uteha.ru Dragonlance Мир Dragonlance Цитадель Олмера Золотая Луна Флинт Танис Мир Dragonlance


Темы форума:



Rambler's Top100





  Поиск по сайту:       Карта сайта    Версия для печати   

Страница 1



Я не боюсь смерти, я боюсь предательства.

-Рейстлин Маджере

Карамон совсем выбился из сил. Что же было говорить о его хилом брате-близнеце Рейстлине? Местами снег достигал колена. Зима в этом году ступила на просторы Абанасинии слишком рано, месяц октябрь еще не достиг и середины, а земля, промерзшая в кость, уже спряталась под ледяным снежным покрывалом. Морозы стояли жуткие, все живое разбежалось по норам, гнездам и пещерам, только двое лишенных дома людей должны были двигаться вперед в эту стынь. Поговорили, что где-то в окрестностях Оплота Серый Герцог Адомар собирает войска, чтобы по весне хорошо вооруженным отрядом двинуться на проклятых гоблинов, участивших набеги на неблагополучный, многострадальный город. Графу, некогда состоявшему в ордене Соламнийских рыцарей, а ныне пополнившего собой ряды вольных стрелков требовались крепкие парни, вот близнецы и решили попытать счастья. Путь предстоял долгим, дорога тяжелой, но братья упорно преодолевали милю за милей по скованным стужей лесам, надеясь хотя бы через неделю достичь ставки Графа. Впрочем, Карамон видел, как трудно приходилось его близнецу. Рейстлин болезненно закусив губы, плелся за братом, его мантия оставляла в снегу глубокие, узкие полосы. Маг пошатывался и громко дышал, с хрипом выпуская воздух из легких, категорически отказываясь принимать помощь Карамона, даже теперь, когда его тело, искалеченное Испытанием в Вайретской Башне, совсем перестало слушаться. Ноги Рейстлина подкашивались, голова безвольно опустилась к груди. Посох то и дело выскальзывал из тонких пальцев. Еще не прошло и полугода по окончании Испытания, а Рейстлин так и не привык к своей новой, совершенно безрадостной, на взгляд Карамона, жизни. Он упорно продолжал дерзить и отказывался от любой помощи, если в его искалеченном организме оставались хоть капли сил. Сейчас и эти капли подходили к концу. Рейстлин в очередной раз шумно вздохнул и пошатнулся. Карамон едва успел поддержать его.

— Рейст, давай я тебя понесу! Мне ничуть не трудно!

— Ты и так несешь наши мешки, — возразил маг. — Я еще способен передвигать ноги.

— Но Рейст….!

— Карамон!

И Карамон послушно отступил, как делал это всегда. Для него не было в жизни ничего страшнее, чем расстроить бедного братика. Такого слабого, а теперь и совсем беспомощного.

Близнецы двинулись дальше. Карамон часто поглядывал на Рейстлина, похожего в вечернем сумраке на неупокоенного, вылезшего из своей темной, сырой могилы. Маг был жутко худ, ветер сбивал его с ног, и Карамон не мог сдержать слез, видя, как его близнец борется со стихией. Метель усиливалась, порывы ветра срывали с деревьев ветки с бурой от внезапных холодов листвой. Где-то неподалеку выли волки, наверняка страшно голодные. В такую погоду отыскать пищу становилось все сложнее. И если путники случайно наткнуться на снедаемую голодом стаю – им несдобровать. Нужно срочно искать убежище на ночлег. Очень хорошо сгодилась бы пещера, где Рейстлин сумел бы отдохнуть, выспаться и перевести дух.

Впереди показались волчьи следы. Карамон окликнул брата, заставив того замереть.

— Волки! Здесь повсюду волки! — сказал он.

— Ну и что? — полушепотом откликнулся Рейстлин, вьюга заглушала его голос. — Они не нападут первыми.

— Откуда ты знаешь, Рейст? В такую погоду трудно отыскать и мышь. Они могут напасть! Могут!

— И что ты предлагаешь? Хочешь, чтобы мы долетели до Оплота по небу?

— А ты так можешь? — Карамон от удивления открыл рот.

— Болван! Конечно, нет. Я сейчас и улитку не заколдую…

Рейстлин потер озябшие пальцы. Карамон вздрогнул. Перемены, случившиеся с братом, пугали его. Эта золотистая кожа, ужасные зрачки в форме песочных часов и совсем седые волосы. В свои двадцать с небольшим лет, Рейстлин казался древним стариком.

Снег крупными хлопьями заметал волчьи следы на некогда прекрасно утоптанной трапе, ныне окончательно сгинувшей под толщей снега. Ветер снова донес отчаянный звериный вой.

— Мы должны отыскать убежище.

— Где? Карамон, мы посреди леса. Нам негде спрятаться. Именно поэтому я советую ускорить шаг…

И Рейстлин снова двинулся вперед, но не сделал пары шагов, как пошатнулся и упал прямо лицом в сугроб. Испуганный Карамон без промедления подскочил к брату, обнял за плечи. Голова Рейстлина моталась из стороны в сторону, глаза были открыты – он не потерял сознания. Тогда силач, без лишних слов поднял брата на руки и, точно младенца, прижал к груди. Близнецы были примерно одинаково высокого роста, однако маг из-за худобы практически ничего не весил, поэтому Карамону не стоило особого труда нести его на руках…

Минула не менее получаса, прежде чем метель немного ослабла. С одной стороны это улучшало видимость, с другой – на снегу оставались следы, по которым братьев легко сумеют выследить хищники. Волчий вой не прекращался ни на миг. Пару раз Карамону казалось, что он видел черные тени, мелькавшие за деревьями. В небе светил серп Солинари, Лунитари почти скрывалась за кронами сосен и елей, так что ее совершенно нельзя было разглядеть. Рейстлин, закрыв глаза, покашливал. «Если у брата начнется приступ, - думал Карамон. – Нам придется остановиться прямо здесь. Но как развести костер в таких условиях». Маг, словно прочитав мысли Карамона, открыл глаза.

— Мне кажется, я что-то вижу, — прохрипел Рейстлин. — Там впереди… черное… Это вход…

— Куда?

— Пещера?

Карамон напряг зрение. Он решительно ничего не видел… Хотя, нет, там действительно что-то было. Быть может, пещера, а может и вывернутый бурей древесный пень.

— Ширак! — проговорил Рейстлин. И навершие Посоха, который маг так и не выпустил из рук, засияло тусклым голубоватым огоньком.

— Ох, Рейст! Какой ты молодец, — Карамон искренне восхитился близнецом.

Теперь и он заметил черный провал, зиявший в чаще леса. По видимому, они шли берегом неизвестной речушки, ныне совсем не заметной под снегом, и небольшой каменистый холм – то ли грот, а то ли и какое-то человеческое строение – спасительным маяком виднелся на пути. Карамон решил поспешить, брату делалось все хуже и хуже – промедление же было смерти подобно.

За спиной братьев кто-то протяжно взвыл. Карамон, вздрогнув, побежал. Страх предавал скорости и сил.

Огонь в костре потрескивал. Тощенькие сучья занимались долго, Карамону пришлось потрудиться, чтобы пламя разгорелось. Теперь огонь сиял ровно и давал тепло. Рейстлин лежал в углу пещеры, замотанный в два плаща – свой и брата – примостившись к стене. Он часто кашлял, но принять отвар отказывался. Видимо, начинал чувствовать себя лучше. К еде Рейстлин не притронулся. Карамон сжевал несколько полосок сушеного мяса и протянул руки к пламени. Кожа на пальцах покраснела.

— Надо бы мне встать на стражу, — проговорил силач. — Я заметил, что волки шли по нашему следу.

— Огонь отпугнет их, — возразил маг. Глаза его зловеще блестели. Карамон поежился.

— Не уверен, — отвечал он. — Лучше будет, если я все-таки посторожу.

— Как знаешь. Я ложусь спать.

Карамон кивнул, еще немного посидел возле костра и вышел в ночь, на всякий случай обнажив меч и прихватив с собой факел. Впрочем, он понимал – ветер и снег не позволят огню гореть…

На страже Карамон провел около часа, когда показался первый зверь. Это был огромный черный волк с холодными желтыми глазами. Он появился бесшумно, и если бы не два светящихся глаза, Карамон решил бы, что это всего лишь игра лесных теней. Но это был живой волк, возможно, вожак. Следом за первым появился второй, третий, четвертый… в итоге у входа в пещеру собралась целая стая из восьми зверюг. Клейкий пот выступил на лбу силача и тут же превратился в лед. Волки стояли не двигаясь. Они не скалились, не рычали, не делали каких-либо других попыток напугать человека и заставить его действовать. Карамон не отрываясь следил за хищниками. Если что – он будет драться не на жизнь, а на смерть… ведь он сражается за брата. А Рейстлин просто обязан выжить.

Факел в руке погас. Волки по-прежнему не делали никаких попыток напасть. Они стояли и следили за человеком. Человек стоял и следил за ними. Но вот один из волков – коренастый и поджарый, ощетинился и, взвыв, бросился на Карамона. Силач легко увернулся в сторону, позволяя врагу мягко опуститься на все четыре лапы в сугроб, и занес меч для удара плашмя. Однако зверь это понял и нападение решил не продолжать – просто замер за спиной воина. Карамон помедлил с ударом. В следующий момент уже двое волков набросились на наемника.

Пронзительный вой заполнил лес.

Карамон бился храбро. Сперва он поразил мечом первого нападавшего, снеся тому пол головы от уха до челюсти. Кровь и мозги брызнули на снег, оросив белесое серебро багряной влагой. В воздухе запахло медью. Второго волка он оглушил ударом навершия под челюсть. Третий, пропоров рукав кожаной куртки воина и вкусив его крови, свалился на землю с перерубленным хребтом. Остальные звери на мгновение отступили. Пот и кровь текли по лицу силача, сердце неистово билось в груди. «Если они нападут впятером сразу – я покойник, - думал Карамон. – Прости, Рейст, я сделал все, что мог…»

К несчастью так и произошло. Первый волк набросился на Карамона спереди, чуть не сшибив с ног, но атака его захлебнулась в крови из распоротого горла – меч воина, точно бритва, разрезал податливую горячую плоть. Двое других напали с боков, одного Карамон отбросил сапогом, второй отскочил сам. К сожалению, наемник забыл про вожака. Пока человек сражался с его братьями, старый волк подобрался к нему со спины и набросился… Карамон упал на живот, меч выпал из рук…

«Вот она смерть! - Думал он, ожидая, когда же крепкие зубы сомкнуться на его шее. – Прости, Рейст! Прости! О нет! Нет, только не ты!»

Он попробовал пошевелиться, но животное оказалось слишком тяжелым… Тогда наемник резко перевернулся на бок – челюсть лязгнула возле самого уха – и откатился на несколько шагов в сторону. «Факел, как жаль, что он потух…» И тут произошло нечто невероятное… Карамон почувствовал острое жжение в груди, боль сковала мышцы, в глазах помутнело. Звери замерли в неестественных позах – уши прижаты к голове, шерсть стоит дыбом, с оскаленных челюстей капает слюна, а в глазах – ужас… Карамон обхватил себя руками, не в состоянии не пошевелиться, ни тем более встать. В голове пульсировала тупая жалящая боль… Он попробовал сжать виски ладонями, боясь, как бы голова не раскололась пополам и вдруг заметил, что тело его охватило странное огненное сияние, а на концах пальцев пляшут язычки пламени. В ужасе Карамон отполз назад, снег под его руками начал таять… Волки, увидев чудовищную картину, жалобно заскулили и кинулись обратно в лес.

Минут через десять Карамон сумел подняться на ноги. Все тело ныло, кости словно бы рвались наружу, мускулы жутко болели. Сияние прекратилось…

— Что же это? — тихо спрашивал сам себя силач. — Я же не умею колдовать! Что это было? Что? О нет… Маги… Испытание Рейста. Так это правда?! О нет, быть не может… Невозможно. Нет… Я никогда и никому об этом не расскажу. Никогда!

И Карамон поспешно вернулся в пещеру. Костер ярко полыхал, Рейстлин спал в своем углу. Воин присел рядом с братом, погладил того по голове – маг не шелохнулся. Эту ночь Карамон провел без сна.

Карамон Маджере никогда и никому не рассказывал об этом случае. Большую часть своей жизни он посвятил служению брату и всегда считал за честь возможность оказать ему помощь.

И Карамон помогал. Как умел…
© 2007 Аурелика де Тунрида - Рассказ

Комментарии

4 комментария, показано 1-4 (показать все)
Blekrok
Сообщений: 288
Хороший рассказ. Основная идея как я понимаю в том, что Карамон понял, Рейст осознано убил его на испытании. Но когда он понял, что может колдовать, и что возможно он даже более способен к магии, чем его брат. Карамон решает забыть о магии, но не, потому что боится за жизнь он очень любит брата и боится причинить ему боль. Ведь для Рейста магия была смыслом жизни, а сам Карамон мог бы спокойно обойтись без нее.
16:42, 16.05.2009
Erisania
Сообщений: 6
Класс! Мне тож очень понравилось Пиши еще)
20:04, 24.07.2008
Кэлэри
Сообщений: 14
Превосходно. Хоть я и новичок сдесь и много еще не читала, но мне очень понравилось. :)
18:21, 08.04.2008
Guest_реминисценц_*
гость
вы молодец.
23:27, 11.11.2007