко увидеть, как меняется характер Рейстлина. Это уже не он. Это уже Рейстлин + Фистандантилус. И это очень хорошо показано в «Хрониках», а также в «Драконах Подземелья». Единственный момент, где эпизодически снова появляется мальчик Рейстлин — это сюжет из «Драконов Мага Песочных Часов», но о нём отдельно.

Рейстлин становится раздражительным, язвительным... он всегда был склонен к этому, но не до такой степени. И что мы наблюдаем в «Хрониках»? Асоциального типа, который говорит только тогда, когда хочет и только с тем, с кем хочет. Как правило, это Танис, и то только потому, что Полуэльф к нему относится с большим почтением, чем все остальные, ибо осознаёт всю важность «умника» для их команды. И вот тут Рейстлин уже начинает использовать брата. А брат... А что брат?

А вот теперь немного об отношениях Карамона и Рейстлина в «Хрониках» и до них. Карамон принимает Рейстлина таким, какой он есть, хотя и замечает эти изменения (в нескольких моментов это чётко показано — Карамон видит, но ничего не говорит). Натура Рейстлина под влиянием Фистандантилуса изменяется в сторону мрачного язвы — он уже никогда не скажет своим друзьям, как в «Кузнице Души»:

— Я хочу поблагодарить всех вас, — сказал Рейстлин, когда они шли по безлюдным улицам. — И хочу попросить прощения за то, что подверг вас риску. Ты был прав, Танис. Я недооценил этих людей. Я не понимал, насколько они опасны. В следующий раз я буду умнее.

С точки зрения обывателя, Карамон — идиот и подкаблучник, он во всём потакает своему брату, он у него на побегушках. На самом деле вопрос с Карамоном гораздо сложнее, чем кажется. Совершенно очевидно, что Рейстлин зависим от Карамона физически (он слаб и болен, а посему ему нужна помощь), тогда как Карамон от брата — морально. Если с Рейстлином что-то случается, то Карамон готов о стену расшибиться.

Однако некоторые моменты (например, из «Драконов Мага Песочных Часов») доказывают нам, что Рейстлин тоже зависел от своего брата морально. Вспомнить хотя бы сюжет про чай (будет рассмотрен позже). Просто зависимость это была не такой явной, поскольку Рейстлин интроверт, тогда как Карамон — экстраверт. Итак, к чему я это всё? К тому, что до Испытания близнецы зависели друг от друга морально (Рейстлин при желании вполне мог сам о себе позаботиться физически), а вот после Испытания стоит рассматривать отношения уже не Рейстлин-Карамон, а Рейстлин-Фистандантилус-Карамон. Физически зависел Фистандантилус, поскольку именно он «отъедал» силы у Рейстлина. Как только он решил, что ему больше не требуется «туповатый» брат-близнец молодого мага, он избавился от него (как он думал), бросив на корабле в Кровавом Море Истара. Морально друг от друга близнецы по-прежнему зависели, хотя Фистандантилус некоторым образом пытался «отучить» Рейстлина от Карамона. Равновесие между близнецами было нарушено вначале Пар-Салианом, затем Фистандантилусом.

Некоторые сюжеты всё же доказывают нам, что любовь близнецов была всё-таки взаимной. Например, цитата из «Братьев Маджере»:

Рейстлин пошел за кендером, который, как и Карамон, вел себя весьма странно. Маг не был уверен, кому именно из них следует помогать.
— Я подожду тебя вот здесь, на лестничной площадке, брат, — сказал он, одним глазом следя за Карамоном, вторым за Ирвигом.
Кивнув, воин поднялся по лестнице. Рейстлин взял его за огромную руку и помог подойти к комнате.
[...]
— Рейст… — начал было он, но до того, как сумел что-либо произнести, брат оттолкнул его в сторону. Дротик, наконечник которого сверкнул в свете посоха, вылетел из темноты, нацеленный прямо в воина. Рейстлин стремительно встал на пути летящего оружия, раскрывая свою мантию словно щит, сделанный из материи. За первым дротиком последовало еще два. Все они застряли в красной мантии, так и не долетев до цели.
[...]
— Карамон? Ты ранен? — спросил маг, вставая на колени рядом с близнецом.
— Нет, я… я так не думаю.
Посмотрев в лицо брата, Карамон увидел искреннюю заботу, искреннее беспокойство за него. Волна тепла раскатилась по его телу, на мгновение изгоняя недуг. Где-то глубоко внутри Рейстлин любил его. И для того, чтобы увидеть это, стоило подвергнуться нападению всех убийц мира.
— Спасибо, Рейст, — едва слышно поблагодарил Карамон.
[...]
— Тебе что-нибудь нужно, Карамон? — спросил Рейстлин.
— Нет, спасибо. Мне просто нужно отдохнуть.

Чего хочет маг

В дальнейших главах я подробнее рассмотрю Рейстлина.

Немного о системе ценностей мага. Я уже затрагивала этот вопрос. Поскольку Рейстлин — маг, для него нет ничего главнее магии, как я уже говорила. Для магов это нормально, это не какие-то сверхъестественные зверства. Более того, если для тебя есть что-то важнее магии, то ты либо ренегат (случай, когда для тебя важнее власть), либо мёртвый маг (это ренегат по истечении некоторого срока). Есть ещё вариант, когда магия — не главное в жизни, но ты не ренегат и вполне живой человек. Это случай Лемюэля — когда ты обучился и тихонько себе возделываешь свой сад, не мешая никому жить. Рейстлин же не хотел этого. Его острый ум и деятельная натура не могли остановиться на том, чтобы выращивать цветочки.

В этом, пожалуй, основной камень преткновения. Видя в Нераке своего брата, Рейстлин решает, что пора бы им расстаться, потому что Карамон влюбился, в конце концов, он женится на Тике, и он, Рейстлин, будет только мешаться. Потому что жить с ними он не будет, он хочет большего, чем семья и сюсюканье с чужими детьми. Брат нашёл своё счастье, и маг решает отступить в тень и не мешать ему. Цитата из «Драконов Мага Песочных Часов»:

Дерзкая и симпатичная Тика, с подпрыгивающими рыжими завитками и сердечным смехом. Ее рыжие завитки сейчас были мокрыми и безвольно свисали, но их огонь все еще был ярок в весеннем дожде. Она носила меч, а не кружки с элем, и на ней была часть доспехов. Рейстлин был раздражен любовью Тики к его брату. Или возможно он ревновал? Не потому, что Рейстлин сам любил Тику, но потому что Карамон нашел кого-то, кого смог любить помимо своего близнеца.
— Я сделал тебе услугу, покинув тебя, братец, — сказал Рейстлин Карамону. — Пришло время примириться с этим.


Карамон же, интуитивно понимая всё то, что брат просчитал логически, отпускает Рейстлина. Уже тогда близнецам было понятно, что Рейстлин не ограничится женой, детьми, садиком с цветочками. Один понимал это сознательно, другой подсознательно.

Фистандантилуса — в студию!

Можно сколько угодно говорить, что Рейстлин — сильный маг. И сколько угодно быть правым, ибо это так. И всё же Палантасскую Башню Высшего Волшебства заклял не он, и, соответственно, открыть её тоже должен был не он. Андраш Раннок бросился на ограду и проклял Башню на то, чтобы лишь Властелин Прошлого и Настоящего открыл её. Несчастный камикадзе, естественно, имел в виду Фистандантилуса. И уж точно бедный Андрашик не знал никакого болезненного залётного Рейстлина Маджере, который в те времена ещё даже не родился. Фистандантилус являлся учителем Раннока. Цитата из «Драконов Мага Песочных Часов»:

Я наколдовал Проклятие Раннока! Я Властелин Прошлого и Настоящего.

Надо сказать, Фистандантилус сильно преувеличивает свои достоинства, потому что даже с его уровнем он не способен проклясть целую башню, сделав из белой чёрную, да ещё и закляв Шойканову Рощу впридачу. Но всё же он мнит Властелином себя. Рейстлин же считает, что, кто бы не проклял Башню, достаточно всего лишь навыков, чтобы открыть её. Но, как можно видеть из сцены в маговской таверне, это не так. Почему бы Рейстлину ещё тогда не пойти и не поселиться в Палантасской Башне? Ведь он сильный маг. Однако при приближении к Шойкановой Роще его, как и всех, охватывает страх. Цитата из «Драконов Мага Песочных Часов»:

Он твердо стоял на ногах даже при том, что чувствовал парализующий ужас, рекой текущий от Башни. Страх окутал его. Он задрожал, сильнее запахнулся в свою мантию и продолжил идти. Страх становился все более глубоким. Чародея прошиб пот. Его руки дрожали, дыхание участилось, и он стал бояться, что его настигнет приступ кашля. Он покрепче сжал в руке Посох Магиуса и, хотя тень от Башни скрывала любой свет, огонёк посоха не подвел его.
Река ужаса стала настолько глубокой, что он смог найти в себе смелости только на один шаг. Смерть ожидала его. Следующий шаг был бы его гибелью. Тем не менее, он сделал этот шаг. Сжав зубы, он сделал еще один.
[...]
Ему не стоило идти дальше, если он не хотел умереть от страха.


После же случая в Нераке, когда происходит окончательное слияние сущностей Рейстлина и Фистандантилуса, волшебник спокойно проходит через рощу, ни одно умертвие его не трогает, он подходит к воротам, просто выкидывает ошмётки Раннока с ворот и входит в Башню.

Это означает, что в нём есть что-то, что позволило ему так по-хозяйски распоряжаться в Башне и её окрестностях. Ведь быть Властелином Прошлого и Настоящего (читай — путешествовать во времени) — ещё не всё, что требуется. Этому при очень большом желании и упорстве может научиться каждый маг (ну, или почти каждый...). Здесь нужно быть именно тем, на чьё имя, грубо говоря, заперты ворота Башни. И после слияния сущностей Рейстлин стал таким.

Прежде чем переходить к «Трилогии Легенд», я ещё хочу немного разобрать «Хроники» и отношения Рейстлина, Карамона и Фистандантилуса, а также Рейстлина и Стурма.

Рыцарь и маг

Сложно не заметить, какие «тёплые» отношения были у Стурма с Рейстлином. Рыцарь считает, что Рейстлин — корень всех зол, магу же по большей части либо всё равно, либо он посмеивается над Стурмом (злая шутка с иллюзорным копьём). Но есть парочка довольно интересных сюжетов, которые грех не разобрать — похищение Молота Хараса, а также случай со Шлемом Граллена.

Последний во многом схож с сюжетом из «Братьев Маджере», когда Рейстлин предлагает любознательному Ирвигу надеть кошачий амулет. Таким образом, и рыцарь, и кендер превращаются в орудия — один в проводника, вместившего в себя дух гнома, другой в приманку. И с их помощью Рейстлин выполняет то, чего не смог бы при других обстоятельствах.

Похищение молота тоже интересно. Рейстлин предстаёт в роли толкающей силы. Рыцарь бы никогда на такое не решился, магу требовалось лишь чуть подтолкнуть Стурма к этому, и тот согласился.

Зачем это нужно Рейстлину? В тексте написано о некоторых корыстных интересах «чтобы в будущем напомнить Стурму об этом маленьком дельце…», но я сомневаюсь, что Рейстлин мог бы много с этого поиметь. Скорее всего, он, как и Стурм, прекрасно понимал, что без молота не выковать Копья, а «напомнить Стурму» — это лишь «приятный бонус» для хитрого Рейстлина.

Сильванести. Устричный

Я уже говорила, что натура Рейстлина после Испытания изменилась. Причём нельзя не отметить, что всё-таки не только от осознания «я убил своего брата», но и под влиянием Фистандантилуса. Тот не считал нужным относиться к Карамону с какой-либо нежностью, любовью или просто вежливостью, а Рейстлин, который ничего не знал о червяке, сидящем внутри, оправдывался перед самим собой одной фразой: «Я уже однажды убил его». Удивительно, как меняется вместе со внешностью характер человека всего лишь за один день. Это весьма подозрительно, и «Драконы Мага Песочных Часов» доказывают, что всё же тот мрачный Рейстлин, который всем так полюбился в «Хрониках» — это не Рейстлин, а Рейстлин + Фистандантилус.

Как только Рейстлин понимает, что с ним что-то не так, и в нём сидит некий печёночный сосальщик, он тут же становится самим собой. Он гораздо больше похож на Рейстлина из «Кузницы Души», чем на Рейстлина из «Хроник». Очень милый вежливый мальчик, не лишённый осторожности, с острым умом, но не заносчивый («Драконы Мага Месочных Часов»). А как только он на краткий миг избавляется от Фистандантилуса совсем (заключая его в Око Дракона), он вообще бежит спасать Конклав, который его отверг, он бежит спасать всех, с кем успел познакомиться за время пребывания в Нераке. Это очень похоже на Рейстлина из «Хроник»? На Рейстлина, который сбежал с корабля?

Вообще в «Хрониках» Рейстлин несколько... эклектичен, если можно так сказать. То он рявкает на Карамона и на остальных, а то он спасает Бупу из Кзак Царота. Почему? Могу предположить, что это лишь более или менее сильное влияние на него Фистандантилуса. Сюжет в Сильванести (и незадолго до него) косвенно показывает, что так оно и было. Вначале Рейстлин не своим голосом рассказывает о Глазах Дракона, а затем ничего не помнит о своём рассказе, далее же он разговаривает с кем-то внутри себя (ну понятно уже с кем) и заключает некий договор. Он отрекается от Равновесия и ступает во Тьму, чтобы дойти до Ока Дракона. Безусловно, этот поступок нельзя назвать строго альтруистическим, нельзя сказать, что он сделал это ради своих друзей, дабы провести их через лес кошмаров. Но с другой стороны, если бы не он, все бы они погибли там, как погибли другие приключенцы, как погибла целая армия Повелительницы Драконов Фейр Керон.

Так что тот Рейстлин, что бросает брата в Сильванести, говоря на прощание обидные слова — это тоже вряд ли Рейстлин. Это процентов на 80 Фистандантилус. А вот Рейстлин, который тянет руку к брату после того, как Циан изгнан — вот это уже гораздо больший Рейстлин. А вот во время путешествия к Черепу от Рейстлина там осталось только тело — Фистандантилус занимал его, называя Карамона Перагасом.

Теперь о корабле. Я вначале Рейстлина даже не узнала в этом сюжете. Он там совершенно не похож на себя. Сравните два абсолютно противоположных сюжета: Кзак Царот, когда Рейстлин думает: «Я иду умирать, но какое это имеет значение?» и бегство с корабля, когда Рейстлин просто маниакально-панически хочет спасти свою жизнь. Был ли это Рейстлин? Как мы выясняем из «Драконов Мага Песочных Часов» — нет. Фистандантилус обладает просто феноменальной жаждой жизни — он «выжил», если можно это так назвать, даже после взрыва в Замане. И он толкает Рейстлина на то, чтобы он бросил друзей на «смерть» (никто ещё не знал о морских эльфах) и ушёл с корабля с помощью Ока Дракона.

Кстати, о жажде жизни. Рейстлин жизнь тоже очень любил, несмотря на все невзгоды, несмотря на болезнь, несмотря ни на что. Но у него была одна черта, которой не было у Фистандантилуса — понимание, где и когда надо остановиться. Сюжеты из «Кузницы Души» с казнью, а также со смертью отца, с обманом мастера Теобальда очень хорошо это иллюстрируют. Но самый показательный случай — из «Драконов Мага Песочных Часов»:

Рейстлин не двигался. Он не пытался сбежать. Какой был в этом смысл? Он представил, как в ужасе бежит через комнату, мечется с развевающейся мантией, мчится, пока его ноги не подкашиваются, а дыхание не обрывается. Затем он остановится, и сестра нанесет ему удар в спину…

О "Трилогии Легенд" буду говорить отдельно — как раз там этой черты у Рейстлина не было, и на то были причины, безусловно.

Так вот, Фистандантилус, играя на жажде жизни Рейстлина, толкает его на этот поступок, и молодой маг ничего не замечает, поскольку недостаточно мудр, чтобы понять, что с ним самим что-то не так. Он ещё не знает, что некто думает за него и манипулирует им. Карамон, тем временем, уже давно заметил, что с братом что-то не то. Сердцем понял, умом — ещё нет. Он понял, но продолжает верить, что «брат хороший».

Однако Фистандантилусу дорого далось спасение с корабля — Рейстлин обо всём узнал. И вот тогда мага начинает разрывать на части голосами Карамона и Фистандантилуса:

«Вернись! — убеждал Фистандантилус, его голос стучал молотом в голове Рейстлина. — Ты, должно быть, сошел с ума, если подумал о попытке меня уничтожить. Я тебе нужен».
«Я тебе нужен, Рейст! — произнес голос Карамона. — Я могу защитить тебя». («Драконы Мага Песочных Часов»)


Рейстлин убеждает себя, что раз уж единственная надежда сил добра утонула (в прямом смысле), то нужно что-то делать... присоединяться к силам зла, например. И идёт в Нераку.

Нерака

По сути, ему всё равно, где искать магию и знания, в этом плане Рейстлин нейтрал. Ибо он надеется найти в Нераке Башню Высшего Волшебства, построенную Такхизис для Чёрных Магов, которые переметнулись на её сторону. Увидев свинарник, он понимает, какую роль Такхизис отводит магии. То есть, здесь ему знаний и магии не сыскать. И Рейстлин начинает работать со Скрытым Светом.

Ещё перед походом в Нераку Рейстлин заключает в Око Дракона Фистандантилуса — чтобы не мешался. И можно увидеть разительные изменения в характере молодого мага. Чисто физически: он больше не кашляет. А морально — он беспокоится о своём брате, он постоянно укоряет себя, обвиняет, что поступил так с братом и друзьями... Вот очень показательная цитата из «Драконов Мага Песочных Часов»:

Рейстлин привык пить свой чай и продолжил заваривать его. К сожалению, эта работа заставила его вспомнить о брате. Карамон всегда готовил чай для него, это был ежедневный ритуал. Их друзья, Танис и другие, наблюдали, как Карамон выполняет черную работу для своего близнеца с неодобрением.
— Твои ноги не сломаются, — однажды сказал Флинт Рейстлину, — завари сам себе свой проклятый чай!
Рейстлин, конечно, мог бы сам себе заварить свой чай, но дело было не в этом. Он позволял своему брату готовить для него чай не для того, чтобы показать свое господство над Карамоном или унизить его, как думали его друзья. Этот простой ритуал возвращал им обоим приятные воспоминания, воспоминания о тех годах, когда они шли по странным и опасным дорогам, прикрывая спины друг друга, завися друг от друга в дружбе и защите.
[...]
Рейстлин почувствовал жжение в глазах и удушье в горле, которые не имели отношения к его прежней болезни. Удушье поднялось из сердца, разрывающегося от чувства потери и одиночества, вины, горя и раскаяния.


И это далеко не всё. Вся книга буквально прошита этим. Избавляясь от Фистандантилуса, Рейстлин снова может мыслить трезво. Он показывает себя с самой лучшей стороны — он спасает всех людей, с которыми был знаком. Показателен также сюжет с Флинтом. Рейстлин мог бы обидеться на него за резкие слова, которые гном произнёс в Палантасе, думая, что маг его не слышит, однако же, дружба для Рейстлина оказалась важнее. Он не смог спасти Флинта, но он облегчил его страдания.

А далее Фистандантилус возвращается. Рейстлин спас Конклав и всех Вайретских волшебников, пожертвовав собой. Тем самым он выпустил Фистандантилуса, заключённого в Оке. В принципе, сам виноват, конечно же. Китиара (а точнее, Такхизис) его провела, сказав про неких «серых богов магии», а Рейстлин поверил.

Фистандантилус отсиживался какое-то время, однако, пока мальчик Рейстлин, который, по сути, злодеем никогда не являлся, бегал и спасал всех, архимаг успел заключить союз с Такхизис. Поскольку на тот момент победа Королевы Тьмы зависела не только от Берема, но и от Рейстлина.

И снова получается очень интересно. Берем находился в руках Карамона — это первая часть победы Такхизис. В руках же Рейстлина находилось последнее Око Дракона — вторая часть победы Такхизис. Тёмной Королеве нужно было уничтожить и то, и другое. Понятно, что будь у неё Берем, Око ей вряд ли было бы страшно, а будь у неё Око, ей бы всё ещё требовался Берем. И всё же хрустальный шарик был важен для Такхизис.

Так вот, Рейстлин, побывав на молитве, понимает, что такое власть Такхизис. А также понимает, что не очень-то хочет жить под этим игом («Драконы Мага Песочных Часов»):

Именно таким будет мое будущее, если я покорюсь ей, внезапно понял Рейстлин. Я потеряюсь во тьме, бесплотный, как Фистандантилус. Я буду одинок и буду бояться. Бояться всегда.
— Все, что я делаю, сделано по благословению Ее Темного Величества. Все, что я делаю, я делаю по воле Ее Темного Величества.
«Ложь… все ложь, — думал он. — Волей Ее Величества является страх». Рейстлин остановился. Он пристально посмотрел в темноту. И ему показалось, что тьма подмигнула ему.


А дальше случается самая, пожалуй, печальная развязка за всю Сагу. Рейстлина больше нет. Теперь уж точно. Я упоминала, что произошло слияние сущностей. Выбора, по сути, у Рейстлина не было. Что пишет Маргарет Уэйс об этом сюжете:

Совершая это убийство, Рейстлин утратил себя в полном смысле этого слова.

К сожалению, маг не понял этого. И вот, мы получаем...

Рейстфист

Да, теперь этого человека можно называть именно так. Если кому-то из фанатов Саги очень нравится Рейстлин из «Трилогии Легенд», то знайте, что от Рейстлина там только тело, да и то не во всех сюжетах. Ну и определённый (то больший, то меньший) процент мыслей, души и прочего. Вот почему когда его называют Фистандантилусом, это работает. Ничего нового в истории не происходит — об этом говорит Астинус. Рейстлин лишь заменяет собой Фистандантилуса, к тому же ещё и наполовину. Единственное новое событие — Карамон уцелел. Это всё, чего добился кендер, изменивший историю.

Вот почему Рейстлин (который Рейстфист) предстаёт таким тонким психологом и социально адаптированной личностью. Он находит трещинку в вере Крисании, он некоторое время заменяет советника Короля-Жреца... того же Фистандантилуса, кстати.

Рассматривать «Трилогию Легенд» долго я не буду, потому что всё становится на свои места, когда понимаешь, что Рейстлина там не было. Рейстлин + Фистандантилус также остался в двух предыдущих трилогиях. А здесь мы имеем дело с Рейстфистом. В принципе, достаточно просто знать характер дедушки — и всё станет ясно. Но я всё же пройдусь по основным моментам.

Для начала — их отношения с Даламаром. Конклав был готов признать Рейстлина Хозяином Башни, посылал в Палантас письмо с просьбой открыть Башню, на что Рейстлин ответил отказом, но запросил у Конклава ученика — ему предоставили то, что он требовал. Понятное дело, Рейстлин знал, что это будет шпион (тут только идиот не догадается). Ладонна же решила перехитрить Рейстлина иначе: «Не хочешь открывать Башню, чтобы она функционировала по-нормальному, как Вайрет — вот тебе ученик-эльф. Детей у тебя не будет, Башню ты оставишь ему... а он однозначно тебя переживёт, и, так или иначе, Башня будет возвращена в Конклав».

Догадывался ли об этой хитрости Рейстлин? Да, скорее всего. Тут тоже всё довольно прозрачно. Почему тогда не «сдал» Даламара назад? На то, мне кажется, было несколько причин:

- Рейстлину банально не с кем было поговорить. Да, он никогда не нуждался во множестве собеседников, однако, как я уже упоминала, один на один поговорить он ещё как может;

- Рейстлину действительно нужен был помощник. Он не может всё делать один, учитывая, что даже без болезни он довольно слаб;

- Возможно, Рейстлин и не собирался оставлять эту Башню себе насовсем. Он не мог не понимать, что оставит её в наследство именно Даламару, а Даламар шпион Конклава, соответственно Палантасская Башня Высшего Волшебства рано или поздно вернётся под Конклавское крыло.

Но совсем скоро в голове Рейстлина начинают роиться странные идеи. Идеи, которые совсем не свойственны Рейстлину... Зачем ему вообще божественная власть? Он никогда её не хотел. Я уже упоминала, что Рейстлин лишь хотел быть магом — да, уважаемым, но никак не ренегатом, который идёт войной на Такхизис. Зачем ему целая башня, предназначенная для десятков учеников, для исследовательской работы магов?

Потому что он впитал в себя чужие помыслы, а ведь Фистандантилус именно что хотел быть богом. И Фистандантилусу нужен был простор для деятельности, где можно было бы хорошенько подумать. А также нужны были... ну Врата, конечно же!

Но поскольку это всё же не Фистандантилус в чистом виде, а Рейстфист, то вначале деятельность «создателя» была неуклюжей (живчики). Затем он решился пойти по пути предшественника, и бросился на штурм жрицы, тем более, что жрица сама буквально рвалась в руки.

Способен ли Фистандантилус полюбить жрицу Паладайна? Я уверена, что нет. Я вообще уверена, что он не способен кого-либо любить. А вот Рейстлин умеет любить, и Маргарет Уэйс нам впрямую об этом говорит в «Драконах Мага Песочных Часов»:

— Значит, ты все-таки способна любить, сестрица, — сказал Рейстлин. И тут же подумал, что это значит, что и он тоже способен.

Я не буду рассматривать, была ли у них с Крисанией любовь — для меня в этом нет сомнений. Но об этом надо писать отдельно. Так вот, Рейстлин (а вернее Рейстлиновская часть Рейстфиста) влюбляется в Крисанию. Фистандантилусовская часть Рейстфиста использует жрицу и упорно рвётся в боги. Отсюда эти странные противоречия в его поведении. Плюс ко всему, по мере приближения к Вратам две половины сплавленной сущности всё больше конфликтуют друг с другом, подстрекаемые Такхизис, и Рейстлин плавно сходит с ума. Он видит следы на песке и, наконец, осознаёт, что он — это наполовину Фистандантилус, которого он уже дважды убил. Вот почему он сам себе палач.

На момент Бездны выигрывает Фистандантилусовская часть, однако Рейстлиновская всё ещё сопротивляется. Почему Рейстлин бросил жрицу и не побыл с ней? Опять же, больной вопрос для фанатов, для меня же он, однако, предельно ясен. Потому что если бы он позволил себе ещё хоть немного побыть с ней, победил бы Рейстлин. Он «выжигал внутри себя все воспоминания о ней», чтобы забыть её навсегда.

На тот момент, когда в Бездну приходит Карамон, побеждает Рейстлиновская часть. Рейстлин пробуждает в себе образ Крисании и понимает, что нет ничего важнее, чем вынести её, а потом закрыть Врата. Таким образом, происходит вторая по печальности развязка в Саге. Рейстлин искупает ошибки Фистандантилуса, если уж на то пошло... хотя сам он частично тоже виноват.

Что же дальше? Почему по одним источникам Такхизис мучает Рейстлина в Бездне, а по другим — он спит и видит кроликов? С помощью подсказки, а также своих собственных мыслей я подумала, что в Бездне-то и произошло разделение сущностей. Обосновать могу вот чем. Каждый умерший — любой, кем бы он ни был — отправляется на суд к Чемошу. А когда отправился на суд Фистандантилус, кто-нибудь думал об этом? После взрыва в Замане — невозможно, ибо он был лишь частично мёртв. Получается, что после Бездны. Чемош его отсудил, и Такхизис вполне могла взять его к себе на вечные мучения (он ей крови попил изрядно, надо сказать). Такхизис всё равно, кого мучить, но Рейстлин-то не мёртв был к тому времени, а вот Фистандантилус... Так что мучили, скорее всего, дедушку, а Рейстлин действительно спал.

Милый Рейстлин

Именно поэтому Рейстлин в следующей дилогии предстаёт кардинально другим. Во-первых, у него нет магии. Это загадочное явление, его можно списать на то, что магия осталась у мёртвого Фиста (во что лично я не верю, ибо Рейстлин был индиго ещё до дедушки), можно на то, что он немножко хитрил, а можно на то, что просто он вышел из Бездны посмотреть, наставить Палина на путь истинный, извиниться перед Карамоном, поцеловать в лоб Крисанию и уйти обратно спать. Во-вторых, его характер снова напоминает «Кузницу Души», только теперь к этому ещё примешивается усталость. Там уже явно никаким Фистандантилусом не пахнет. Получается, что дед остался в Бездне.

В «Войне Душ» же мы наблюдаем Рейстлина в качестве души, которая ждёт своего брата и своих друзей. Почему братья Маджере уходят в другую сторону — этим вопросом я мучилась. Вероятно, они уходят на суд к Чемошу, и мы вряд ли узнаем, чем кончилось дело, но я могу сказать, что, скорее всего, за Рейстлина вступятся Боги Магии, а за Карамона — Мишакаль. Опять же, Рейстлин в «Войне Душ» не тянет на Рейстфиста.

Как я уже говорила, у Рейстлина потрясающе резко выделяется чувство справедливости, а посему он всегда платит долги. Своей сестре долг за свою жизнь он уплатил, друзьям тоже... А также Рейстлин обожает обобщать. «Миранда — сволочь, значит все такие. Пойду почитаю книжку, а плотское — это грязь и пошлятина». В общем, иногда получается, что Рейстлин выглядит как милый мальчик, которому категорически не хватает развития социальной стороны личности. Умный и глупый одновременно.

Он совершил некоторые ошибки, но, как правило, его винят совсем не в том. Я склонна приписывать ему такие ошибки:

- веру Китиаре/Такхизис насчёт «серых богов магии»;

- тот поединок с Фистандантилусом... проворнее надо было быть, хотя я не уверена, что у него был выбор (я уверена, что у него его не было, на самом деле...);

- Убийство Гнимша. Жалко гнома-механика;

- Сцена у ручья с Крисанией — не надо было позволять доминировать фистовской половине. Если бы всё закончилось по-другому, думаю, до Бездны бы не дошло. Дошло бы до ближайших кустов;

- И из глобального — он так и не адаптировался социально... Это его основная проблема. Если бы он вовремя адаптировался, возможно, не было бы многих бед.

Справедливости ради надо сказать, что «обелять» Рейстлина не стоит. Он — чёрный маг. Перекидывать всю вину на Фистандантилуса тоже не надо. Получилось примерно вот что: дедушка оказался толкающей силой и в итоге действительно получил «больше, чем рассчитывал», как сказал Пар-Салиан. Рейстлин хотел быть сильным крутым магом — так почему бы не стать вообще богом. Желания Рейстлина шли в том же русле, что и желания Фистандантилуса, хотя были несоизмеримо меньше, конечно же. Фистандантилус просто несколько «снёс башню» Рейстлину, и у них получился своего рода альянс. Вот если бы Рейстлин считал, что нет ничего главнее, чем помогать людям, то чёрный архимаг ничего бы не добился. А тут нужно было лишь подточить камень.

Конечно же, Рейстлин мог сопротивляться. Поэтому-то и не надо его обелять и говорить, что он совсем ни в чём не виноват. Однако и винить его во всём тоже не надо, потому что добрую часть гадостей совершил либо не он, либо он, но под влиянием Фистандантилуса. А в некоторых ситуациях их вообще бывает очень тяжело различить. Поэтому Рейстлину и следовало больше слушать других, а не самого себя, больше общаться с другими, и, возможно, мудрость брата помогла бы ему избежать этой ловушки.

Карамошик-хорошик

Теперь совсем чуть-чуть о Карамоне, поскольку основное о нём я уже рассмотрела. Говорить, что Карамон — хороший, как антипод Рейстлину, тоже неправильно, сколь и неправильно говорить, что Рейстлин злодей. Карамон зажимал в углах официанток, не особенно заботясь о последствиях, рубил мечом, размышляя так: «Кто не с нами — тот против нас». И он не стремился помогать всем и вся. «Братья Маджере» хорошо это иллюстрируют, когда Карамон предлагает послать в Бездну весь этот город со всеми жителями и уйти своей дорогой.

В «Хрониках», как я уже сказала, Карамон зациклен на брате. Вообще, почти везде и в «Хрониках», и до них Карамон предстаёт неким большим ребёнком. Лишь иногда проявляется его мудрость, о которой уже было упомянуто. Далее Карамон начинает понимать, что к чему, но не отличает Рейстфиста от Рейстлина. Карамону вообще пришлось нелегко из-за его периода пьянства. Можно ли его винить в этом?

Я думаю, что нет. Не раз сказано, что он хотел быть нужным. Он строил дом, чтобы жить там не только с Тикой и детьми, но и с Рейстлином. Для брата была построена отдельная комната, причём была она построена самой первой. То есть, ещё в Нераке Карамон отпускает брата интуитивно, а умом осознать не может — как это так? Жить без Рейстлина? Рейстфист шлёт нераспечатанное письмо обратно, и Карамон впадает в глубокую депрессию. Как же так? Любимый брат! Он не знает, что от любимого брата там на деле немного осталось. По сути, Карамон, конечно, отчасти сам виноват, но тут Рейстфист хорошо посодействовал.

Но в чём точно Карамона нельзя винить — так это в его «любви» к Крисании (читай — похоти). Карамон всегда был довольно любвеобильным человеком, а тут получается, что он без женщины провёл много времени. И заметьте, он не тащил её в кусты, он просто пытался как-то заменить отсутствие своей жены (сам плохо сознавая, что делает), но при этом ни одним жестом не оскорбляя жрицу.

В общем, основная проблема Карамона состояла, конечно же, в том, что он редко слушал себя, когда дело касалось брата. Он был в слепой уверенности, что брат Рейстлин когда-нибудь переоденется в белую мантию, тогда как братец в это время строил планы, как стать богом. У Карамона были отличные задатки лидера. Сюжет из «Драконов Весеннего Рассвета»:

«А ну, прекрати-ка ныть, ты, здоровенный облом! — прозвучало прямо у него в голове. — Все зависит теперь от тебя!»
Карамон едва успел спохватиться: губы сами собой едва не расплылись в ухмылке. Голос до того живо напомнил ему Флинта, — он мог бы поклясться, что старый гном стоял подле него и по обыкновению ворчал. И, конечно же, он был прав. Все зависело от него. И ему придется выложиться без остатка. Иначе никак.


И далее, Карамон действительно «выкладывается без остатка». А уж о его лидерском таланте в «Битве Близнецов» и говорить нечего. Он был пьяницей, а превратился в полководца, на которого едва ли не молились.
 
Карамон, вернувшийся к Тике — это как будто другой человек, и в то же время тот же самый. Он по-прежнему любит брата, но больше не зависит от него. Равновесие восстановлено, Фистандантилуса больше нет. Правда, это досталось дорогой ценой — Рейстлина тоже больше нет (что неудивительно, ведь они были связаны в одну сущность). Но, когда в следующей дилогии Рейстлин возвращается, можно наблюдать, что Карамон по-прежнему любит своего брата, а в «Войне Душ» сказано, что их души были связаны, и ни один из них не мог уйти, пока не умрёт другой.

Ну и за что их любить?

Так вот, я хочу сказать, что близнецы Маджере раз за разом, в каждой прочтённой книге неизменно восхищают меня. Они разные — и похожие. Такие, какими и должны быть настоящие близнецы. Да, они ошибались, спотыкались, но это лишь придаёт им живости. У одного есть те качества, которых недостаёт другому, в то же время они будто учатся друг у друга.

Наверное, не зря именно Лунитари берёт к себе Рейстлина, в Ложу Равновесия. Ведь, в конце концов, близнецы нашли равновесие в своей связи. Почти никто из героев Саги не видит тонкого баланса между близнецами: Флинт ворчит, Золотая Луна ужасается, Стурм воротит нос, Элистан чуть ли не молитвы шепчет. Однако по всем книгам можно проследить это шаткое равновесие, которое то нарушается, то вновь восстанавливается.

Их душевная связь очень прочная, им периодически даже не нужно разговаривать — они и так всё понимают. Даже смерть не разлучает их. Эту связь пытались разрушить, но в итоге всё встало на свои места. Лично мне хочется верить, что они присоединятся к своим друзьям и найдут себе другие приключения.

Поэтому Сага и Кринн ассоциируются у меня прежде всего с близнецами Маджере — как ни крути.

 

Второе место 

"Мой любимый герой ― Пар-Салиан"

АВТОР - ASGETH 

1. Раскрытие темы  - 32

2. Оригинальность - 45

3. Авторский стиль - 34

4. Информативность - 30

Итого: 141 балл

Домашнее сочинение на тему

как я провел лето
как нужно любить Рейстлина
как не нужно любить Рейстлина

«мой любимый герой»,

написанное магом Ложи Черных Одежд на некий литературный конкурс,
проводившийся в городе Утехе


Предчувствуя, что подавляющее число присланных на конкурс эссе будут работами о маге Рейстлине, автор текста надеется проявить оригинальность и специфическое чувство юмора и признаться в любви архимагу Ложи Белых Одежд, Главе Конклава Пар-Салиану.

За что именно?

Во-первых, за то, что в приличном обществе его «принято не любить»: мол, испортил жизнь несчастному юноше, испакостил глазки и т.д., и т.п. При этом совершенно выводя за рамки то, что Глава Конклава / Глава Ложи – не человек со своими личными странными решениями, а поневоле политик, вынужденный заниматься делом, к которому далеко не всегда имеет навык и личную склонность.

То, как во времена Пар-Салиана обычные обитатели Ансалона относились к магии, проскальзывает хотя бы из того, каких детей отправляли в магические школы (бесперспективных для любой другой работы), да и записки и впечатления Антимодеса тоже дают достаточно пищи к размышлению: Пар-Салиан занял руководящий пост не тогда, когда маги «во славе своей» победно строят башни по всему Ансалону, а в то время, когда в приличном обществе маг ничем не лучше прокаженного. То, что Пар-Салиан худо-бедно, но держал магическое сообщество на плаву и даже умудрялся налаживать контакты с соседними и не очень странами, их политиками и т.д. – заслуга лично его как руководителя. На фоне этого один обиженный (во имя будущей цели) мальчик с его «личными страданиями» не котируются. 

Во-вторых, мне нравится то, что Пар-Салиан – не Рейстлин: двух таких творчески одаренных героев Ансалон бы не вынес, закончившись в пошлой дуэли на фаэрболлах. Без сомнения, это был бы ярчайший пример того, что сила есть – могзов не надо могущество ряда магов может быть сопоставимо с могуществом богов, но, видимо, в целях сохранения системы «Кринн» великий Гилеан некогда постановил, что должен остаться только один количество мартышек с гранатами должно быть строго ограничено (по одной на эпоху), ибо в планах Wizards of the Coast еще стоят:

а) похищение мира Всебесцветной Госпожой;

б) Джейн Рейб и великие драконы (неизвестно, что хуже, и была ли на этом фоне так плоха Темная Госпожа);

в) Мина (м.б. даже великие драконы были не так плохи);

г) Пятая Эра со всеми вытекающими плюшками.

В общем, спасибо и Богу Книги, и Пар-Салиану за то, что мир не гикнулся раньше, чем пережил обозначенную кучу приятнейших моментов, ибо всегда интересно наблюдать за новыми и прекрасными моментами.   

Если же писать серьезно, то Пар-Салиан выдержал там, где не выдержал Рейстлин. В условиях тотального неприятия и отторжения твоей персоны (рода твоих занятий, твоей личности etc) очень легко противопоставить себя миру и пойти громить направо-налево хоть обидчиков, хоть друзей, хоть всебесцветную драконицу в Бездне (виноватых найти недолго); сложнее не переступить банальную человеческую порядочность и не ломать, а строить.

На деле, мне кажется, Пар-Салиану изрядно подгаживает цвет его мантий: был бы он черным, было бы ему много легче и проще – во всяком случае, обсуждений «ах, как можно было так поступить с…» было бы на порядок меньше. Хотя бы из чувства самосохранения.

В силу сказанного, а также принимая во внимание, что автор – сам из Ложи Черных Одежд, отдельную признательность мне хотелось бы выразить Пар-Салиану за то, что в основной истории он – добрый белопушистый дед своей доброй белопушистой Ложи. Вопреки устоявшемуся мнению, нам, черным магам, вовсе не нужно целенаправленно гадить светлым героям: иногда достаточно всего лишь не мешать творческому полету чужой фантазии и благих помыслов. Радость и удовлетворение от того, что сей достойный архимаг, светоч мысли, действовал во благо лично Солинари с Паладайном (и доставил всей пачке богов нетривиальных проблем в итоге – хотя бы в ветке про вселенную песочных часов) неописуема.

В-третьих, находясь в альтернативных ветках истории Кринна, Пар-Салиана стоит любить хотя бы из чувства самосохранения, ибо в той же Магократии старик начисто лишен сантиментов, по слухам открывает Врата пинком сапога и по утрам пьет коньяк с Нуитари. Наверное, поэтому клевый дед Фистандантилус на всякий случай перебрался в школу к Теобальду Бекману младшим преподавателем – двух архимагов одна Ложа, как написано выше, без дуэли не выдерживает. Ну, Ложа Черная уж точно.

В-четвертых, Пар-Салиана стоит любить за разбазаривание магических артефактов. Если посчитать, сколько раз посох Магиуса мог быть угроблен компанией приключенцев и желторотым (извините за каламбур) начинающим магом, Пар-Салиан будет бесконечно достоин того, чтобы его долго любили прямо этим посохом. С другой стороны, учитывая, сколько раз Рейстлин Маджере спасал свою шкуру только благодаря данному артефакту, Пар-Салиана стоит любить за то, что золотой мальчик дожил до своей Бездны в целости и сохранности. Ибо могло все быть гораздо прозаичнее. 

И в-пятых, Пар-Салиана стоит любить за неповторимость – где еще найдется внешне тихий, незлобивый и неприметный дед, переписывающий книжки, без которого история всего мира и целой пачки главных героев была бы совершенно другой? Ну, за вычетом относительно неприметного деда Астинуса?

Третье место 

"Мой любимый герой ― Рейстлин Маджере"

АВТОР - РЕЙ  

1. Раскрытие темы  - 32

2. Оригинальность - 37

3. Авторский стиль - 34

4. Информативность -32

Итого: 136 баллов

Один из моих самых любимых миров - Кринн - я люблю за атмосферу, историю, космологию, оригинальные расы, но у меня в нем почти нет любимых персонажей, как ни странно… За годы моего увлечения Сагой о Копье у меня был всего один по-настоящему любимый герой, который явно выделялся среди прочих. Конечно, многие персонажи нравились и нравятся мне до сих пор, но я всегда относилась к ним более спокойно, без фанатизма. Они не будили во мне тягу к творчеству, я не искала ассоциации с ними в любимых песнях, не мечтала о них и не представляла рядом с собой… Настоящим кумиром для меня всегда был всего лишь один персонаж из этого мира. Но подробное описание своего любимого героя и причин, по которым я выбрала именно его, успело наскучить мне еще в школе, поэтому я решила подойти к этой теме с немного иной стороны и рассказать о своем бывшем любимом герое и о том, что послужило причиной моего полного разочарования в нем и резкого неприятия…

Я бы хотела рассказать об истории моего отношения к Рейстлину Маджере. Тема совсем не оригинальна, зато этим я надеюсь подвести итог моему долгому увлечению.

Начиналось все довольно романтично – с двух прекрасных песен. Я услышала их независимо друг от друга, но почти в одно и то же время, и обе они были посвящены какому-то Рейстлину. Такое совпадение не могло не заинтересовать меня. Тем более, в то время я еще только начинала знакомиться с фэнтези, и мой интерес к магам был особенно силен. Дальше все было до скуки обыденно и банально. Как и огромное число фанаток до и после меня, я буквально заболела образом циничного темного мага с чувствительной и ранимой душой. Наверное, я даже влюбилась в него, пусть Рейстлин и был всего лишь книжным персонажем. Что ж… Не я первая, не я последняя. Только этим и остается утешаться, когда я осознаю весь уровень своей тогдашней неадекватности, потому что этот период жизни часто напоминает мне какую-то душевную болезнь наподобие одержимости. Наверное, это неискушенные люди и называют истинной любовью… Я думала о нем днем и ночью, могла свести к Рейстлину буквально любую тему, чем сильно раздражала окружающих. Я даже придумала свое второе Я, которое до сих пор со мной -  Рей Маджере, ученицу и любовницу Рейстлина. И эта девушка в то время сумела почти полностью поглотить меня настоящую, что с тревогой замечали мои близкие.

Казалось бы, после этого прошло совсем немного времени, но я успела стать другим человеком, пересмотреть все прежние приоритеты и идеалы. Само собой вышло так, что мой обожаемый учитель и объект страстной любви оказался совсем не таким, каким представлялся мне вначале. Теперь, пережив все это, я отчетливо вижу причины, по которым этот герой вызывает столь бурную реакцию, особенно у молодых и неопытных людей. Но о том, чем привлекает Рейстлин читателей, было хорошо сказано до меня, поэтому я совершенно не претендую на какие-то сенсационные открытия и выводы. А если вспомнить, что фигура Рейстлина архетипична по своей сути – все станет довольно ясно. О том, как сильно архетипы могут повлиять на человеческую психику, отлично рассказано в работах Карла Густава Юнга и его учеников. Архетипический образ Богоборца давно покоряет умы и воображение людей, и поэтому успех этого персонажа был практически предрешен самой идеей, лежащей в его основе.

Рейстлин – настоящий соблазн для «униженных и оскорбленных». В почти каждом из нас есть что-то от него, и вот уже кажется столь привлекательной ассоциация с собой, с собственным печальным детством, воспоминаниями о школьных издевательствах, отвергнутой первой любви, непонимании окружающих... Этот список можно продолжать еще очень долго, ведь в образе Рейстлина авторы собрали очень много черт, знакомых каждому подростку, особенно считающему себя непонятым и отверженным сверстниками и взрослыми. В Рейстлине подростки видят самих себя и поэтому переносят на него свои мечты о том, «как я вырасту и всем вам покажу». Его история увлекает и опьяняет. Кажется, все так очевидно – это был великий и гениальный человек, которого не могло понять его жестокое и тупое окружение, вследствие чего ему пришлось ожесточить свое сердце, встав на путь власти и могущества… Но как же сильно я разочаровалась в своем былом кумире, когда поняла всю психологическую подоплеку его жизни и «великих» деяний. Конечно, ни один фанат мага не сможет согласиться с тем¸ что Рейстлин Маджере был слабым человеком, но так его теперь вижу я – когда-то одна из самых верных и преданных поклонниц. Причиной этому стало осознание его неспособности справиться с собственными страхами и комплексами, что я считаю непростительным для мага такого уровня. Эта внутренняя червоточина, видимо, и стала причиной его падения – как в сюжете книг, посвященных ему, так и в моих глазах. И, наверное, никто и ничто уже не смогут вернуть на пьедестал моего рухнувшего Бога… Потому что слабых людей трудно уважать, их унизительно любить, и им уж точно невозможно подражать и поклоняться.

Ну и конечно, сильное отвращение я испытала тогда, когда взглянула на него без розовых очков и пелены фанатичной любви. Даже раньше некоторые сцены вызывали в моей душе целую бурю эмоций – злость, ярость, ненависть, гнев и презрение. Но я  справлялась с ними и говорила себе, что люблю Рейстлина лишь до Трилогии Легенд или что люблю его только как книжного персонажа. Но этим лишь обманывала саму себя. Я готова была простить ему многое и оправдать почти во всем – лишь потому, что была его фанаткой. Из-за феномена переноса типичный поклонник Рейстлина видит себя на месте своего героя, искренне сочувствует ему и возмущается, когда того оскорбляют или ненавидят. При этом фанаты заранее оправдывают все неблаговидные поступки своего кумира, находя ему оправдания, пусть даже и самые нелепые. Самое забавное в этом подходе то, что одновременно с этим они могут вполне серьезно осуждать других героев за такие же или даже менее возмутительные проступки и недостатки. Но сейчас, когда подобные отговорки и оправдания совершенно перестали на меня действовать, на первый план вышли все те негативные эмоции, которые я в себе так активно подавляла. Потом уже я поняла, какие смешные моменты можно вынести из этой истории, и стала относиться к нему спокойнее. Только все чаще появляется чувство дежа вю, когда я встречаю фразы поклонниц Рейстлина, один в один похожие на мои прежние высказывания…       

Особенно мне интересен «синдром Крисании», на которой я уже успела попасться за свою жизнь целых два раза, причем первый из них был связан все с тем же злополучным Рейстлином Маджере. Девушка, попавшая в эту ловушку, выбирает объектом своей заботы мужчину, которого, как она считает, нужно вернуть к свету или просто позаботиться о нем, отогреть теплом своей любви и ласки. Хотя очень часто последнее, что нужно такому человеку, это ваша любовь и участие… А молодые люди обычно восхищаются тем огромным путем, который проделал Рейстлин от болезненного и слабого мальчика до великого черного мага. Естественно, возникает соблазн взять его опыт за основу собственной жизни и пойти его дорогой. К сожалению, я слишком насмотрелась на то, к чему иногда приводит подобное подражание, и это было довольно печально. Иногда мне кажется, что и на девушек, и на парней фанатичная увлеченность Рейстлином действует одинаково негативно, хотя, конечно, для более уверенных заявлений не хватает объективных данных и достаточно большой выборки. Но, возможно, отрицательный опыт лучше, чем полное его отсутствие…

Рейстлин вызывал и вызывает яростные споры между его поклонниками и теми, кто относится к нему равнодушно или даже ненавидит. Казалось бы, странно, что такой шквал эмоций мог вызвать человек, которого и не существовало никогда, плод чей-то фантазии… Но в этих жарких дискуссиях я вижу не просто столкновение мнений на тему персонажа, но и спор о силе и слабости, истинном величии и тюрьме из своих страхов и комплексов, настоящей любви и дружбе, смысле жизни и выборе жизненного пути. И если суметь разглядеть в спорах этот глубинный подтекст, становится ясно, почему нападки на любимого персонажа принимаются столь болезненно, а вежливые дискуссии переходят в грубые холивары. Но это эссе помогло мне понять кое-что. Ненависть или сильная неприязнь – это тоже проявление неравнодушия и оборотная сторона любви, иногда столь легко переходящая в свою противоположность. А у меня к Рейстлину не осталось даже этого. Нет желания спорить, нет больше смысла кому-то что-то доказывать и обсуждать его характер и его поступки… Зато пришло время попрощаться.

Прощай, мой маг! Ты был анекдотичным черным магом, боящимся смерти и физической близости, но благодаря тебе я впервые осознала в себе любовь к магии и тьме.

Прощай, мой учитель! Ты был не самым лучшим наставником, но все же благодаря тебе я многое осознала и кое-чему научилась.

Прощай, мой любимый! Ты был на редкость безответным и пассивным любовником, но силы моей любви хватало на двоих.

На этом наша связь окончательно разорвана, и Рейстлин Маджере навсегда остается для меня лишь страницей прошлого… Моего глупого и безрассудного прошлого, которое, тем не менее, подарило мне бесценный опыт и мудрость, сделав меня такой, какой я есть сейчас. Этим и важны наши бывшие кумиры, как мне кажется…