uteha.ru Dragonlance Мир Dragonlance Цитадель Олмера Золотая Луна Флинт Танис Мир Dragonlance


Темы форума:



Rambler's Top100





  Поиск по сайту:       Карта сайта    Версия для печати   

Переполох в Великом Городе



Бар. Вдруг входит пингвин и заказывает виски и сигару. Выпивает виски, выкуривает сигару, оплачивает счёт и, направляясь к выходу замечает, что все в баре недоумённо смотрят на него. Спрашивает их:
—Ну, чего уставились?
—Да мы все тут впервые видим пингвина, пьющего виски и курящего сигары. Да ещё и говорящего!
—С такими ценами—и в последний!
(анекдот в тему)

Ветер в голове попутным не бывает.
(народный афоризм)

Палантас во все времена был одним из наиболее красивых и известных городов Ансалона. Его окружали зелёные леса и живописные горы. В лесах находились деревни, снабжавшие Палантас продовольствием, а на одной из гор гордо возвышалась Башня Верховного Жреца—мощная крепость, на протяжении веков охранявшая город от всевозможных врагов. Однако, война давно закончилась и рыцари, составлявшие её гарнизон, давно свыклись с мыслью, что «в Багдаде всё спокойно» и выполняли свои обязанности по охране окрестностей города, в основном, просо для вида.

А между Палантасом, окружавшими его деревнями и остальным миром пролегало огромное количество трактов, дорог и тропинок, по которым часто ходил кто-нибудь, имеющий при себе нечто ценное, да и деревенские жители, тоже привыкшие к миру, практически не охраняли своих амбаров, складов и подобных тому построек—ощущение мира и близость крепости действовали расхолаживающее. Всё это предоставляло возможность существовать в окрестностях города шайкам воров и разбойников, находившихся в двойственном положении: с одной стороны они не могли развернуться без угрозы тут же быть уничтоженными рыцарским гарнизоном, но с другой—на мелкое копошение и рыцари и селяне попросту закрывали глаза.

***

Над замаскированным в лесу лагерем вставало утро. В стоявшей в середине палатке лежал Алекс—аурак, командовавший расположившимся в лесу «отрядом». Он и его бывшие солдаты были созданы в одной из последних партий, их забросили в какую-то глушь, где им пришлось больше скитаться по лесам, чем сражаться, и после нескольких стычек с противником они узнали, что война проиграна, а «расы света» открыли охоту на бывших солдат армий Такхизис. После этого, их отряд, немногочисленный с самого начала и поредевши больше от нападений хищных зверей и заимствований другими соединениями, чем от сражений, несколько лет слонялся нипойми где, живя тем, что обкрадывал деревенские амбары и зазевавшихся путников, и вот, наконец, оказался здесь, как выяснилось через месяц после прибытия, в окрестностях Палантаса. В войну их отряд считался батальоном, но после неё он быстро превратился в шайку воров. Даже грабить встречных путников у них получалось плохо: один раз двое баазов, посланных на дорогу «раздобыть что-нибудь у кого-нибудь» наткнулись на пару ехавших верхом людей в кожаных куртках. Те избили их до потери сознания, а рога отпилили для украшения камина. Бедолаг спасло только то, что встреченные видели драконидов впервые и не знали, что в смерти бааза можно быть уверенным только тогда, когда он превратился в камень. После инцидента выяснилось, что больше половин солдат прогуливали занятия по фехтованию и рукопашному бою, потому что они начинались слишком рано, там слишком сильно гоняли, или каким-то другим причинам.

Командир Алекс был ветреным от рождения (что, правда, уберегло его отряд от серьёзных потерь в войне, так как большую часть сражений он пропускал просто в силу своей рассеянности), и порой складывалось впечатление, будто его забыли поставить в известность о том, что нормальный драконид взрослеет через пару лет после рождения. Имя, которым все называли его, для аурака было довольно странным, так как являлось лишь сокращённым вариантом. Дело в том, что его настоящее имя, которым его нарекли слуги Такхизис, было слишком длинным и сложным, так что аурак ни как не мог запомнить и тем более выговорить его. После возникновения сокращённого варианта, изначальный вскоре был забыт вовсе.

Скрытная воровская жизнь в лесу была скучна, дела у шайки шли не важно, так как ввиду близости крепости (и «тактического гения» командира, всегда считавшего, что уроки военного дела и командного мастерства—ерунда, когда можно потратить это время на что ни будь куда более интересное) дракониды никак не могли разгуляться всерьёз и жили, в основном, впроголодь. Во время одного из последних набегов на амбар близлежащей деревни, старейшина выкрикнул вслед убегающим воришкам: «Ну погодите, гады! Соламнийские Рыцари с вас всех скоро шкуры поснимают!» Дракониды, наслушавшиеся жутких историй о том, что Рыцари делают с их пойманными собратьями, восприняли это, как предупреждение о том, что соламнийцы собираются порубить их всех в мелкую капусту, и в лагере царили упаднические настроения.

В эту ночь ему не спалось. До самого утра он размышлял о нелёгкой судьбе всех драконидов в целом, своей шайки—в частности и конкретно—своей собственной. Он думал о том, что ему, аураку, приходится прозябать здесь, на задворках великого города, живя мелким воровством и постоянно ожидая, что на них наткнётся кто-нибудь из соламнийского гарнизона, и на этом им всем придёт конец. О том, что он, столько вынесший и в войну, и после неё, совсем ещё не видел света, а время всё идёт, и вероятность, что их кто-нибудь найдёт всё выше... К утру он пришёл к неутешительному выводу, что от судьбы не убежишь, и раз уж им всем суждено, рано или поздно, быть убитыми, он хотел бы до этого хотя бы посмотреть на то место, куда их забросила судьба. И решил отправиться в Палантас. Он взял с собой припасённые на чёрный день деньги из своего бывшего жалования, передал командование своему адъютанту, бозаку Дрейку (надо отметить, именно он командовал отрядом, когда им была одержана единственная победа в хоть сколь ни будь значимом сражении—командир в это время отсутствовал после проверки нескольких видов грибов и ягод на съедобность), сказал, что, возможно, вернётся к вечеру, и отбыл в неизвестном направлении.

***

В Палантасе только-только закончилось празднование в честь годовщины победы в Войне Копья, прозванное жителями города «Днём Великой Попойки», так как каждый уважающий себя рыцарь считал своим священным долгом выпит по чарке чего-нибудь крепкого за каждый совершённый в войну ратный подвиг, и рыцарские патрули после такого дня всегда ходили поддатыми, порой даже с припасёнными с праздника флягами. По этому, когда шедшие вдоль внутренней стороны стены несколько рыцарей увидели, как на дорогу с этой самой стены свалилось что-то жёлтое, они от души обругали водку и белую горячку и принялись скрупулезно изучать указания градуса на этикетке.

Аурак гордо шёл по Палантасу. От этого зрелища у жителей, отмечавших торжество вовсе не так буйно, как рыцари, челюсти начисто отвисали. У Алекса вид того, как при виде его все замирают с распахнутыми ртами вызывал приятные воспоминания о времени, когда все: и люди, и дракониды — становились перед ним по стойке «смирно» и отдавали честь, так как ещё полагали, что из него выйдет толковый командир. Многие жители вообще не понимали, кто он такой. Другие недоумевали от вопроса о том, что же драконид мог забыть в их городе? Третьих—наиболее образованных—не удивило бы известие о том, что в Палантасе скрываются аураки, посланные Такхизис шпионить за городом для подготовки к следующей войне — но вот так, в открытую, по главным улицам?.. Не растерялся только один оборванец, как и рыцари, отметивший праздник на славу. Он тут же припустил к ближайшей сторожевой будке и, найдя там трёх молодых рыцарей, тут же начал размахивать руками и кричать:

—Там... на той улице... нет... на вон той... там чудище... вот такое... монстр... жуткий...

—Кто там?!— поддатый вид собеседника не внушал рыцарям доверия.

—Д... драконид... большой такой... страшный....

—Какой именно?!

—Жёлтый такой... с рогами... огромный!.. метра три... нет, пять... и в форме... кажется...

—Где именно ты его видел?!

—Точно не помню... где-то там...— с этими словами оборванец бросился бежать в противоположном направлении. По иронии судьбы, в той же стороне находился городской вытрезвитель...

Рыцари переглянулись. Самый высокий из них сказал:

—По-моему, мужик просто хватанул лишнего. Ну быть такого не может, чтобы драконид вот просто так разгуливал по Палантасу.

—А бес его знает! Есть он там, нет его там — давайте хоть посмотрим, а то надоело весь день на посту стоять, — ответил рыцарь, назначенный сегодня командиром пикета.

Пройдя немного в указанном направлении, рыцари действительно увидели странную картину: Все прохожие пребывали в ступоре и смотрели в одну точку, в которой находился не спеша шедший по улице драконид. То, что было на него надето, пару лет назад можно было назвать формой офицера армии Такхизис, теперь же оно являло собой нечто запачканное и изодранное, но, не смотря на одежду, одного его трёхметрового роста было достаточно, чтобы произвести сильное впечатление.

—Чёртова тварь! Такхизисово отродье! Получается, тот парень был прав,—заявил высокий рыцарь.—Я считаю, что наш долг—прикончить его сейчас же!

—Постой!—сказал рыцарь в очках, наиболее начитанный из всех.—Это—аурак, я читал о них, они очень сильные, коварные, и у них жуткая магия! Я думаю с ним лучше не связываться...

—Тогда давай просто зайдём сзади и убьём его.

—А честь?!—воскликнул командир.

—К чёрту! Враг у ворот!

—...а ещё, когда их убивают, они взрываются со страшной силой!—закончил рыцарь в очках.

—А можно не убить... а связать, например...

—А вдруг рванёт?!

—Так,—решил, наконец, командир.—Раз, судя по всему, угрозу городу он не представляет, считаю разумным в эту историю не ввязываться. Будем считать, что нам это всё по пьяни привиделось.

А в журнале пикета, для оправдания отлучки с поста, появилась следующая запись:

«На одной из улиц, недалеко от пикета, нами был обнаружен глюк (зачёркнуто) иллюзия, посланная тёмными жрецами Такхизис с целью отвлечь нас от пьянки (зачёркнуто) от охраны поста дабы достать нас (зачёркнуто) заставить нас оставить пост без охраны с неизвестными нам целями. Иллюзия представляла собой драконида, кажется, аурака, идущего по улице. Однако мы сумели понять, что всё это следствие белой горячки (зачёркнуто) чёрной магии Такхизис, и вернулись на пост, дабы помешать её планам»

***

Алексу, шедшему по одной из главных улиц города, зрелище всеобщего ступора начало надоедать. И тут он вспомнил про лежащие у него в кармане деньги. Посмотрев на то, во что он одет, аурак сделал окончательный выбор относительно того, куда он направится в первую очередь.

У дверей довольно приличного ателье стояли двое здоровенных мужиков, судя по всему, охранников. Решив, что в таком виде они его не пропустят, Алекс принял вид одного из виденных им прохожих и прошёл внутрь. По случайности, директор ателье в этот момент находился у входа. Зрелище магического превращения и вопрос «Есть ли у вас что-нибудь для драконида?» лишили его сознание. Заклинание помогло это исправить. Бледный от страха директор обещал, что сейчас же что-нибудь придумает, и уже через час аурак смог примерить элегантный костюм из кофты с расшитым ремнём, короткой туники и панталон, сшитый специально для него. Заплатив половину заявленной стоимости (где это видано, чтобы аурак платил какому-то торгашу всю, наверняка, завышенную, названную им сумму?!), он вышел на улицу. Охранников хватил удар.

Отражаясь в стекле ближайшей витрины, Алекс увидел, что его новый костюм прост сверкает. А вот «причёска» оставляет желать лучшего: волосы растрёпаны, спутаны и не мыты уже несколько месяцев—с тех пор, как отряд миновал последний водоём. Вполне очевидно, что он тут же решил отправиться в парикмахерскую. Ею заведовал эльф, участвовавший в Войне Копья. Увидев, кто к нему пришёл, тот, вначале, решил: «Сам погибну, но врага погублю!» и начал лихорадочно искать какой-нибудь нож, но, после пылких убеждений любящей и заботливой жены и обещания щедро заплатить за хорошую причёску, пришел к следующим умозаключениям:

а) Ему навряд ли удастся просто так убить этого «гостя», а шансов погибнуть без всякой пользы довольно много.

б) Сохранив жизнь сейчас, он получит шанс противостоять Силам Тьмы в будущем.

в) Крупная сумма денег, отобранная у Сил Тьмы в пользу Сил Света—это тоже своего рода удар по планам Такхизис.

Соорудив дракониду какую-то хитроумную причёску, он заявил сумму, призванную оставить Силы Тьмы без гроша в кармане, и получил заявленное число монет, однако три четверти из них оказались всего лишь иллюзией. Только теперь он понял, как легко это порождение тьмы обвело его вокруг пальца! Тем не менее, хвататься за нож, предусмотрительно убранный женой куда подальше, было поздно, и дело закончилось парой витиеватых проклятий вслед удаляющемуся клиенту.

Теперь, выглядя более пристойно и, возможно, чуть менее пугающе, драконид решил посетить какой-нибудь хороший ресторан. Таковой вскоре нашёлся. Там аурак заказал себе несколько блюд, о которых ещё утром не мог даже мечтать, и первосортного вина. Метрдотель рыдал за столиком в углу: он решил что раз такие «сомнительные личности» спокойно шляются по городу, то армии Такхизис, скорее всего, уже захватили большую его часть и, наверняка, перебили всех защитников. А как раз на кануне большая компания рыцарей заказывала у них столик, чтобы отметить день рождения своего товарища, и обещала не скупиться на напитки, закуски и чаевые. Теперь обо всём этом можно было забыть. По той же причине, к великому удовольствию Алекса, решившего, что это делается из уважения к нему, никто даже не подумал предложить ему оплатить счёт (на Кринне есть негласное правило: если Силы Тьмы захватывают город, а потом посещают одну из его забегаловок, просить их заплатить глупо, вредно и даже опасно). Когда официантка приносила ему заказанные блюда, то подходила к его столику, как будто к готовой к прыжку гадюке, а во всё остальное время старалась находиться на максимально почтительном расстоянии, определённо полагая, что посетитель может перепутать её с закуской. Аурак же, от части, под действием вина, полагал, что она его просто стесняется, и это добавляло ему удовольствия. За столиками у стенки, с кислыми минами, поддатые биндюжники вяло спорили о том, какую часть своей армии пришлось отдать Такхизис ради захвата Палантаса.

Вкусно и сытно пообедав, драконид подумал, куда бы ему направиться, и решил, ради разнообразия, посетить табачную лавку, виденную им по пути, так как много слышал о чудесном порошке под названием табак, но так и не мог понять, что это...

***

Тем временем, журнал пикета попал в канцелярию Башни Верховного Жреца. Рыцари были в шоке. Половина гарнизона протрезвела от одной мысли о том, что по городу разгуливает аурак. Агенты, посланные для проверки информации, подтвердили её достоверность. Одного за другим, командиров вызывали на ковёр, проклиная за беспечность. В конце концов, сумбур несколько спал, и рыцари стали готовить план действий. Меры были приняты чрезвычайные: во всю шла подготовка к грандиознейшему плану «Капкан», хитроумность которого позволяла поймать любого драконида со стопроцентной гарантией. В канцелярии Лорда-Рыцаря полагали, что если этот аурак может настолько спокойно разгуливать по соламнийскому городу, то он должен быть настолько могущественным, что не опасается никакого нападения. К исполнению плана были привлечены элитнейшие подразделения Рыцарей Розы, выполнявших функции спецназа, маги Белых Мантий и жрецы Паладайна и Кир-Джолита. Такой облавы Палантас не знал со времён Короля-Жреца.

***

Между тем, вино и табак возымели своё действие, и в голове Алекса крутились всё более вольные мысли. Горожане уже поняли, что этот драконид , похоже, не собирается завоёвывать Палантас, перестали шарахаться и сторонились его не столько потому того, что он—аурак, сколько из-за того, что он успел нехило поддать.

Аурак решил, что выглядит не достаточно стильно (чего только не взбредёт в пьяную голову), по этому на красивую и элегантную тунику был напялен сине-зелёный кожный жилет с непонятными нашивками и блестящими заклёпками, а волосы были скручены в подобие шпастого гребня или ирокеза, так что выглядел драконид совершенно безвкусно. Он успел хлебнуть гномьей водки и обкуриться непервосортной махоркой. Денег в кармане почти не осталось, но это компенсировалось тем, что он окончательно счёл оплату товаров и услуг недостойным занятием, и все продавцы оставались с носом (иногда даже с разбитым). Теперь Алекс не мог решить, куда бы ему направиться.

В конце концов, драконид решил, в довершение дня, зайти в местный бордель, но там его постигла неудача: куртизанки, напуганные его видом (теперь он выглядел ещё страшнее, чем в начале дня), решили, что, за их распутство, боги наслали на них какое-то существо из Бездны, и просто повыпрыгивали из окон. Тем, чьи комнаты находились на втором этаже, кажется, повезло...

***

Поздний вечер склонялся над городом. В кабаке недалеко от центральной площади сидел человек. Вернее, в данный момент он выглядел, как человек. На самом деле, он был, ни много ни мало...золотым драконом. Празднования в честь победы в войне копья недавно закончились, и теперь, не спеша потягивая крепкие напитки, он размышлял о том, чем эта война обернулась для него. Его звали Аурелис. В этой войне погибла его супруга. Почти все их яйца ещё до войны были украдены. Их детей превратили в драконидов. А многочисленные агитационные акции соламнийцев, их главных союзников, призывали убивать их всех просто потому, что они—дракониды, а, следовательно, приспешники Такхизис. Он думал иначе: Да, их дети были захвачены. Но их не уничтожили. Их превратили в драконидов. А из этого получается, что ДРАКОНИДЫ И ЕСТЬ ИХ ДЕТИ! Следовательно, они—драконы—не должны их убивать. Оны должны принять их, как приняли бы своих детей, попытаться исправить то, что сотворили с ними своими магией и внушениями маги и жрецы Такхизис... А что же его собственные дети? Все они были похищены, а значит—превращены в аураков—самолюбивых и эгоистичных существ, которым тёмные жрецы прививали злобу, ненависть и призрение ко всем, включая других драконидов. Что ж. Это объясняет, почем другие золотые драконы так стремятся их истребить, дабы поскорее смыть то, что считают позорным пятном на свое истории. Большая часть аураков, являвшихся его детьми, скорее всего, погибла на войне. Он об этом догадывался. Но кто-то остался. Он это чувствовал. Любой другой дракон на его месте постарался бы сделать всё, чтобы остальных постигла бы та же судьба. Так поступил бы другой. Он итак потерял в этой войне слишком многое, и, если кто-нибудь из его детей сумел выжить, он не только не стал бы его убивать, но приложил бы все силы, чтобы исправить содеянное Такхизис, чтобы превратить злобного драконида в достойного сына... Он думал об этом, не смотря на часы, когда, вдруг, в дверь кабака постучала чья-то увесистая рука...

***

Дверь распахнулась, и в помещение вошёл аурак. Вернее, это стало ясно потом: он был одет во внушительного вида кожаный жилет с заклёпками, а растрёпанный ирокез дополнял впечатляющего размера рога. Всё это, вместе с трёхметровым ростом, длинным извивающимся хвостом и когтями на лапах, делало его вид столь устрашающим, что многие подвыпившие завсегдатаи приняли его за демона Бездны (а некоторые—за проявление белой горячки), но когда они разобрались, в чём дело, это едва ли принесло им облегчение. Тем временем драконид направился к стойке бара в надежде раздобыть что-нибудь на халяву у до смерти перепуганного и опешившего бармена. Сидевший в дальнем конце зала Аурелис вперил в него внимательный взгляд. Он уже понял, кто пожаловал в это заведение, и теперь ему нужно было определить, тот ли это, кого он искал.

В конце концов, бармен решил скрыться и убежал куда-то в недра заведения. Бутылки с напитками стояли слишком далеко, чтобы до них можно было дотянуться, пытаться перелезть через стойку для подвыпившего драконида было рискованно (кроме того, могло бы поставить его—аурака—в глупое положение!), а использовать магию ему было просто лень. Так что он ограничился тем, что свистнул только что открытую бутылку портвейна у сидевшего за стойкой завсегдатая. Тот, похоже, не возражал и был искренне рад, что дракониду не понадобилось ничего, кроме бутылки. Прихватив где-то стакан, Алекс, возможно, по иронии судьбы, а возможно—по мысленной команде дракона, решил присесть за столик где-нибудь в укромном уголке, который в заведении был всего один.

Выпив около трети содержимого бутылки, аурак наконец-то решил осмотреться. Ему на глаза попался мужчина вида солидного, но без каких-нибудь вычурностей. Он был одет в опрятную белую рубашку и коричневый кожаный жилет. Его лицо было серьёзным, не слишком грубым, но и не особо изнеженным. Мужчина выглядел аккуратно и его вид притягивал взгляд драконида (по крайней мере, в тот момент ему казалось, что во всём виноват именно вид). В конце концов, мужчина заговорил:

—Ты ведь драконид.

—А разве не видно?— усмехнулся аурак.

—Я много слышал о вас. И многое видел сам.

—Что ты имеешь в виду?

—Для начала, я видел, что вы творили во время войны. И многие другие то же видели. А кому-то было достаточно чьих-то рассказов...

—К чему ты клонишь?

—Например, к тому, что драконидов ненавидят почти везде. Все армии Кринна стараются истребить их, а Соламнийское Рыцарство участвует в этом наиболее активно. А Палантас—город, в котором рыцари на каждом углу. И мне весьма интересно, что же привело тебя сюда?

—Забавный вопрос. В конце концов, мне просто надоело прятаться. И захотелось хоть раз взглянуть на мир, в котором я живу,—спиртное, выпитое за день развязывало мысли и язык, так что драконид даже не задумывался, что разговаривает с человеком, которого видит в первый раз.

—А ты хоть представляешь, что сделают с тобой рыцари, если поймают тебя?

—Думаю, ничего. Я видел сегодня немало рыцарей, и никто из них даже не пытался меня поймать. В конце концов, я здесь никого не ограбил и не убил. С чего бы им так за мной гоняться?

—Ты плохо знаешь соламнийцев. Они готовы убивать всех представителей «рас тьмы», кого повстречают на пути. Думаю, они просто испугались, что если они убьют тебя, ты взорвёшься, и они погибнут. Они ненавидят драконидов пуще всего на свете. И большинство драконов—тоже. Ты ведь знаешь, откуда взялись дракониды?

—Слышал что-то вроде того, что мы были созданы из яиц металлических драконов.

—Вообще-то так оно и есть. Драконы считают, будто их дети были уничтожены Такхизис и превращены в каких-то злобных, неразумных тварей. Они почему-то уверены, что если перебить вас всех, это исправит несправедливость. Тем не менее, не все драконы одинаковы. Среди них есть и те, кто думает иначе и не считает вас заклятыми врагами...

—Откуда такая осведомлённость?!— в сознание драконида закралось сомнение, и, не смотря на немалое количество выпитого спиртного, врождённое чутьё подсказало ему вытащить из-за пазухи припрятанный там нож.

—Скажу напрямик: я лично знаком с твоими родителями.

Врождённые инстинкты, даже сквозь опьяняющую завесу алкоголя побудили драконида к действию: Нож тут же был приставлен к горлу дракона.

—Чёрт! Я знал, что людям нельзя доверять. Теперь мне всё понятно: мои предки заказали меня тебе, и ты морочил мне голову, выжидая удобного момента. Но, прежде чем разделаться с тобой, я хочу узнать побольше о своих отце и матери. Где они? Кто они?

—Твоя мать погибла во второй год войны в схватке с красным драконом по имени...

—Понятно! Ты хочешь сказать, что мои родители погибли на войне, а ты решил отомстить за них. Тогда слушай...

—Ты не даёшь сказать мне и слова! Твой отец жив. И он ищет тебя. Но он не собирается тебя убивать! Он понимает, что ты—его сын.

—И что тебе от меня надо?

—А почему бы... В конце концов, война закончилась несколько лет назад. Пришло время строить мирную жизнь.

—Мирную жизнь? Отлично! Ты хоть понимаешь, как это выглядит? Мне захотелось хоть раз взглянуть на мир вокруг, я пришёл в Палантас, целый день слонялся по городу, а потом в баре ко мне подходит какой-то человек и говорит: «Знаешь, а у тебя, оказывается, есть отец! Он тебя давно ищет! Давай бросай всё и беги к своему папочке, он тебя заждался!». Я даже не знаю ничего толком о своём отце, кроме сомнительного утверждения, что он не собирается меня убивать.

Дракон начинал медленно злиться. Он много слышал о нравах драконидов, но такого хамства не ожидал.

—Что ж, я могу рассказать о твоём отце. Он был одним из тех, кто в войну с самого её начала защищал Ансалон от войск Тьмы. В войне он потерял всех: своих собственных отца и мать, свою возлюбленную и тех своих детей, кого не нашли слуги Такхизис во время набега на Драконьи острова. Большинство тех его детей, кто был превращён в драконидов, тоже погибли на войне. Возможно, в живых остались всего несколько. Возможно, ты последний. И уж что я могу сказать точно, так это то, что он не потерпит, чтобы его, быть может, единственный сын пьянствовал в Палантасе и ходил в таком виде, в каком офицеру прибывать просто неприлично.

—Да знаешь что...—тут он огляделся вокруг и увидел, что все посетители бара с офигевшими лицами смотрят на них—Впрочем, здесь слишком людно. Думаю, нам стоит закончить разговор на улице.

Они вышли из бара на находившуюся перед ним небольшую площадь. Час был довольно поздним. Где-то за крышами дальних домов затухали сумерки. На улице не было никого.

Первым заговорил дракон:

—Ты выглядишь как варвар. Хотя, нет. Скорее как хобгоблин. Во время войны ты был офицером армии Такхизис. И ты им остаёшься. В таком виде неприлично ходить даже рядовому. Твоему отцу было бы за тебя стыдно.

—«Твоему отцу то», «твоему отцу это». Ты уже достал меня разговорами о моём отце. Уж не знаю, что такого он сделал для тебя, что ты о нём так печёшься, но для меня—ничего, за что бы я мог быть ему благодарен. Что же касается моего вида, то я хожу так потому, что МНЕ НРВАИТСЯ ТАК ХОДИТЬ, а мнение каких-то пьяниц из бара меня не волнует!

—Твой отец—это тот, без кого тебя не было бы на свете...

—Да мне плевать на него! А ещё хоть слово...

В глубине души Аурелиса закипела ярость. Теперь он отлично понимал тех, кто убивал драконидов без разбора. Но пока он пытался сдержаться.

—Я твой отец...

—Понятно... Теперь мне всё понятно... Я уже подумал, что ты действительно имеешь к нему какое-то отношение. А ты просто алкаш, которому нипойми что взбрело в голову. Сначала ты посланник дракона, потом ты сам—дракон... И как это меня угораздило...

Внезапно перед Алексом вырос огромный золотой дракон. И только теперь он осознал свою ошибку.

—Нет, Акселлиорис. Я действительно твой отец!—взревел дракон—И я не потерплю, чтобы мой сын рос таким хамом!

«Откуда он знает моё имя?!»—Промелькнула мысль в голове драконида.

На другой стороне площади находилась кожевенная лавка. Перед ней, на шесте, были вывешены для рекламы лучшие ремни. Внезапно один из них—самый большой и с металлическими набойками—сорвался с места и очутился в руке дракона.

—И чтоб ты в таком виде мне больше на глаза не попадался!!!

Чудовищная рука с ремнём взметнулась ввысь и свет в глазах аурака померк...

***

«Капкан» сработал идеально: за ночь было схвачено 15 аураков, 6 сиваков, 2 копака и один бааз, которого рыцари нашли мертвецки пьяным под городской стеной. Однако, ни один из этих драконидов не подходил под описание искомого. По мнению командования, если по Палантасу разгуливает аурак, не опасающийся облавы, он должен представлять угрозу, существенно большую, чем все пойманные дракониды вместе. А так как на его поимку требуется бросить все силы, у рыцарей нет времени и сил ни для допросов, ни для заключения пленников под стражу, ни для их казни. По этому, всех пойманных драконидов решено было просто отпустить. Вот таким блестящим провалом закончилась история плана «Капкан».

***

Над замаскированным в лесу лагерем вставало утро следующего дня. Вокруг «штабной» палатки разгуливали бывшие солдаты. Они то сдавленно хихикали, та смеялись в полный голос. Пускай их клинки уже давно нельзя было назвать острыми, это можно было сказать об их языках. Про командира уже было сочинено несколько десятков шуток, анекдотов, баек, сплетен и тому подобных порождений фольклора.

А в самой палатке, мучаясь от боли, в разодранном и испачканном жилете, со спутанными волосами, на животе лежал Алекс. Он чувствовал, что после событий прошлой ночи не сможет сидеть ещё как минимум месяц. Он слышал, как за стенками из видавшей виды ткани над ним смеются его подчинённые. Его и так сомнительный авторитет был окончательно втоптан в грязь. Кроме того, он промотал в Палантасе все свои деньги, а из того, на что он их потратил, относительно целыми, непонятно, какими судьбами, остались только костюм из ателье и забытая по пьяни фляжка коньяка. В крепости теперь точно знали, что они находятся где-то здесь, и могли в любой момент прийти и вырезать их. Он помнил, как дракон зачем-то вынес его, полуживого, с площади, бросил на опушке и улетел неизвестно куда. В сложившейся ситуации, аурак жалел о том, что дракон не убил его сам и не оставил на растерзание рыцарям. С другой стороны, теперь он, по крайней мере, знал, что у него есть отец, который его, может, и ненавидит, но не желает ему смерти. А ещё, теперь он помнил своё полное имя...


Комментарии

5 комментариев, показано 1-5 (показать все)
Маранта
Сообщений: 30
Цитата
Маранта - респект! Рассказ получился даже в чем то грустным, и хотелось бы продолжения.

Продолжение (или не совсем продолжение) находится в процессе создания. Если не завалят домашкой, к лету закончу.
20:23, 06.05.2009
CJS
гость
Маранта - респект! Рассказ получился даже в чем то грустным, и хотелось бы продолжения.
21:04, 12.04.2009
Маранта
Сообщений: 30
Люди! Обращаюсь к вам со следующей просьбой: т.к. это "произведение" является моим первым опытом написания чего-либо подобного (по крайней мере, из завер завершённого и опубликованого), мне очень важно ваше мнение о результате в целом, а так же том, что действительно удалось, а что-не очень и, возможно, стоит исправить (Кстати, к пластилиновым драконидам это тоже относится). Буду очень признателен за ваши отзывы.

P.S. Отдаю себе отчёт в том, что пишу это немного позновато, так что о данном обстоятельстве можете не упоминать.
P.S.S. Кстати:
Цитата
Сатира...блин... Эт про наших гаишников...я имею введу двух рыцарей...

Рыцарей вообще-то было трое
16:48, 11.03.2009
Vidaelven
Сообщений: 37
Очень порадовало)))
18:53, 16.02.2009
Vlad III
гость
Сатира...блин... Эт про наших гаишников...я имею введу двух рыцарей...
18:04, 15.02.2009